РУДИМЕНТ ПОД МУНДИРОМ

22 января 2003 в 00:00, просмотров: 429

Если главврач подрался с медсестрой или растратил казенные деньги — куда его потащат? Правильный ответ — в суд общей юрисдикции. Специальных “медицинских судов” у нас нет. Зато командира части, ударившего солдата или “приделавшего ноги” к казенному имуществу, будет судить особый, военный суд. Почему?

На днях в Госдуму внесен законопроект, предлагающий уничтожить особое судопроизводство для людей в погонах. Еще один закон из серии “то, что Администрация Президента хотела бы сделать, но не решается”.


Вы удивитесь, но военнослужащие, таможенники, сотрудники спецслужб, ФАПСИ и ФСО иногда оказываются преступниками. И если что-то нехорошее они совершат на территории части или “в связи с исполнением служебных обязанностей”, то следствие поручат вести военной прокуратуре, а разбираться в деле придется военному суду. Прокуроры, следователи и судьи в погонах формально вроде подчиняются Минюсту, как и судьи обычные, но... Все они — офицеры. Как и те, кого судят. А значит, зависят от Минобороны: социальные гарантии, звания, жилье... Минобороны легко может контролировать дела, касающиеся военных, не допуская выноса больших куч сора из избы.

Военные суды — пережиток советского прошлого. Если вы поговорите с депутатами неформально, подавляющее большинство из них скажет, что, конечно же, ситуацию надо менять. Того же мнения придерживаются и отвечающие за судебную реформу чиновники из Администрации Президента. Но поднять руку на “привилегию” военных — особый, кастовый суд? Да еще перед выборами?!

Авторы проекта из фракции “Яблоко” предлагают сделать военных судей гражданскими и уверены, что казне это не будет стоить ни одной лишней копейки. Но перспективы подобной инициативы сейчас, увы, выглядят, мягко говоря, туманными — тем более что вносить изменения придется в конституционные законы, а это требует двух третей голосов в Думе...

О новом законопроекте “МК” рассказал один из его авторов — зампред Комитета по обороне Алексей АРБАТОВ.

— Существует ли еще где-то в мире такая диковина, как особый суд для военных?

— В демократических странах такого нет и быть не может по определению. В том случае, когда в суде рассматриваются дела, непосредственно связанные с профессией военных, создаются специальные экспертные группы, часть материалов засекречивается. Очень редко, в чрезвычайных случаях, в интересах национальной безопасности, проводятся закрытые заседания судов общей юрисдикции.

— Почему вопрос об отмене военных судов остался за рамками проводимой сейчас судебной реформы?

— Потому что политическая ситуация в стране пока не благоприятствует этому направлению. Силовые структуры сильны как никогда, их влияние на президента исключительно велико, люди в погонах составляют 25 процентов руководителей органов власти в центре и на местах. Поэтому творцы судебной реформы решили отложить этот вопрос на будущее, чтобы не удариться лбом об стену.

— Зачем тогда вы поднимаете эту тему, если шансы на поддержку ничтожны?

— Капля камень точит. Надо когда-то начинать обсуждать — нельзя бесконечно ждать, пока политическая ситуация созреет. Это же не погода, которая однажды, после туманов и дождей, преподнесет нам солнечный, ясный день. В политике погоду мы творим сами.

Пора начинать разбираться с аргументами тех, кто отстаивает сохранение особых судов для людей в погонах, как будто бы они — граждане особого сорта. Тем более что жизнь сама опровергает многие мифы. Солдаты, которые бегут от “дедовщины”, издевательств и голода, обращаются не в органы военной юстиции — они им не верят. Солдаты обращаются в комитеты солдатских матерей, к журналистам... А офицеры, права которых ущемляются, заваливают письмами депутатов — они тоже очень редко обращаются в органы военной юстиции, потому что также им не верят. Военная юстиция из особого органа судебной системы превратилась в особый орган военной организации, и ждать от нее объективного, беспристрастного отношения не приходится.

— Но то же самое можно сказать и о судах общей юрисдикции...

— Наша судебная система несовершенна, ее реформа делает лишь первые шаги. Но все-таки люди в обычные суды обращаются, пытаясь отстоять свои права с помощью демократических процедур. Да, суды общей юрисдикции тоже иногда зависят от чиновников, но военные суды зависимы вдвойне: на них давят и чиновники, и интересы мундира.





Партнеры