ФАБРИКА СЛЕЗ

30 декабря 2002 в 00:00, просмотров: 969

Московское представительство Чеченской Республики работает круглосуточно. На телефонах “горячей линии”, которую организовали сразу после теракта, днем и ночью дежурят пять сотрудников. У каждого — списки раненых и номера больниц, в которых они лежат. О погибших здесь известно мало: меньше десятка фамилий.

— Мы располагаем данными на 67 пострадавших, — сказала “МК” сотрудник представительства Лаура. — Большинство лежит в больницах Грозного. Десять человек отправили в Моздок. Еще 15 переправили в субботу в Москву — их разместили в институте Склифосовского и госпитале Бурденко. Вот имена: Султан Амирзов, Шукран Джабраилова, Тимур Джамалханов, Муса Керимов, Малика Исмаилова, Тамара Муртаева, Фатима Муртаева, Муса Радуев, Дмитрий Семенов, Руслан Талхигов, Муминат Хабзаева, Галина Позднякова, Муса Арсемиков, Елена Светченко и мужчина по фамилии Кастарошвили (его инициалы — В.Н.).

Звонят не переставая. За неполные двое суток Лаура ответила более чем на 700 запросов, примерно на столько же — другие дежурные по “горячей линии”. На московское представительство выходят со всех концов России, из Германии, Бельгии, Голландии, других стран. Главным образом ищут родственников. Но немало звонков от друзей, одноклассников тех, кто работал в правительственном комплексе Грозного. Примерно каждый третий звонок — с выражением сочувствия и предложением помощи.

Правоохранительные органы в Москве и Грозном с комментариями по-прежнему не спешат. А жители Грозного недоумевают, как на тщательно охраняемую территорию сумели беспрепятственно проехать два автомобиля, под завязку груженные взрывчаткой (по некоторым данным, мощность взрывов в центре чеченской столицы эквивалентна подрыву полутора тонн тротила).

— К теракту тщательно готовились, — не сомневается Эди Исаев, руководитель информцентра московского представительства Чечни. — Машины имели армейские номера и спецпропуска на лобовом стекле. В них сидели люди в форме Российской армии. Насколько я знаю, на одном были погоны подполковника. “КамАЗ” к тому же оказался бронированным — чтобы достать такой, нужны крепкие связи...

Тем временем в МВД республики говорят, что последствия теракта могли быть гораздо трагичнее. Оказывается, протаранившие забор “КамАЗ” и “уазик” все же заметила охрана, и по машинам открыли огонь. Стрельба спровоцировала преждевременный взрыв, иначе от чеченского “Белого дома” ничего бы не осталось. Кто именно из трех охранных структур (спецназа Минюста, милиции и внутренних войск) открыл огонь по камикадзе, пока неизвестно. Однако доподлинно известно другое — погибли как минимум трое военных. Скорее всего это вэвэшники. Во всяком случае, в Минобороны “МК” сообщили, что данными о потерях личного состава в результате теракта в Грозном не располагают.

Нам удалось дозвониться до чеченской столицы. На том конце провода заговорил мужчина:

— Правительство республики работает в нормальном режиме, в нормальных условиях. Связь есть — вы же нам дозвонились. Короче, все под контролем. Других комментариев не будет...

Информация о теракте “с другой стороны” постоянно появляется в Интернете. Уже через час после событий в центре Грозного масхадовские сайты сообщили об “уничтожении оккупационной администрации в Джохаре” с подробным перечислением разрушенного: взорваны все пристройки, включая суперсовременный комплекс спутниковой связи, частично уничтожена военная комендатура, городок журналистов, повреждено здание банка... Не обошлось без грозных предупреждений. В частности, совета гражданам Чечни не подходить “к местам дислокации оккупационных формирований ближе чем на 3 километра”.

В ночь с пятницы на субботу свое заявление распространил Аслан Масхадов. Как и следовало ожидать, президент Ичкерии поспешил откреститься от кровавого теракта. Не исключено, что ответственность за него возьмут на себя Басаев или Абу-Валид.




    Партнеры