МАЛЬЧИШНИК

8 февраля 2003 в 00:00, просмотров: 261

Веселое, бурное прощание с холостяцкой жизнью в компании друзей — этот предсвадебный ритуал проходили многие. Однако он может представлять собой немалую угрозу для будущей семьи. Все зависит от характеров молодоженов, от их отношений и еще от того, насколько пунктуально соблюдается святое правило мальчишника, которое гласит: невесте там делать нечего!

Казалось, что Соня и Олег созданы специально друг для друга. Она — настолько хрупкая и нежная, что даже юношеские прыщики вокруг пухлых губок не отталкивают, а кажутся трогательными и милыми. “Девочка из хорошей семьи” — это точно про нее. К своим восемнадцати годам Сонечка прекрасно знает английский и умеет говорить по-французски, окончила музыкальную школу и поступила в финансовый вуз — один из тех, в которые “просто так” ни за что не поступишь, будь ты хоть семи пядей во лбу. У нее есть правильный деловой папа, мама-пианистка, которая в своей жизни ни дня не работала, но исправно упражнялась на фортепиано “для себя”, бабушка с седой, всегда идеально уложенной шевелюрой, любимая няня — она переквалифицировалась в домработницу, когда девочка подросла.

— Наш дом всегда открыт для твоих друзей, — любила говорить мама Сонечке. — Приглашай всех, кого захочешь.

И впрямь гостей здесь встречали приветливо, накрывали богатый, красиво сервированный стол, но Сонины одноклассники не слишком стремились приходить к ней. Мама и бабушка считали своим долгом постоянно развлекать гостей — подростки же в обществе старшего поколения мучительно страдали, ерзая на стульях. Впрочем, друзей у Сонечки было немного — на них не хватало времени; кроме того, большинство сверстников казались ей слишком грубыми и развязными. До встречи с Олегом она влюбилась только один раз. Мальчик из многодетной семьи был ей, конечно, не ровня, но мама демократично сказала:

— Если тебе интересно с ним — дружите. Только пригласи домой, познакомь...

На другой день сияющая Сонечка привела своего приятеля.

— Здравствуйте, молодой человек, — церемонно встретила их на пороге бабушка. — Проходите, пожалуйста, в столовую!

— В столовую?! — опешил парень и от смущения брякнул: — А может, у вас есть еще и шашлычная?..

Бабушка поджала губы, Соня покраснела — парнишка смутился еще больше, скоро ушел и больше в Сонечкиной жизни не появлялся.

С Олегом было все иначе — хорошо и правильно. С его лица никогда не сходила вежливая улыбка. Он мог часами вести беседы с мамой и бабушкой. А еще он всегда производил впечатление человека, только что вылезшего из ванной, отмытого до блеска, — чистоплотной Сонечке это очень нравилось. Она тоже очень нравилась ему, и вовсе не из-за богатого папы или двухэтажной квартиры. Вернее, это были не главные факторы. Сонечка привлекла его своей мягкостью, наивностью, застенчивостью. Именно такой, по мнению Олега, должна быть жена: “девушкой из хорошей семьи”. За это можно простить и толстоватые ножки, и прыщики над губой. В свои двадцать он жениться не собирался — но Сонечка изменила все его планы.

Она разительно отличалась от других девушек — продвинутых, насмешливых, азартно кокетничающих и не делающих проблемы из случайного поцелуя. Олегу нравилось то, что в течение полугода их встречи были исключительно платоническими, что первой интимной связи ему пришлось добиваться, словно пятерки при пересдаче сопромата, что в их первое утро Сонечка то и дело с беспокойством спрашивала, не бросит ли он ее теперь, не перестанет ли уважать... Он считал, что когда все по-настоящему, то должно быть именно так. Должно, но почему-то редко бывает.

* * *

К свадьбе они готовились самым тщательным образом. Сонины родители купили для будущих молодоженов квартиру в центре. Чтобы заказать в ателье платье, были перелопачены горы каталогов. Горы других каталогов изучались, чтобы выбрать маршрут свадебного путешествия. Для проведения торжества они устроили настоящий тендер среди профессиональных ведущих: Олег хотел, чтобы обязательно были соблюдены все традиции, чтобы были и встреча с хлебом-солью, и выкуп невесты, и зерна пшеницы, которыми осыпают молодых...

— Это ведь самое главное событие в жизни, — объяснял мне потом Олег, — очень серьезный шаг. Вот и готовились к нему мы самым серьезным образом. А мальчишник я решил устроить для того, чтобы немного расслабиться, отдохнуть, снять стресс перед таким ответственным мероприятием...

Идея устроить прощальный мальчишник принадлежала ему, но осуществить ее вызвались друзья.

— Мы все подготовим у меня дома, а ты только приедешь и оттянешься! — предложил Витька, его давний приятель. — Это будет наш тебе свадебный подарок!

— Идет! — согласился Олег. — Только знаешь, давай только чтоб без всякого б...ва.

— Ты что?! — удивился Витька. — Мы что, извращенцы какие-нибудь? Какой же мальчишник без девчонок?!

— Тогда не надо вообще! — отрезал Олег. — Не тянет меня на все это. А потом... Вдруг кто-то проболтается, до Сонькиных родичей дойдет?.. Они такие люди... ну, ни за что не поймут!

— Ну ладно, — сдался Витька. — Без девочек так без девочек. Но сюрприз тебе все-таки подготовим...

Когда Олег рассказал про предстоящий мальчишник Сонечке, она радостно захлопала в ладоши:

— Здорово! Я тоже с тобой пойду!

— Что ты, с ума сошла?! Тут весь смысл в том, что одни мужики собираются! Ну, разговоры у нас свои и все такое...

— Что значит “все такое”? У тебя есть от меня секреты?! Мы же договаривались полностью доверять друг другу! И вот, еще даже не поженились, а ты уже что-то скрываешь!..

Олег бы возражал и дальше, но Витька, с которым он поделился своими проблемами, вдруг сказал:

— Да пусть приходит! Все будет нормально, я же обещал — це-ло-муд-рен-но!

В назначенный день Олег, все-таки немного волнуясь, приехал к Витьке пораньше, еще до сбора гостей. Загадочно улыбающийся Витька повел его по квартире. Подготовился он основательно: в прихожей, коридоре, комнатах — всюду горели свечи в виде фаллосов, были развешаны надутые разноцветные презервативы, изображающие китайские фонарики. За накрытым столом в дальней комнате еще не было никого, кроме одной женщины: неопределенного возраста, с довольно-таки бесформенной фигурой и странно открытым ртом. Олег подошел поближе, пригляделся и расхохотался: женщина оказалась резиновым произведением искусства из секс-шопа.

— Это твоя спутница на сегодняшний вечер! — объяснил довольный собой Витька. — Ее зовут Аделаида.

Постепенно стали подтягиваться и другие гости. Все с аналогичными “спутницами” — их надували еще на лестничной клетке. На груди дам висели бейджики с именами, для каждой было предусмотрено место за столом, столовый прибор...

— Я был в восторге от Витькиной затеи! — рассказывает Олег. — Нам всем очень понравилось общаться с надувными женщинами: делаешь что хочешь, говоришь им что угодно, а они молчат как рыбы, только рты разевают...

Через час явилась Сонечка. Вошла в комнату и замерла: увидела своего Олега, сидящего в обнимку с резиновой дамой.

— Это был настоящий шок, я не могла вымолвить ни слова. Чтобы скрыть слезы, повернулась и бросилась назад, вон из этой жуткой квартиры...

Олег пытался ее догнать, но она не остановилась. Он махнул рукой и вернулся к друзьям, где веселье было в полном разгаре.

На другой день его ждало тяжелое похмелье. Зареванная Сонечка объявила, что свадьба отменяется. Никакие уговоры на нее не действовали.

— Неужели можно ревновать к куску резины?! — изумляется Олег. — Я просто никак не ожидал этого! Но, конечно, я сам виноват: нельзя нарушать традиций — нечего женщине делать на мальчишнике!

— Я поняла, что совершенно не знаю своего жениха, — объясняет Сонечка. — От него, такого, каким я его себе представляла, было невозможно ждать такой пошлости! И еще я так и не знаю: что они делали со своими куклами потом? Использовали их по назначению?! Олег говорит, что нет, но как я теперь могу ему верить?..

...Сейчас, спустя два месяца после злополучного мальчишника, они начали встречаться снова. Олег заглаживает свою вину как только может, хотя и не считает себя виноватым. Сонечка ждет, когда заживет нанесенная ей рана. Может быть, они еще поженятся? Квартиру, купленную для молодой семьи, пока сдают внаем...

* * *

Вика и Валера — другая пара, пострадавшая от мальчишника. Только в этом случае смертельную обиду затаил уже жених.

Поначалу никто и не думал, что из их романа выйдет что-нибудь серьезное. Златокудрый симпатяга Валера имел бешеный успех у всех знакомых девчонок и активно пользовался этим успехом. К тому же, несмотря на свой юный — неполных двадцать два года — возраст, он очень прилично зарабатывал у себя на автосервисе, еще не успел приобрести гнусную привычку считать деньги и потому щедро тратил их на своих многочисленных подруг. А Вика хотя и красавица, но все же старше его почти на десять лет. Спокойная, рассудительная, умудренная опытом двух предыдущих неудавшихся браков...

Они встречались месяца три, а потом он, как всегда, нашел новую пассию. Вика не стала устраивать скандала, нашла в себе силы, что называется, “остаться друзьями” с неверным любовником. В результате через какое-то время Валера снова сидел у нее на кухне и обиженно жаловался на новую, точнее, уже старую подругу, оказавшуюся скучной, склочной, нудной... Вика утешала его как могла, но окончательное утешение он нашел, как нетрудно догадаться, лишь в ее постели.

Возобновившаяся было связь длилась недолго: вскоре Валерку снова потянуло к новым ощущениям. История повторилась — и впоследствии она повторялась еще несколько раз. Всякий раз по-матерински терпеливая Вика прощала блудного любовника и принимала его в свои объятия. Видимо, Валерка оценил такую самоотверженность. И вот после пятого или шестого “прихода” предложил ей законный брак.

Вика задохнулась было от радости, но здравый смысл немного притушил эту радость:

— Ты, наверное, и после свадьбы гулять будешь, как кот на именинах?

— Нет! — со всею искренностью замахал руками Валерка. — Хватит! Для этого, в общем-то, и женюсь, чтоб остановиться. А то еще чего подцепишь!.. — простодушно добавил он.

Перед самой свадьбой он затеял мальчишник.

— Будешь бурно прощаться с подругами прежних лет?.. — спросила Вика.

— Не говори глупостей! — строгим голосом не мальчика, но мужа ответил Валера. — Погуляем с друзьями — и все дела!

Вика не стала расспрашивать подробней, а в тот самый день, когда Валерик отправился на прощальную пьянку, ей позвонила подруга, подрабатывавшая стриптизершей в ночном клубе:

— Викусь, выручай! Мне сегодня выступать, а ассистентка заболела — может, ты со мной сходишь?..

— Что делать-то надо?

— Да ерунда, ничего особенного: так, переодеваться поможешь, с макияжем там, вытираться между выступлениями...

* * *

...На протяжении всего вечера Вика не выходила из гримерки, ответственно и серьезно выполняя между танцевальными номерами подруги все ее просьбы. А на последний выход решила спуститься в зал, посмотреть действо.

В зале, когда глаза немного привыкли к всполохам стробоскопа, она неожиданно для себя увидела Валерку — пьяненького, размякшего, с абсолютно голой девушкой на коленях.

— Нельзя сказать, что это стало для меня потрясением, хотя что-то неприятно шевельнулось внутри, — вздыхает Вика. — Я не собиралась устраивать скандал — решила только показаться ему на глаза, чтобы потом спросить: как же его обещания?!

Едва Валера увидел Вику — хмель с него словно сдуло. Он стряхнул с себя девицу, нахмурился и, покачиваясь, подошел к невесте.

— Шпионишь? — мрачно спросил у нее. — Застукать решила? Как узнала, где мы собираемся?! Та-а-ак, еще не жена, а уже проходу не даешь!..

До свадьбы оставалось меньше недели. Но напрасно Вика каждый день названивала Валерке, напрасно караулила его у подъезда, объяснялась, уговаривала. Напрасно приезжала к нему злосчастная подруга-стриптизерша, рассказывала, как Вика попала в клуб. Он упорно не верил, что могла произойти такая случайность.

...Свадебное платье сиротливо висело у Вики в шкафу. Хорошо хоть гостей не приглашали, собирались расписаться скромно, по-тихому. Утром в назначенный день бракосочетания в дверь ее квартиры позвонили. Она открыла — нечесаная, неумытая. На пороге стоял Валерка.

— Ты чего это в таком виде?! — заорал он. — Забыла, что ли, — мы же сегодня женимся!

— Я не забыла... Я думала... Мы же поссорились? — опешила Вика.

— Ну и что, что поссорились?! — в свою очередь удивился Валерка. — Я с тобой мириться пока и не собираюсь. Но расписаться-то мы должны сегодня — заявление ж на этот день подавали!

После регистрации они сходили в ресторанчик, отметили это дело и, конечно же, помирились.

— Все у вас шиворот-навыворот! — сказала я Валерке. — Это Вика должна была обидеться, а не ты!

— Ничего подобного! — уверенно ответил он. — Женщине не следует лезть туда, где собираются мужчины. У меня дед грузин — ты не смотри, что я светленький, — я ему звонил, рассказывал, как нехорошо Вика поступила. Он согласился: да, действительно нехорошо.

Правда, потом дед посоветовал глупую невесту простить: она же поняла, что была не права. А Валерка и без того собирался это сделать — он же ее очень любит. В принципе...




    Партнеры