За столом и под столом

6 марта 2003 в 00:00, просмотров: 180

Какой русский не любит вкусно поесть и хорошо выпить? Это желание появилось не вчера и вряд ли умрет завтра. На выставке “Российское застолье XIX—XXI” есть уникальные фотографии 80-х годов XIX века, главный персонаж которых — бутылка.

Путешествуя по залам Московского дома фотографии, можно проследить историю развития отечественного фотоискусства. Так, скажем, в позапрошлом веке фотоаппарат представлял собой здоровенный ящик, не отличавшийся особой мобильностью, и съемки происходили либо на природе, но со штативом и долгой подготовкой, либо в фотомастерской, с рисованным пейзажем а-ля наив на заднике и бутафорскими бутылками и закусками. Но не только алкоголем славилось наше застолье. Русскому человеку свойственно было и за самоваром посидеть, чайку попить. Только таких кадров, характерных для крестьянских семей конца XIX века, осталось мало: фотосъемка тогда была дорогим удовольствием. На смену деревенским чаепитиям, идиллическим пикникам, балам и званым обедам пришли банкеты Политбюро, но и они оказались не вечны. Вот и сейчас безумные пиры новых русских, где зачастую главным блюдом на столе была обнаженная девушка, сменились чинными кафе, работающими “под Европу”.

В этом свете интересно проследить эволюцию сервировки стола. Если на фотографиях XIX века, выполненных в фотостудии, посуда играла роль декораций, то в крестьянской семье все было весьма просто и функционально. Застольная экспозиция в Доме фотографии построена на контрасте: пышность званых обедов, официальных церемоний, где посуда только что не из золота, соседствует с ужином на кухне в обычной “хрущевке”, в рядовой семье с ординарной посудой.

На выставке представлено более 300 произведений величайших мастеров и культовых фотографов: Карла Буллы, Александра Гринберга, Виктора Руйковича, Александра Родченко и многих-многих других. С их помощью отслеживаешь историю страны: вот Лев Толстой в столовой принимает гостей, а вот Гришка Распутин в кругу своих “работниц”. Чуть поодаль — столовая для бедных: тоже ведь застолье! А Михаил Шолохов запечатлен на рыбалке в кругу друзей за “рюмкой чаю”. На выставке — большая тематическая подборка “За победу!”. Здесь насчет застолья на фотографиях негусто, однако и кусок хлеба со стаканом водки во время войны — уже пир, а любая минутка отдыха — праздник. Вот и пользовались моментом фотографы, увековечивая счастливые лица. Затем наступает эпоха Хрущева: он — на Политбюро, на охоте, на свадьбе Валентины Терешковой...

На смену партийной тематике приходит недалекое прошлое: подборка “Прощай, новый русский” от Евгения Кондакова — с бешеным угаром разудалой жизни. Ее венчает портрет Брынцалова. Если к снимку добавить подпись “Я могу все”, получится недурственный плакат для предвыборной кампании. А рядом, в соседнем зале, простые люди справляют Новый год, и кажется, что они счастливы и нет им сейчас ни до кого дела. Новогоднюю тематику сменяют кадры с татарского праздника Сабантуй и застолья оленеводов Якутии: застолье-то наше как-никак многонациональное.




Партнеры