ЗАПРЕЩЕННЫЙ НОВЫЙ ГОД

31 декабря 2002 в 00:00, просмотров: 210
В Грозном нет праздничной иллюминации, разрисованных витрин и елок на перекрестках. Была одна — в фойе Дома правительства, но ее взорвали. А теперь Новый год отменили и официально: последний указ Кадырова в уходящем 2002-м объявил трехдневный траур, запретив самый неполитический, самый добрый и семейный праздник в году… И теперь все здесь понимают, что разноцветные фонарики и бенгальские огни за пять минут до полуночи последнего дня года — это протест или, наоборот, знак поддержки. Эта та самая проклятая политика, заполнившая последнюю свободную территорию в душах чеченцев…

— Сначала было, как мутная волна накрыла... — говорит женщина по имени Мадина, работавшая посудомойкой в столовой Дома правительства. У нее дико расцарапано лицо — просто посечено в мелкую сеточку. Но женщина улыбается корреспонденту — вернее, пытается. Может, для того, чтобы не так было заметно, как напряженно сверлят меня темными глазами трое ее детей: две девочки и совсем маленький пацан. Не потому, что ненавидят российского журналиста, вломившегося в переполненную палату, а потому, что знают, как тяжело матери говорить...
— Сначала решили, что взорвалась газовая колонка — она у нас постоянно барахлила, — а потом смотрим, что все разрушено. Кто живой — начал кричать, началась паника. И все кто мог — побежали…
— Сынок, мы почти ничего не помним, — почти хрипит бабушка с соседней койки: она работала техничкой. — Помню, что люди кричали и из окон прыгали, с третьего этажа выпрыгивали, а первые “скорые” приехали через пять минут…
— Ну, еще надо или насмотрелся?! — говорит невысокий молодой доктор, начальник хирургического отделения. — Мало?.. Вон у него спроси, — кивает он на парня у окна. Вместо лица у того сплошной кровоподтек...
Официально считается, что медицина Грозного сработала хорошо, “скорые” приехали вовремя, большинство “тяжелых” было прооперировано собственными силами, коек хватило. Но за этими бодрыми рапортами кроется вот эта затаенная озлобленность в глазах докторов. В Грозном всего две действующие гражданские больницы — 9-я и 4-я. Действующие, но не восстановленные: без стекол в операционных, отопления и водопровода, постоянного света, без необходимых лекарств. Конечно, доктора справились, но чего это стоило!..
Я брожу по 9-й больнице, которая все еще имеет вид полуразрушенной трущобы, случайно забираюсь в лестничный тупичок. На полу лежит труп в камуфляжной форме, лицо прикрыто продуктовым пакетом, — это боец роты охраны минюста республики. Судя по всему, о нем просто забыли. Сколько убитых и раненых — точно никто не знает; военные своих пострадавших развезли по госпиталям, отправив в Моздок и Ростов. Никакие цифры они пока не озвучили. Чеченские власти утверждают, что без военных у них почти семьдесят трупов и 158 пострадавших. Я информирую еще об одном погибшем — его тут же включают в список.
В коридорах больницы толпятся родственники — и в каждом движении, в каждом взгляде чувствуется всеобщая обреченность. Набившие всем оскомину версии уже никто не озвучивает: неважно, какой внешности были камикадзе — “славянской” или “кавказской” с примесью “арабской”. На второй день начинает появляться понимание, что взорвали их, чеченцев, “вайнахов”, свои же “вайнахи”, “мученики”. Завалили трупами и кусками человеческой плоти центр города — свои же, чеченцы. Так с кем же идет эта война, кто и за какую свободу здесь воюет?..
Автор благодарит МЧС России за помощь в подготовке материала.
ВОЗВРАЩЕНИЕ С ТОГО СВЕТА
Такого наплыва раненых Главный военный клинический госпиталь им. Бурденко не видел с января 2000-го, когда шел второй штурм чеченской столицы. Теракт в правительственном комплексе Грозного “командировал” в главную военную лечебницу 16 человек.
У всех — тяжелые черепно-мозговые травмы, в том числе открытые. Три бригады хирургов уже прооперировали девять больных. “Сейчас их жизни ничто не угрожает”, — заверил “МК” замначальника госпиталя полковник Сергей Злобин.
Среди доставленных в Бурденко — восемь женщин. А к армии имеют отношение лишь трое пострадавших. Подполковник ВДВ Иван Леонидов лежит в 22-м нейрохирургическом отделении со множественными осколочными ранениями головы. В 3-м отделении лечат военного юриста капитана Дмитрия Семенова и старшего прапорщика Галину Позднякову.
Были сообщения, что спецрейсом в Москву на лечение доставили вице-премьера Чечни Абу Сугаипова и секретаря совбеза республики Рудника Дудаева. Их якобы планировали тоже положить в Бурденко. Но в госпитальных списках Сугаипов и Дудаев пока не значатся.
Тем временем в Грозном всерьез взялись за проверку охраны войсковых частей и важных объектов. Можно не сомневаться, что ревизия будет стоить карьеры немалому числу руководителей. Первые кандидатуры на вылет уже наметились. Вчера информагентства опубликовали заявление заместителя Генпрокурора России Сергея Фридинского: решается вопрос об отстранении от должностей коменданта комплекса правительственных зданий и коменданта Грозного. Правда, не очень понятно, как можно отстранить от должности погибшего. По имеющейся у “МК” информации, комендант комплекса правительственных зданий Алексей Панкевич стал жертвой теракта 27 декабря...


    Партнеры