Между миром и войной

26 февраля 2003 в 00:00, просмотров: 200

В эти дни большая игра на шахматной доске международной дипломатии все больше напоминает блиц-турнир, когда у игроков времени в обрез. Каждую минуту флажок на часах может упасть, что, в свою очередь, может означать начало войны в Ираке с ее непредвиденными последствиями.

О напряженном характере этого дипломатического “блиц-турнира” свидетельствует даже простой хроникальный перечень событий. Государственный секретарь США Колин Пауэлл в Пекине убеждает президента Цзян Цзэминя и его наследника Ху Чжин Тао не применять вето в Совете Безопасности во время голосования новой американской резолюции, спонсорами которой выступили Англия и Испания. На ранчо Кроуфорд в Техасе президент Буш принимает премьер-министра Испании Азнара, своего верного союзника, и просит его “повлиять” на испаноговорящих членов Совета Безопасности ООН. “На подлете” еще один верный союзник Вашингтона — премьер-министр Болгарии и наследник болгарского престола Симеон Саксе-Кобург. В Багдаде бывший премьер-министр России Евгений Примаков, прибывший туда по поручению президента Путина, как в период первой войны в Персидском заливе — по поручению советского президента Горбачева, втолковывает своему личному другу Саддаму Хусейну необходимость разоружения во избежание войны. В Берлине президент Франции Ширак и канцлер Германии Шредер выступают против резолюции Вашингтона, и Ширак намекает на возможность французского вето. Заместитель госсекретаря США Болтон примчался в Москву с той же миссией, что и его шеф — в Пекин. В Анкаре правительство решило предоставить территорию Турции американским войскам, но, поскольку кабинет раскололся по этому вопросу, последнее слово должен сказать парламент страны.

Да, фигур на доске международной дипломатии хоть отбавляй, передвигаются они в блицевом темпе, но разыгрывают различные дебюты: одни дебют войны, другие — дебют мира. Новый дебют войны в виде новой резолюции Вашингтона, внесенной в понедельник, 24 февраля, был разыгран, говоря словами Буша, — “ради бриттов”, то есть ради премьер-министра Англии Тони Блэра, ставшего оруженосцем президента США. Буш вошел в положение своего верного оруженосца, против провоенной позиции которого выступают и английская общественность, и сама партия Блэра — лейбористская. Даже формально резолюция была внесена не американским представителем в ООН Негропонте, а английским — сэром Джерми Гринстоком.

Смысл резолюции заключается в том, что Саддам Хусейн не использовал последнюю возможность для разоружения, что он не разоружается, а обманывает ООН, а посему... Но дальше смысл резолюции замутняется. В ней нет ни ультимативных сроков, ни угрозы войной. В этом сказалась английская редактура. Если Буш готов воевать без “добра” Совета Безопасности, Блэру хочется им заручиться.

В противовес американо-английско-испанской резолюции Франция, Россия и Германия, поддержанные Китаем, внесли не резолюцию, а меморандум. Суть его состоит в том, что торопиться с войной не следует, что надо дать инспекторам дополнительное время для завершения их работы. В меморандуме обозначен конкретный срок — четыре месяца. Но Вашингтон не намерен ждать так долго. Как стало известно из Белого дома, Вашингтон будет ждать лишь до 7 марта, когда главные инспектора доложат Совету Безопасности о проделанной ими работе. Затем Вашингтон поставит на голосование свою новую резолюцию и, независимо от того, пройдет она или нет, вторгнется в Ирак. Ждать четыре месяца Вашингтон не намерен потому, что лето в Ираке — это адское пекло и воевать там очень трудно, тем более что американские солдаты будут укутаны в противохимические и бактериологические одежды.

Маячит еще одна дата — 1 марта. К этому дню Ирак должен по требованию главного инспектора Ханса Бликса уничтожить 100—120 ракет малого радиуса действия, известных под названием “Аль Самоуд-2”. Бликс утверждает, что их радиус превышает расстояние, разрешенное резолюциями ООН, — 150 километров. Багдад настаивает на том, что не нарушает эти предписания. В качестве ловкого пропагандистского хода Ирак пригласил в Багдад южноафриканских ядерных экспертов по разоружению. (Американцы все время ставят ЮАР в пример Ираку.) Удовлетворит ли уничтожение этих ракет Вашингтон? Вряд ли. Выступая на ранчо Кроуфорд в Техасе, Буш привел потрясающий по своей “логике” аргумент. Он сказал: “Если Саддам уничтожит эти ракеты, значит, у него есть еще много оружия...” Таким образом, что бы ни делал Ирак в области разоружения, он тем самым лишь еще больше будет подзадоривать Белый дом, который ищет любой повод для драки.

Наконец, в понедельник произошло сенсационное событие. Саддам Хусейн впервые дал интервью американскому журналисту. Этим счастливчиком стал главный корреспондент новостей на ТВ-канале Си-би-эс маститый Дэн Разер. Интервью (с переводом) длилось три часа. В ходе интервью Хусейн сказал, что вызывает президента Буша на телерадиодебаты. “Пусть он скажет все, что он хочет, а я скажу все то, что я хочу сказать. Пусть он воспользуется этой возможностью доказать всему миру необходимость войны против Ирака”, — заявил Саддам Хусейн. Ошеломленный Дэн Разер спросил багдадского диктатора, уж не шутит ли он? “Война — не шутка. Я говорю всерьез”, — ответил Хусейн. В Белом доме вызов Саддама был с негодованием отвергнут. “Мы ждем от него не дебатов, а разоружения”, — заявил пресс-секретарь президента Ари Флейшер.

Стрелки на часах дипломатического блиц-турнира все ближе пододвигаются к флажку войны. Акции на Уолл-стрите сильно упали. Бензин подорожал...




Партнеры