АНДРЕЙ РАЗБАШ: ”ВИД” С ВЫСОТЫ

6 февраля 2003 в 00:00, просмотров: 207

Вообще-то по образованию, складу характера и философии Андрей Разбаш — человек не телевизионный. Однако взлетел он высоко. Разбаш — и генпродюсер “ВиДа”, и содержатель телегарема, и даже пилот. Вот уже второй год главный “видовец” снимает программу про авиацию “Крылья”. Воплощает в жизнь детскую мечту.


— В свое время ты успешно вел “Час пик”. Потом ушел в тень. Должность генерального продюсера отнимала все время?

— У меня лично симпатию вызывают те люди, для которых главное не выйти в кадр, а ответить на вопрос: “Зачем я это делаю?” К сожалению, таких людей на порядок меньше, чем желающих быть в кадре любой ценой. Если говорить обо мне, то мое появление “в телевизоре” зависит от случая и необходимости.

— Какие у тебя отношения с Константином Эрнстом?

— Хорошие. Я его уважаю за то, что он вырос из романтически настроенного юноши в серьезного мужчину и не потерял при этом романтического отношения к жизни. На таком пути человек тяжелеет не только внешне, но и внутренне. Степень ответственности заставляет человека быть тяжелее. Многие воспринимают его тяжесть как испорченный характер. Я был на этом верху и понимаю, что если ты находишься там долго, то груз ответственности делает тебя тяжелее, хочешь ты этого или нет.

— Генеральный продюсер “ВиДа” — это твое последнее пристанище? Или надеешься когда-нибудь “залететь” повыше?

— Для меня иерархия должностная и иерархия социальная — вещи виртуальные. Гораздо интересней конкретная работа, которой я занимаюсь, и объем удовольствия, который я получаю от нее. В этом смысле я эпикуреец: удовольствие ценю гораздо больше, чем позицию в иерархии. Продюсер “ВиДа” на сегодняшний день — это правильный мой размер, мое место под солнцем.

— “Крылья” — это работа или удовольствие?

— В “Крыльях” я прежде всего стремлюсь показать авиацию как свободу, полет, синее небо, красоту. Люди любят смотреть на парящих в воздухе птиц и пролетающие самолеты, в этом много романтики и приключения. Поэтому самое главное для меня — не засыпать информацией небо, не загадить его статистикой.

— На съемках ты летаешь сам. Реализуешь мальчишескую мечту каждого настоящего мужчины?

— Да, это так. У меня и отец, и брат — профессиональные летчики. Я тоже мечтал о небе, но в школе мне снежком глаз подбили. От авиации на время пришлось отказаться. Но в “Крыльях” я не эгоист — стараюсь сделать все для того, чтобы то огромное удовольствие, которое прет из меня, передавалось в кадр.

— Ты ведь, как Путин, в 1989 году даже пилотировал ракетоносец. Интересно, в каком качестве?

— Как журналист программы “Взгляд”. А еще как оператор, автор, редактор. Перед посадкой мне дали порулить: я менял высоту — переходил с эшелона на эшелон. Управление такой махиной можно сравнить с управлением огромным танкером. Для этого, конечно, необходимы годы полетов.

— А сейчас, уже в своем статусе, можешь определить, чем для тебя является ТВ?

— ТВ — это сублимация нереализованного творческого потенциала, возможность творить, возможность делать то, что быстро превращается в результат. Это болезнь, без этого я себя уже не мыслю. Но это не возникает на пустом месте. Я с 12 лет серьезно занимался фотографией, в 14 снимал любительские фильмы на 8-миллиметровую кинокамеру и сам монтировал их на монтажном столе.

— Все ли в отечественной авиации так бесконечно плохо, как пишут?

— Структурные преобразования, идущие сейчас в аэрокосмическом комплексе, — вот залог выживания. Например, то, чем занимается сейчас Николай Никитин в РСК “МиГ”, — консолидация мощностей, опыта и финансов. Но без интегрирования аэрокосмического комплекса России в мировые проекты нам все равно не выжить. Поэтому выход один — искать зарубежных партнеров и вести совместные проекты, пытаясь занять определенную нишу международного рынка. В этом смысле увиденный мною недавно итальянский планер — почти что символ такого сотрудничества. Маленький изящный итальянский спортивный самолетик сделан в огромных цехах военного авиазавода “Сокол” в Нижнем Новгороде — это успех.

— Одна из рейтинговых основ Первого канала — продукт “ВиДа” “Поле чудес”. Как ты считаешь, не стоит ли поднять его уровень на новую высоту?

— Все эти разговоры про уровень — полная туфта. Во многих выпусках “Поля чудес” человеческий уровень гораздо выше, чем у так называемых политических аналитиков.





Партнеры