Флотилия для страшилы

22 февраля 2003 в 00:00, просмотров: 715

Не успела я переступить порог комнаты, как увидела, что навстречу на всех парусах летит Летучий Голландец. Как известно, капитан “Голландца” за неверие в Бога был осужден на вечное одинокое скитание. Корабль Германа Пудана — тоже призрак, но не морской, а небесный. Его Голландец, покинув землю, бороздит космические дали.

Рабочим материалом Герман Францевич Пудан, прослуживший всю жизнь на геологическом поприще и вдруг ни с того ни с сего начавший мастерить парусники, выбрал овсяную солому. Первый парусник он смастерил в середине 80-х. Соломенный сноп ему достался тогда от селян, приехавших в столицу на выставку зерноводства на ВДНХ.

— Солома была отменная: длинная и крупная. Нынче такую нигде и не сыщешь: на выставку ведь всегда везли все самое лучшее, — вспоминает мой собеседник. — Заполучил я сноп с большим трудом. Ну ни в какую колхозники не хотели с ним расставаться. Даже от денег отказывались. А потом расщедрились и просто подарили. А уж как с ним, перевязанным красной ленточкой, до дому в метро ехал!..

Прототипы изделий Германа Францевича — реально существующие именитые корабли. Осенью 2001 года он принес на экспозицию судомоделистов соломенную копию одного из главных кораблей английского флота XVI века — “Грейт Гарри”. Дата рождения настоящего фрегата — 1514 год. В те времена судно было последним словом кораблестроения: на борту имелось аж 186 пушек. Миниатюрная копия фрегата произвела настоящий фурор. Ее сразу же приобрели представители английского посольства.

Потом появился на свет соломенный “Ингерманланд” — флагман Петра Великого. Он так же, как и оригинал, был создан по чертежам самого государя. Этот корабль помог Герману Францевичу победить на творческом конкурсе, организованном русскими дипломатами в посольстве в Праге.

Солому Пудан теперь уже не покупает, а собирает на загородных полях. Специально выбирает пожелтее да покрупнее. От овса ему нужен только стебель, который сразу же с грядки отправляется в чан с горячей водой. Спустя часа два уже распаренный стебель Герману Францевич разрезает вдоль и отглаживает утюгом. Причем не обычным, электрическим, а чугунным, разогретым на газовой плите. Соломе необходимо придать еще и оттенок. Чтобы она стала белой, ее нужно обесцветить перекисью водорода, а для золотого оттенка — обработать в содовом растворе. Пропорции компонентов подбираются на глаз.

Дальше начинается самое трудное: надо вырезать кусочки по бумажной выкройке корабля. Это безумно кропотливая работа. Только один парус состоит из 70—80 кусочков. Да и для получения объема только двух цветов бывает маловато — нельзя забывать и о светотенях. Их Пудан также “наносит” чугунным утюгом. Чуть передержишь его — и деталь испорчена, придется переделывать...

В общем, для того чтобы “спустить корабль на воду”, Герман Францевич корпит над ним ни много ни мало целый год! В общей сложности Пудан смастерил около 20 каравелл.

Есть у Германа Францевича и любимая работа — пиратский бриг из романа Луи Жаколио “Грабители морей”.






Партнеры