ДЕНЬ КЛИНКА

10 февраля 2003 в 00:00, просмотров: 313

Ильгар вырос в Баку в обеспечен-ной интел-лигентной семье. Кроме него у родителей было еще два сына. Ильгар — средний. Дома стоял черный рояль. В пять лет малыш стал перебирать клавиши — на радость маме, которая думала, что ее сын станет вторым Моцартом. Музицировал Ильгар до 11 лет, когда папа сказал: “Не получится из тебя композитора. Пойдем-ка в секцию бокса”. Мама схватилась за голову: “Что?! Мальчика в мордобой?! У него такие тоненькие ручки...” — “В боксе они окрепнут. Там быстро становятся мужчинами”.

Год спустя Ильгар перешел в фехтование. Мама облегченно вздохнула...


НАША СПРАВКА

ИЛЬГАР МАМЕДОВ. Родился 15 ноября 1965 года. Заслуженный мастер спорта в фехтовании на рапирах. Двукратный олимпийский чемпион, чемпион мира, четырехкратный победитель первенств Европы, неоднократный чемпион СССР и России. Награжден медалью ордена “За заслуги перед Отечеством” II степени, медалью “За трудовую доблесть” и другими правительственными наградами. Проживает в Химках.


С Ильгаром мы познакомились при обстоятельствах весьма необычных. В 96-м на Олимпийских играх в Атланте российские рапиристы выиграли золотые медали в командном первенстве. Это был последний вид фехтовальной программы, и сборная России в полном составе собралась в загородном отеле отметить победу. В том отеле жили запасные фехтовальщики, ветераны спорта и журналисты. Случайно завидев входящего в холл Мамедова, я подошел к нему с просьбой об интервью. Договорились встретиться наутро...

Часиков этак в десять следующего дня прихожу в номер, где гуляла команда, и вижу такую картину: Ильгар Мамедов сидит на кровати наполовину обритый. В роли цирюльника выступает другой олимпийский чемпион, шпажист из Воскресенска Александр Бекетов. Оказалось, что Ильгар, получивший первое олимпийское золото в 1988 году в Сеуле, перед поездкой в Атланту объявил друзьям: “Если выиграю вторую золотую медаль — обреюсь наголо”.

И первое, что поутру открылось взору новоиспеченного двукратного олимпийского чемпиона, — ухмыляющийся Саша Бекетов с помазком и бритвой в руках: “Не забыл про свое обещание? Вставай, Ильгарчик, вставай... Обработаю в лучшем виде!”

У меня с собой был фотоаппарат: “Ребята, можно сделать снимок?” — “Валяй...”

На первые свои Олимпийские игры, в Сеул-88, Мамедов попал в 23 года. Как он вспоминает, ни о каких медалях даже не мечтал. За год до Игр на чемпионате мире занял 11-е место. “Мое время еще впереди”, — считал он. По пути в Сеул его раздирало любопытство. Что же это такое — Олимпийские игры и с чем их едят?


Ильгар МАМЕДОВ:

— К тому времени из Баку я перебрался в Московскую область, пригласили в ЦСКА. Тренировался у знаменитого Марка Петровича Мидлера, двукратного олимпийского чемпиона. В сборной СССР готовился к соревнованиям вместе с многократным чемпионом мира Александром Романьковым.

Сеул приятно вспомнить!.. Корейцы из кожи вон лезли, чтобы всем у них понравилось. Все дни слились в один сплошной праздник.

* * *

О следующих Играх у Ильгара остались неприятные воспоминания. И команда заняла только пятое место, хотя на этот раз ее причисляли к главным претендентам на “золото”.

— Так часто бывает на Олимпийских играх: ставят на одних, “выстреливают” другие, — говорит Ильгар. — Вдвойне обидно, что мы последний раз представляли Советский Союз. Да, приехали в Барселону без флага и гимна, но все равно считали себя именно Советским Союзом. Мы переживали, что распалась страна, хотели верить, что все опять вернется, восстановится, воссоединится...

После Барселоны-92 Ильгар запустил тренировки. Наступило суматошное время.

Отовсюду слышалось: “Нал... Безнал...”


Ильгар МАМЕДОВ:

— После Олимпийских игр на приеме у губернатора Тяжлова чемпионам были обещаны квартиры, машины “Ауди”, стипендии в три тысячи рублей. Но проходили недели, месяцы, годы, а обещания оставались пустым звуком. Наверное, у губернатора были дела поважнее...

Квартиру в Химках он получил в 99-м. Вместо “Ауди” спустя полтора года после Игр вручили ключи от корейской “Хюндай”.

Со стипендией вопрос завис на два года. Только ее назначили, кризис 98-го грянул. 500 долларов стипендии превратились в 100...

Обижаться глупо. Надо помнить, что живем-то в России. Могли ведь и совсем ничего не дать. Родилась у меня дочка — Милена, в семье хлопот прибавилось. Рапиру в руки брал все реже и реже. С товарищами стал заниматься коммерцией в автосервисе, производством мебели.

* * *

В конце 1999 года Мамедову позвонил Мидлер. Зная бойцовский характер своего ученика, он попросил того помочь сборной российских рапиристов пройти отбор на Олимпийские игры в Сидней-2000. Ильгар не отказал в просьбе. При всех непростых отношениях с Мидлером он считает, что очень многим в жизни обязан этому человеку.

И Ильгар Мамедов начал подготовку к следующим — своим четвертым — Играм.

— Если артисту присваивают звание народного, это уже навсегда. Выходит он на сцену — раздаются аплодисменты. В спорте иначе. Сегодня чемпион — тебя превозносят. Но нет гарантии, что завтра будет так же. В спорте каждый раз надо начинать с нуля.

Олимпийские игры в Сиднее были четвертыми в моей карьере.

К моменту старта рапиристов и фехтовальщиков в копилке российской сборной были уже две золотые медали от шпажистов — выиграли Паша Колобков и команда девчат. Я тогда сказал своему другу Стасу Позднякову, саблисту: “Нам тяжело будет... Русским все время побеждать не дадут”. Стас, выигравший до этого два олимпийских “золота”, махнул рукой: “Да брось ты терзать себя. Все нормально будет”.

О, в каком гневе был Стас, когда болгарский судья стравил его в поединке с французом! Великого Позднякова “не пустили” даже в восьмерку сильнейших. Спустя несколько дней Стас все же возьмет свое законное “золото” за победу в командном первенстве. Я же останусь ни с чем. В личном соревновании я выбыл из борьбы уже в первом бою. Судила меня мадам из Алжира. И за что на меня ее Бог послал?! Откуда в Алжире фехтование? Кто в нем там разбирается?

* * *

После Сиднея перед Ильгаром встал вопрос: “Что делать?” С карьерой фехтовальщика покончено, это понятно. Переходить на тренерскую работу? А куда? Вот в сборной страны отстраняют 68-летнего Мидлера. Мог ли 35-летний Мамедов претендовать на место старшего тренера российских фехтовальщиков? Безусловно.

— Марк Петрович всю жизнь в спорте, — говорит Ильгар. — Он страшно переживал отставку и ту закулисную возню, что началась после этого. Причинить боль учителю и начать тренерскую карьеру с предательства я не мог... Идти работать в детскую спортшколу? Нет. Это означало бы застой в профессиональном росте.

Поступило предложение из Америки от прославленного саблиста Владимира Назлымова тренировать студенческую команду университета штата Огайо. Назлымов уже давно в Америке осел. Фехтование в Штатах — чистой воды любительство. Зато денег... Да и английский язык освоить — тоже дело. Недолго думая, Ильгар махнул за океан.

За полтора года, проведенных в Америке, познал все ожидаемые плюсы и минусы от тамошней жизни. Учил студентов, словно детей малых, стойкам и выпадам. На американском чемпионате 28 университетов вуз из штата Огайо занял четвертое место. Приличный результат. С деньгами проблем нет. Присмотрел в автосалоне джип “Тойота Хайлендер”. Купил. Что дальше?

* * *

На родине приближалась знаменательная дата — 300 лет отечественному фехтованию. Надо бы съездить на торжество...

— На банкете, посвященном юбилею, меня представили президенту Федерации фехтования России Алишеру Усманову, который был избран после Игр в Сиднее и с которым я не был знаком. О нем слышал только положительные отзывы от друзей-фехтовальщиков. Усманов поинтересовался, где я, что я. И добавил: “Если вернешься в Россию, найдем хорошую работу”. Эти слова окончательно подвигли меня оставить университет в Огайо...

* * *

Что еще заставило Ильгара думать о возвращении, так это решение Международного Олимпийского комитета включить в программу Игр турнир по женской сабле. Один из главных претендентов на медаль — жена Ильгара, Елена Жемаева.

...Они вместе уже больше десяти лет. Дочке Милене — шесть. Необычность же в том, что азербайджанец Ильгар на соревнованиях представлял Россию, а его русская жена выступает за... Азербайджан.

— Пять лет назад Лена стала чемпионкой России в фехтовании на саблях. Вскоре должен был состояться чемпионат мира, где дебютировала женская сабля. Сначала Федерация фехтования России хотела отправить Лену на чемпионат, но потом передумала. Мол, денег нет. Наверное, не верила, что со временем новый вид фехтования займет место в олимпийской программе, что Жемаева может пригодиться родной стране. Никто Лену не считал перспективной, никто не хотел ее тренировать.

И тогда я позвонил в Баку отцу. Он у меня президент азербайджанской федерации фехтования. Объяснил ситуацию. Отец вышел на российскую федерацию фехтования с просьбой разрешить Жемаевой выступать за Азербайджан. Москва дала добро. Так моя жена стала “иностранкой”.

Лена дважды побеждала на чемпионатах мира, один раз была серебряной медалисткой, трижды бронзовой. В Баку ее буквально боготворят, предлагают переехать на постоянное место жительства. Фехтование лично курирует президент Национального комитета Азербайджана Ильхам Алиев. Это — сын президента страны. В центре Баку мне приобрели квартиру, финансируют Ленину подготовку к соревнованиям, платят стипендию. Мы живем ожиданием Олимпийских игр в Афинах-2004. По-моему, такого еще не было в истории летних Игр, чтобы муж выступал за одну страну, а жена — за другую. На белых Олимпиадах — да, было такое в биатлоне. Глава семейства Пуарэ представлял Францию, его жена — Норвегию.

* * *

Олимпийские игры — это хорошо. Но и о хлебе насущном думать надо. Сейчас подполковник Мамедов по утрам отправляется в фехтовальный зал ЦСКА. В тандеме со своим другом майором Ибрагимовым тренирует химкинского рапириста Вячеслава Позднякова. Парень тот с задатками, познавший вкус победы на чемпионате России. Теперь надо помочь ему сделать имя на международной арене. Боец — он и на отдыхе боец. В прошлом году семья Мамедовых провела отпуск в Турции и вернулась оттуда с титулом “Лучшая пара побережья”.


Ильгар МАМЕДОВ:

— Отдыхали мы вместе с четой Поздняковых. Стас с Леной как раз с чемпионата мира вернулись. Он с золотой медалью, она — с серебряной. Настроение отличное! Объявляют в отеле конкурс на “Короля побережья”. Ну, мы со Стасом, естественно, принимаем участие. Испытание — в четыре тура. Сначала надо Тарзана изобразить. У меня это лучше получилось. Лидирую. Во втором туре Стас меня догнал. Быстро он крутое яйцо слопал, пивом запил и в шарик дул, пока тот не лопнул. Меня тут пиво подвело. Я его меньше люблю, чем Поздняков. Далее — пародия под фонограмму. Фредди Меркьюри Стас отлично изобразил. Думаю, у меня не хуже получилось бы, да по жребию мне достался Рики Мартин. Тут и до стриптиза дошли. Получили равные баллы. За счет пива Стас стал “Королем побережья”.

Отыгрался я у Позднякова в командном турнире. Впрочем, Поздняковы вообще отказались в нем участвовать. Сдрейфили. А мы с Леной равных себе не знали. Уже в первом туре лидерство захватили. Девушкам накрасили ярко губы, и они своим кавалерам ставили поцелуи на теле. Кто за минуту больше поставит, тот и выиграл. Ленка меня 172 успела поцеловать. Умница! В следующих турах я ее порыв поддержал. Что за задания были, умолчу, но интернациональную пару Мамедов—Жемаева в Турции надолго запомнят.




Партнеры