СКАЗКА ДЛЯ ГЕРДЫ

13 января 2003 в 00:00, просмотров: 440

Проклова — она какая-то светлая. Даже одежда пастельного цвета и сапожки пушистые сливаются со снегом, в котором этой зимой нет недостатка в столице. Представлять актрису не надо — заслуженная, переигравшая всех чеховских героинь во МХАТе, любимая мальчиками за Герду, дяденьками — за Ларису Ивановну из “Мимино”, женщинами — за Елену из неувядаемой “Единственной” Хейфеца. Кроме того, ее жизнь часто круто поворачивалась и, помимо актерства, Елена может похвастаться достижениями в области ландшафтного дизайна, написанной книгой, двумя красавицами-дочками и много еще чем.

Мы долго ищем служебный вход “Сатирикона”, и Лена спорит с мужем, куда удачнее поставить машину. “Андрей, я тебя прошу, мне этот джип дорог как память”. Живет в Жостове, с мужем и дочкой, а в Москву делает эдакие вылазки на работу — сегодня приехала играть в антрепризе Абдулова “Все проходит”. В конце концов транспорт поставлен туда, куда сказала женщина — точно под табличку “Машины не ставить!”

— Вы родились в мегаполисе, а живете в деревне. Почему?

— Жостово — замечательное и красивое Подмосковье. Там нет суматохи города. К нам друзья приезжают часто, потому что всем хочется вырваться из суеты и побывать в красивом месте. У нас там нормальная русская, красивая барская жизнь.

— И что у вас барского?

— Прекрасный сад, много цветов, собаки, кошки, не в единичном экземпляре, поскольку позволяет пространство. Я считаю, что “барство” — это замечательное равномерное слово, которое наши городские суетливые поползновения нейтрализует. “Барство” для меня идентично слову “лень со знаком плюс”. Положительная лень — это когда ты все успеваешь и нет внутренней суеты.



* * *

— “Театр — мой любовник” — написали вы в своей книге. Последнему мужу, судя по всему, удается “уравновешивать” такого мощного конкурента?

— Если серьезно относиться к вопросу любовников и мужей, я думаю, что никогда любовник, каким бы хорошим он ни был, не сможет конкурировать с тем мужем, которого ты не бросила. Потому что мне достался подарочный экземпляр настоящего мужчины, в полном понимании этого слова. Андрей — ответственный, добрый, заботливый — и все это для меня. Конечно же, на первом месте у меня всегда будет муж. Театр — это профессия, часть жизни. Люди, которые говорят, что работа у них на первом месте, это люди с несложившейся личной жизнью.

— У вас идиллия. А ругаться с любимым человеком случалось?

— Ой! Все время ругаемся. Более того, уже начали закупать небьющиеся предметы, которыми можно швыряться в свое удовольствие! Когда я хватаю очередной будильник, Андрей говорит: “Не-е, Лен, этот не бери, он каменный. Мне еще своя голова дорога”. Мы — люди эмоциональные, несдержанные, поэтому элемент ругани присутствует. Я и сказать что-то могу, и запулить чем-нибудь...

У актера единственный инструмент — это нервы. По молодости — еще внешность, а сейчас — только нервы… Так что я себя в руках держать не умею. Но все безобразия заканчиваются ровно через две минуты.

— Как мужчина борется с летающими небьющимися тарелками?

— Он в этом плане молодец. Андрей очень быстро скручивает мне руки и крепко целует. Вся злоба проходит мгновенно.

— Как-то вы сказали, что гораздо больше цените свой сегодняшний период, нежели молодость.

— Молодость я считаю одним из сложных своих времен. Она была очень удачливой, но сложной по эмоциональному накалу, много было страстей, с которыми надо бороться, что не всегда удавалось. Теперь хватает и разума и опыта, чтобы, прежде чем поступить, подумать. Я сейчас и выгляжу лучше, и нравлюсь себе больше. Я стала гармоничной. По молодости никогда не была тем человеком, за которого меня пытались держать. Для меня никогда не был чрезвычайно важен секс, эротика. Хотя среди самых сексуальных женщин одной их первых называлась Проклова. А я тогда была настолько семейной и спокойной, что играла все эти страсти любовные, а сама думала о своем доме, цветочках, ребенке. Сейчас я та женщина, которая есть на самом деле.

— А как же распространенная формула “живем один раз”?

— Не моя! Я не считаю, что мы живем один раз. Однажды я проснулась после наркоза и сказала: “Я клетка Вселенной”. До сих пор помню то свое видение, когда я по каким-то спиралям и коридорам, ярким, красивым, радостным, летела в космос и — хоп — заняла свое место. На этом моменте я проснулась и поняла, что видела свое место во Вселенной. Мы живем вечно, и не важно — в каком виде.



* * *

Сейчас никто бы не подумал, что эта кокетливая женщина, жеманно поджимающая губки и привыкшая к поклонению, прошла настоящий ад. У нее один за другим умерли трое новорожденных детей. Тогда ее спасли театр, Ефремов, поддержка близких и собственное я. То, что разобьет и деморализует любого человека, пережито. Перед рождением младшей дочери Елена хладнокровно впорола себе 700 уколов и обманула судьбу.

— Проблема с деторождением для многих актуальна. Когда я узнала о вашей страшной истории, была просто восхищена выдержкой...

— Вспомнила вот сейчас, и внутри все перевернулось. Попробую объяснить: с детства я хотела собаку определенной породы, но мама запрещала. По сути я могла себе сказать: “Ну, нельзя, не суждено. Такова жизнь”. Но первое, что я сделала, когда стала жить отдельно, — это купила себе кавказца. И это принцип. Я считаю, что даже маленькие мечты надо реализовывать, не говоря уж о больших. А то жизнь пройдет, вспомнишь: это не сделала, и это, а еще то…

Я часто думаю о том, что бывает, когда человек умирает. Говорят, что в последнюю минуту жизнь всплывает в памяти вся, мне хочется, чтобы “всплыла” красивая лестница наверх. И эта лестница будет состоять из таких мелочей, как собачки, а что же тогда говорить о детях, самом необходимом для любой женщины? И чем больше неудач будет на этом пути, тем сильнее надо настраиваться на победу. Это безумно сложно. Риск — дело благородное.

— То есть вот так, напропалую, я иду — и все?!

— Да.

— Вы сильный человек?

— Несгибаемый. Да, иногда мне хочется зарыдать и сказать: “Боже, как же я устала!” И чего? Что я с этого получу? Лучше я буду богатой от того, что у меня есть, чем бедной — от того, чего у меня нет. Это моя доморощенная философия, которая меня всем устраивает.

— Две дочки разного возраста и, очевидно, разных пониманий мира и отношений. Проблемы из разряда “дочки—матери” есть?

— С младшей, слава богу, нет, а со старшей, слава богу, есть. Аришка попала периодом своего становления на один из самых сложных периодов в стране. Готовилась она к одному, а попала в совершенно другую среду. Я ее рано родила и занималась карьерой, а Арину воспитывала моя мама, человек советских устоев, чьи понятия о жизни, с одной стороны — возвышенные, с другой — заторможенные нашей страной. Поэтому, когда моя старшая дочь в свои 22—23 года с такими взглядами попала на эту перестройку-переломку, ей было тяжело. Но она умудрилась сохранить самое главное — свою личность, жесткий и красивый характер. Аришка — очень самостоятельная, и я это приветствую. И взаимоотношения у нас непростые потому, что я сама такая.

— У вашей дочери — звездная мама, которая наверняка помогала...

— Не помогала. Я была занята театром, фильмами, старалась заработать денег, чтоб у нее что-то было… Это называлось только “звезда”, а на самом деле, это человек, которому дается больше возможностей работать. Что такое в то время было заработать на кооперативную квартиру? Не накрутить, не провернуться, как можно сейчас, а заработать! Это несколько лет адского труда. Сейчас Аришка успешно занимается компьютерным дизайном, и плюс к этому она достаточно серьезный художник и пишет замечательные картины, пишет прозу, стихи, которые я очень люблю. Дочь в отличие от меня — не открытый человек. И я горжусь тем, что она живет по своим принципам и ни на кого не перекладывает ответственность. Жаль, что наши принципы не очень совпадают, и жаль, что мы чего-то не можем друг другу простить, но я надеюсь, что это периоды, которые пройдут.

— Младшая не такая?

— А со вторым моим маленьким лапусиком пуповина пока еще не оборвана. Все зависит от мамы. Может быть, потому что мы с Полиной вообще не расстаемся. Если есть возможность, всегда беру ее с собой на гастроли, в поездки, на тусовки. И я в своем возрасте воспринимаю ребенка совсем по-другому — вижу больше, что ей нужно, меньше требую своего, хочется больше ей радости доставить, понимая, что “нерадости” она сама получит. И как-то у нас с Полиной ловко складываются отношения. Такая беспроблемность даже иногда пугает. Ей восемь лет, и мне кажется, что хоть какие-то конфликтные ситуации должны возникать, а их нет. У Полины много взрослых подружек, и когда она рассказывает, что кто-то что-то натворил, я говорю: “Вот видишь, это тот самый переходный возраст, о котором я тебе говорила. Он неизбежен. Готовься, и у тебя это все будет”. Мы говорим о возможных проблемах и вместе настраиваемся пережить сложный возраст и все, что с ним обычно бывает связано.



* * *

— К вам признание пришло очень рано — в 11 лет. Ранние медные трубы ломают человека?

— У всех по-разному. Меня они точно не сломали, может быть, потому что протрубили достаточно рано, когда слава не воспринимается так отчетливо. Со мной рядом были люди, которые учили меня тому, что прежде всего это труд. Да и карьера сложилась так, что не было такого — фильм сняли и проснулась знаменитой, слава, поездки, весь мир под ногами! Нет, только закончилась работа в картине “Звонят, откройте дверь!”, началась “Снежная королева” и так далее. То есть слава — она была, но где-то далеко. Возможности ею насладиться у меня не было никогда.

— Грустно. Очередная хрупкая красивая женщина рассказывает, как она работала-работала. Психологи ведь говорят, что нельзя нам показывать свою силу. Надо быть слабой...

— Ага...

— Вовремя мужчине кофей поднести на золоченом подносе...

— За ушком почесать...

— И никаких проблем. Любой мужик чувствует себя венцом творения. Все это знают, но никто почему-то так не делает.

— Сейчас делают. Раньше — меньше. Многие живут, выбрав эту тактику, но я не знаю среди них ни одного счастливого человека. Это же работа не только на работе, но и дома. Притворяться же нужно! И возникает вопрос: а оно надо — так трудиться?.. Какой бы вечной ни была жизнь, она все равно короткая. Ее все равно не хватит на то, чтоб отдохнуть. Что ж себя напрягать так в повседневной жизни? Такое существование — кривое зеркало. Я, наоборот, даже на сцене предпочитаю быть честной и такой, какая я на сегодняшний момент.



* * *

Елена не по-зимнему загорелая, а в глазах периодически появляется бравый боевой огонек. Тут секрет особый — актриса только-только вернулась со съемок “Последнего героя-3”. Конечно, говорить о деталях проекта жестко запрещено (штраф огромен), но об эмоциях она вспоминает с удовольствием.

— Где вы были?

— В Доминиканской Республике. Это очень далеко, очень жарко и очень мокро. Первый канал предложил поучаствовать в звездном проекте “Последнего героя”. У меня это сразу не вызвало сомнений, пришлось, конечно, “пододвинуть” репертуар, отменить какие-то спектакли, отказаться от участия в новой постановке, но это того стоило. Думаю, что роль в “Последнем герое” была самой яркой в моей жизни, по крайней мере, по ощущениям. Да и зритель будет доволен, во всяком случае, за меня стыдно не будет.

— Кто еще принимает участие в “Последнем герое-3”?

— Очень много народа. Из представителей эстрады были Володя Пресняков, Лена Перова, Таня Овсиенко, Ваня Демидов, актерская команда тоже подобралась достойная — Игорь Ливанов, Пашутин, Лена Кондулайнен… Всех не перечислишь, достойных было очень много. Как ни странно, в этом проекте никто не боролся за результат, может быть, в силу того, что собрались люди, не обделенные результатами по жизни. Мы получали удовольствие, могли позволить себе расслабиться и жить какой-то детской жизнью. И никак не удавалось организаторам нас на соперничество настроить! Мы все перезнакомились, передружились, и все было здорово!

— Есть мнение, что актеры и эстрадники — люди сложные и не очень уживчивые...

— И мы так думали, но оказалось, что все не так. Мы потрясающе провели время. Причем ни разница в возрасте, ни разница в характерах совершенно на нас не повлияла.

— А что сказал муж на то, что любимая женщина 40 дней пропадала в Доминиканской Республике?

— И муж и дочь отнеслись к этой идее с восторгом. Когда мне позвонили и предложили принять участие в “Последнем герое”, Андрей и Полина хором воскликнули: “А мы?!”

— Скучали?

— Безумно. Мы же никогда не расставались на такой период. И я там переживала, и они здесь. А как встречали! Муж к моему приезду соорудил в нашем подвале спортзал для меня. Сделано такое количество работы, которое, мне казалось, и за год невозможно сделать. Андрей говорит, что теперь мне будет легко поддерживать форму, завоеванную в тяжелых боях.

— Мужчины сильны на полезные подарки. А вы вообще человек спортивный?

— Да. Для меня и проект этот не был сложным, потому что мы с Андреем и рыбаки, и охотники, и отдых любим туристический.

— Может быть, есть особенно необычное место, которое понравилось больше остальных?

— Самое-самое, это конечно, вот последняя поездка. Условия были на самом деле экстремальными. Устроители, очевидно, боялись, что зрители подумают, будто для звездных команд какие-то специальные условия созданы, и настолько нам все ужесточили… Но все равно было здорово! Особенно донимало комарье, москиты всякие, тараканов там дикое количество, на которых спишь, а они хрустят. Бр! Но это все ничего. Все можно было пережить, потому что мы были в уникальнейшем месте. Красота — как на картинке “Рай Баунти”. Даже дожди тропические, которые начинались раз пять за ночь, отдыха не испортили. У нас не было возможности построить дома, и вот каждую ночь встаешь, выжимаешь спальник, все с себя и опять ложишься.

Нам говорили, что простые смертные такие условия переживали куда хуже, чем мы. Очевидно, гастроли и поездки по просторам нашей Родины закалили нас просто безупречно. Мы и не такое видели где-то там на Таймыре!

— Неужели ни одного изнеженного создания не было? Не верю!

— Мужчины, как и все мужчины, сложно переживали отсутствие еды... Володька Пресняков похудел на 18 килограммов! Физически это и вправду было сложно, а морально все отдохнули. Мы окунулись в атмосферу пионерлагеря. Я никогда там не была, но думаю, по ощущениям это то же самое — в пионерлагере дети отрываются от взрослых, так и мы отрывались от повседневных дел и забот.

— Что намечается новенького в вашей театральной жизни?

— В антрепризе Александра Абдулова будет интересная премьера Димы Астрахана “Семейная идиллия”. Буду играть.

— У Астрахана будет идиллия?!

— Можете себе представить, какая у него может быть идиллия.

— Он не любит женщин, у него получаются сплошные сволочи. Как вы с ним находите общий язык на сцене?

— Сопротивляться можно любому мужчине!

P.S. Сказка для Герды, судя по всему, сбылась. Чего она и вам искренне желает в новом году!






Партнеры