Как не подавиться Путиным

15 февраля 2003 в 00:00, просмотров: 534

Эта женщина знает на вкус Путина, Пугачеву, Киркорова, Аллегрову и многих других. И не только сама знает, но и угощает президентами да звездами эстрады других. “А почему вы думаете, что их нельзя съесть? — удивляется она. — Очень даже можно! Главное, чтоб они не засохли и не испортились. Да вот сами попробуйте!”


Путин был свежим и таял, как мед. Пугачева на вкус оказалась просто волшебной, зато Киркоров показался нам приторным, а Аллегрова уже просто не полезла в рот — такими сытными были наши звезды.

Кулинарные творения Елены Сучковой уже оценили звезды эстрады, политики, модельеры, актеры и лучшие кондитеры мира. Она может сотворить сказочный замок, домик с прудом и лебедями, летящего Черномора или президента, причем все это — на поверхности торта. Елена — кондитер-фигурант, или шеф-пейстри, — мастер, который делает авторские работы. И если есть в кондитерском деле высокая мода, то ее изделия — яркие представители выпечки от кутюр.

— Где же, если не секрет, учат таких мастеров?

— Честно говоря, нигде. В кулинарном техникуме этому не учат, так что я до всего дошла своим умом и опытом, у меня ведь уже 26 лет стажа. Мне достаточно только представить себе что-то, и в голове уже картинка — как это сделать. Не зря же я окончила факультет живописи и графики Народного университета искусств.

— Вы изобрели технологию живописи королевской глазурью. Что это такое?

— Я подумала: раньше церкви расписывали краской на основе яиц, и они до сих пор сохранили цвет. И придумала королевскую глазурь — смесь белков, сахарной пудры и лимонной кислоты. Замешиваю, раскладываю взбитую смесь, а по краям размещаю красители. Пишу картины на заготовках из кондитерской мастики — это смесь сахарной пудры и сиропа. Предварительно наношу контур картины или портрета на заготовку и расписываю. Наносится картина мастихином — мягкой лопаточкой, которой художники снимают масло с холста, когда им что-то не нравится. Этой лопаткой еще смешивают краски, прежде чем нанести их на холст.

Рама делается отдельно из марципана — смеси протертого миндаля с сахарной пудрой, высушивается, и все это я склеиваю смесью белка и сахарной пудры. Такая смесь действует как клей, зато картина полностью съедобна. Полученную рамку можно покрыть съедобным же “золотом”. Эти портреты долго хранятся, особенно если их поместить под стекло. Главное, напротив не должно быть источника света, чтобы картина не поблекла.

Елена — единственный российский кондитер, получивший “золото” в международном конкурсе кулинаров. В прошлом году на Мальте она получила золотую медаль за свою работу в классе марципана “Люди и звезды”. На торте старец смотрел в телескоп, а основание было украшено знаками зодиака. Сначала Елена хотела, чтобы знаки были цветными, а потом увидела в метро белые мраморные колонны и решила, что постамент должен быть белым, монументальным.

Круглая композиция весом 27 кг вращалась вокруг своей оси под музыку Вивальди. Елена даже специально возила на Мальту магнитолу с диском.

— Самое сложное было пройти нашу таможню. Я забыла про ограничения на вывоз продуктов, и таможенники придрались: по декларации нельзя везти за рубеж столько шоколада, вы ведь не съедите его... А сколько пришлось писать писем во все инстанции, чтобы готовые торты пропустили без досмотра! У меня ведь все коробки были очень большие и в смотровое окно не проходили.

Портрет президента из королевской глазури Сучковой заказал один из ресторанов. Они же попросили сделать Пугачеву, Киркорова и Киселева.

— Что стало с этими портретами?

— Да съели их, и дело с концом! Зато мои работы хранятся у Юдашкина, Пьера Ришара, Аллегровой. Для Юдашкина мне заказали съедобный пейзаж его ученики. Они не знали, чем его удивить. Я написала цветущие сады на фоне гор.

На день рождения Аллегровой я сделала торт — шоколадный рояль, на котором стоит ее портрет, цветы и золотая диадема. Все, конечно, съедобное. Ирине предложили разделить торт на куски и устроить аукцион, но она отказалась, унесла торт домой.

На создание такого торта уходит несколько дней. А если торт с деталями из мастики, то им нужно успеть высохнуть. Высохшие детали легче соединить, и они дольше держат форму. Когда Елена делала работу для конкурса на Мальте, то выкраивала одежду из марципана, а потом одевала фигурки людей.

— Правда, что для фильма “Сибирский цирюльник” вы изготавливали стакан, который с хрустом съедает генерал во время запоя?

— Да, меня нашли ребята из съемочной группы Михалкова и попросили сделать “съедобную” рюмку. Есть такая технология — нагретый сахар выливают в форму и вытягивают как угодно. Можно сделать ту же рюмку матовой, прозрачной, блестящей. Правда, чтобы делать более сложные вещи, нужна карамельная установка, а это дорогое удовольствие. Я сделала из карамели прозрачную рюмку, но киношники взяли и помыли ее. И испортили — на прозрачной карамели остались отпечатки пальцев. Пришлось делать другую. Еще я делала торт в виде карты мира для съемок фильма “Стрингер”. Там по сюжету празднуется день рождения олигарха. Ему вносят торт, и он раздает его своим друзьям: хочешь — Францию, хочешь — Англию? Причем на съедобной территории каждой страны стояла своя достопримечательность из шоколада. На США — статуя Свободы, на Франции — Эйфелева башня, Кремль на России.

Однажды “новые русские” заказали Сучковой торт в виде обнаженной женщины во весь стол. Она сделала ее из бисквита, выпекала отдельно тело, грудь и голову, а потом все вместе собрала. Сверху обмазала ее марципаном, поэтому она была вся розовенькая такая, красивая.

Для “Песни-93” Елена делала торт весом в 300 кг и высотой полтора метра. По сценарию все артисты подходили к торту и украшали его: Киркоров посыпал кокосовой стружкой, Лещенко ставил пряничные часы с кукушкой. Под конец торт нужно было вывозить на сцену.

— Вы придумываете рецепты сами?

— Конечно, обожаю придумывать. Вот недавно придумала несколько десертов с авокадо, который кондитеры почему-то не очень жалуют. Я смешала авокадо с грецкими орехами и с соком лимона, очень вкусная смесь получается, ее можно подавать в качестве десерта вместе с мороженым, с ванильным соусом. Еще сделала суфле из авокадо — мякоть фрукта со сгущенным молоком, туда добавляется жасминовый или зеленый чай и желатин.

Вообще наши кондитеры любят добавлять во все побольше масла и жирного крема, а вот в Европе давно предпочитают легкие кремы и суфле, пюре из ягод. Там другая кулинария, и даже масляный крем у них более пышный и легкий. Я сама не ем такой крем и не советую другим. Это не очень вкусно и не очень полезно.





Партнеры