ДЕТСКАЯ БОЛЕЗНЬ И ВЗРОСЛАЯ СТРАСТЬ НАТАЛЬИ МЕДВЕДЕВОЙ

7 февраля 2003 в 00:00, просмотров: 2036

Вчера Москва попрощалась с Наталией Медведевой — личностью, о которой будут еще долго спорить: кем же она была на этой грешной земле? Поэтом с удачным опытом прозаика? Художником с певческими амбициями или просто богемной личностью, чья эпатажная богемность перекрывала творческие достижения? И тем, и другим, и третьим была эта высокая, неудобная в общении дама с откровенным даром предвидения. Во всяком случае, смерть свою она предсказала за месяц и о кремации тела говорила как о чем-то желанном.

Когда Наташи не стало, некоторые со знанием дела говорили: “Ну конечно, передоз!” Бедные люди! Книжки читать надо. Ее книжки. К примеру, “Любовь с алкоголем”. Заметьте, не с наркотиком. Хотя и это она пробовала (читай там же). Она сама про себя все написала. Ушлый журналист мог бы делать с Медведевой “интервью”, даже не встречаясь с ней. Открывай очередную книжку и строчи, вставляя свои “умные” вопросы...

Но в последнее время она вообще не хотела давать интервью — по той простой причине, что СМИ оказывались не готовы к разговору, а просто болтать она не любила, точнее, не могла. Как никогда не могла врать: что думала, то и говорила. Про вас, про себя. Не считаясь, не делая поблажек ни себе, ни вам, ни вообще никому. Так ведут себя только дети. Дети и Медведева.

Однажды, в период общения с Аллой Пугачевой, она отправилась к певице, выпив стакан. Да еще с собой прихватила. Это была не любовь, а страсть с алкоголем, имевшая формулу: “мы не пьем, мы напиваемся”

— Да, вот пью я, — просто сказала она.

Надо отдать должное звезде: она все поняла про Медведеву и ее “болезнь” — жить без вранья. С этой детской болезнью она пришла во взрослую жизнь — и не вписалась в нее. Не случайно Наташа начинала фразу со слова “Нет” — в начале у нее всегда было отрицание. Не случайно и родилась она 14 июля — в день взятия Бастилии, национальный праздник Франции, где прожила много лет с таким же взрослым ребенком — Эдуардом Лимоновым. Не случайно ежегодно давала концерт в наш главный революционный праздник — 7 ноября, исполняя хит всех времен и народов “В.И.Ленин — Да-да”. Помню, как на концерте в Политехническом на этой песне в проход выскочило несколько старушек. Они отчаянно и страстно плясали. А к сцене подбежал малыш лет семи-восьми и как завороженный смотрел на эту красивую страстную женщину...

У Наташи не было ни личного шофера, ни “Кадиллака”, так что чаще всего она пользовалась подземкой. При этом никогда не красилась, дабы не привлекать внимания пассажиров, от которых не знала чего ждать. Но высокий рост, яркая внешность и яркий лакированный плащ привлекали внимание. Хотя была ужасная трусиха: хватала меня за руку, оттаскивая от края платформы, боялась переходить улицу... Одна из сильных черт характера — верность, преданность. Для тех, кто понимает: год рождения 1958-й — это Собака. Когда арестовали Лимонова, пыталась поднять общественное мнение в его поддержку, ходила с передачкой к нему в тюрьму.

В Москве у нее не было квартиры — жила в мастерской, которую для нее с трудом пробили. Там стояла кровать, там же — плита, пишущая машинка, недавно замененная на компьютер. Ей никогда не было скучно. Когда не писала, делала коллажи, инсталляции, придумывала фасоны платьев и кофточек (прет-а-порте было не для нее), красила волосы. Любила лениться, но вкалывала как лошадь.

Иногда, приходя к ней в мастерскую у трех вокзалов, я доставала диктофон, чтобы записать очередное написанное ею стихотворение или прозу. Осталась кассета, где она читает свой новый роман “Мой любимый”, посвященный С.В. — Сергею Высокосову, или Борову, гениальному гитаристу, с которым она жила и работала с 1994 года. Роман начала она со стихотворения:

Срывайте траву, бейте себя по руке,

Ложитесь в канаву,

отраженьем диска в реке.

Такою тонкой пластиной

слюды перламутровой,

Растайте в грязи лакированной,

следы перепутая.

Как это просто,

Как это просто —

Быть и не быть.

Как это просто.

Вставайте рано и мажьте себя апельсином,

Раскройте рамы, летите, летите красиво!

С Востока красным шаром вставайте, не уставайте, весь день сияйте!

Как это просто,

Как это просто,

Быть и не быть.

Как это просто.

Сейчас луною, а после сразу же солнцем,

Теперь живою и вот, утонувши в колодце.

Как это просто,

Как это просто —

Быть и не быть.

Как это просто.

В сочельник Наташа сказала, что хотела бы после смерти быть кремированной, а пепел надо развеять над Лос-Анджелесом, Парижем, Москвой, Питером — там, где она жила.




Партнеры