НОКАУТИРУЮЩЕЕ ШОУ

9 января 2003 в 00:00, просмотров: 189

Выставочный комплекс “Кобо Арена”, расположенный между футуристическими небоскребами детройтской штаб-квартиры “General Motors” и воспетым Хемингуэем озером Мичиган, внешне напоминает нагромождение кубиков Рубика. В главном холле арены с парадного входа доминирует гигантская скульптура самого знаменитого гражданина Детройта — легендарного боксера Джо Луиса, прозванного “коричневым бомбардировщиком”. Джо встречает вас в классической стойке, готовый нанести нокаутирующий удар.

Чуть поодаль лежит закованная в стеклянный куб перчатка Джо Луиса, которой он, если верить надписи в кубе, “нокаутировал нацистскую Германию”. Увы, это всего лишь преувеличение. Он нокаутировал лишь немецкого чемпиона Макса Шмеллинга в поединке, состоявшемся 22 июня 1938 года. Нокаутируй старина Джо в тот день нацистскую Германию, не было бы 22 июня 1941 года.

Но в первые дни нового, 2003 года нокаутирующая сила бронзового Джо Луиса отражала совершенно иную символику — безудержную мощь развернувшегося за его спиной 15-го Детройтского автосалона (или сокращенно NAIAS). Нокаутирующая сила шоу была настолько велика, что отшвырнула меня в далекое детство. Я бродил по 300 тысячам квадратных метров автосалона, как ребенок, попавший в грандиозный мир игрушек.

Автор этих строк бродил по “Кобо Арене” уже 4 января, то есть накануне открытия NAIAS для прессы (8 января салон принял представителей автомобильного бизнеса, а 11 января — “простых смертных”). Ничего к вернисажу готово еще не было. Выставка просматривалась вчерне, да и то лишь при большом полете фантазии. Обещанные великолепные лебеди смотрелись гадкими утятами. Вокруг них хлопотали служители с хмурыми лицами, не внушавшими уверенности в том, что кубик Рубика NAIAS будет собран к сроку. А ведь этого ожидала армия репортеров, насчитывающая около семи тысяч штыков, в смысле приравненных к ним перьев.

Но чудо свершилось. Когда в семь утра 5 января наш корпус атаковал “Кобо Арену”, она встретила щелкоперов во всем блеске автомобильной утопии. Все сверкало, переливалось, искрилось. В надраенных до умопомрачительного блеска экспонатах на четырех колесах, казалось, отражался весь автомобильный мир — и как доступное средство передвижения, и как роскошь, непозволительная для подавляющего большинства человечества.

Было бы сильным преувеличением сказать, что мы взяли “Кобо Арену” с ходу. Как бы не так! Она долго несла почти непробиваемую круговую оборону. Как известно, воюют не числом, а умением. Поэтому, когда семь тысяч страждущих бросились получать свои аккредитационные карточки, “Кобо Арена” мгновенно превратилась в московские бульвары в час пик. Повесив на шее черно-зеленые жетоны, мы стали штурмовать врата автомобильного рая. Но тут выяснилось, что наши черно-зеленые “вездеходы” совсем не “вездеходы” и что они недействительны без красных ремешков на руке. И вот семитысячная гидра выстроилась в очередь за этими самыми ремешками. Их надевали нам весьма милые девушки в красной униформе, причем почти намертво. Вечером, вернувшись в гостиницу, я с превеликим трудом избавился от браслета.

Наконец, превратившись из черно-зеленых в черно-зелено-красных, мы вновь бросились к райским вратам. Их обороняли детройтские полицейские в черном, шерифы штата в коричневом с золотыми звездами на груди и пинкертоны в штатском. Нас основательно ощупывали, осматривали, просвечивали и... обнюхивали. Правда, последним занимались не полицейские, не звездные шерифы и даже не пинкертоны, а лучшие друзья человека — собаки, специально обученные поиску взрывчатки.

И вот ощупанные, осмотренные, просвеченные и обнюханные, мы вышли на “Кобо Арену”, проклиная Усаму бен Ладена, Саддама Хусейна и международный терроризм. И сразу же из антитеррористического чистилища попали в оскаровский рай. Детройтское шоу началось с присуждения автомобильных “Оскаров” — официального объявления лучшего внедорожника и легкового автомобиля года по североамериканской версии. Их выбирало жюри, состоявшее из 50 американских и канадских автожурналистов. Голосование было тайным, а его результаты хранились в запечатанных конвертах, которые, в свою очередь, хранились в сейфе адвокатской фирмы “Делут и Туш”. Ну прямо как смерть Кощея Бессмертного!

Стенды фирм, попавших в финал этого конкурса, можно было определить легко: там уже держали готовым во льду шампанское, в то время как остальные выставили безалкогольные напитки. И вот настает момент: председатель жюри разрывает конверт и торжественно провозглашает:

— Северо-американским внедорожником 2003 года признан Volvo ХС 90!

Этот автомобиль, между прочим, впервые был представлен миру здесь же, в Детройте, год назад. В беседе со мной президент “Volvo Car Co” Ханс-Олаф Олссон сказал: “Мы счастливы получить эту награду, тем более в столь насыщенном сегменте и на столь важном рынке. Мы новички на быстро растущем рынке SUV, но мы вошли в него, не поступившись основными качествами нашего бренда — безопасностью и заботой об окружающей среде”.

Легковым автомобилем года американские автожурналисты провозгласили опять же европейскую модель. “Оскар” вручили генеральному менеджеру “Mini USA” Джеку Питии за Mini Cooper.


Более подробно о новинках детройтского автосалона вы узнаете, купив первый в этом году номер еженедельника “МКмобиль”.




Партнеры