Кристина Агилера стала лицом Версаче

13 марта 2003 в 00:00, просмотров: 234

Сегодня в Париже заканчиваются Дни прет-а-порте (осень—зима-2003/04 года). А начались они с того, что модная и околомодная тусовка обсудила новость номер один: Дом Версаче выбрал себе лицо — Кристину Агилеру. Новое лицо, говорят, само не может поверить в случившееся. Так, во всяком случае, утверждают те, кто прибыл на Парижскую Неделю с Недели Миланской, где Кристина восседала в первых рядах на показах Донателлы.


Сама Донателла подтвердила факт избрания Кристины с оговоркой: мол, это потому, что моя новая линия — чистейшее отражение стиля певицы. Впрочем, злые языки тут же вспомнили, что минувшей осенью загорелая Донателла говорила то же самое про Бритни Спирс. И дело было тоже в Милане.

Но что до Парижа, то сюда — в сердце мировой моды, где создается фэшн-климат, — на прет-а-порте съезжаются все и вся: “В этом году, несмотря ни на что, приехало невероятное количество людей, — заявил президент Французской федерации от кутюр и прет-а-порте Дидье Грюмбах. — Конечно, атмосфера совсем не та, что была после 11 сентября, когда, например, почти не приехали американские покупатели. Но на этот раз они здесь, несмотря на угрозу войны в Ираке”. Впрочем, мировая конъюнктура дает о себе знать — покупатели приехали с урезанным бюджетом: “Это нормально. Если война начнется, все заказы придется аннулировать”, — сказал генеральный директор Дома Хлое.

Однако и именитые мастера, и мэтры прет-а-порте класса люкс, и молодые дизайнеры сделали все, чтобы притянуть клиентуру. Каждый день — 10—12 показов, не говоря уж о многочисленных шоу-румах. На прет-а-порте и зарабатываются деньги, вокруг него и вертится вся фэшн-индустрия. Некоторые дизайнеры, как Лакруа или Ямамото, решили устроить показ не на подиуме, а в своих Домах. Дом Rochas заставил говорить о себе, потому что сменил нового арт-директора. А Дом Chloe в кафе “Де Флер” задул 50 свечей на праздничном торте. Впрочем, вечеринок, сопровождающих прет-а-порте, хватает на каждый день: Дом Celine отпраздновал boogie-night party в честь своей легендарной сумки, Ямамото презентовал свою линию для “Адидас”, Moschino шумно отгулял открытие первого бутика в Париже...

Однако неделя отметилась и двумя “прогулами”: Кензо не устроил дефиле (он перенес его на октябрь), и Дом Торрент — тоже, потому что находится в трауре (умерла основательница Дома — Роз Торрент-Метт). Вопрос о будущем от кутюр у Торрент пока висит в воздухе. Впрочем, от прет-а-порте Дом вряд ли отойдет: все-таки, в отличие от высокого шитья, это реальные деньги, а не создание бесценных произведений искусства.

А главное — в связи с прошедшими Днями готового платья необходимо сказать о двух вещах. Во-первых, опять нашелся умник, сведший на нет идею прет-а-порте, превратив готовое платье в некое подобие кутюра и шоу, которое “маст гоу он”. Конечно, это Джон Гальяно для Дома Dior. А во-вторых, на подиум пришла зима и осень. Это уже отдельно от Гальяно. И поддается описанию.

Гальяно разогрел публику до неприличного состояния. Гальяно использовал лаковую кожу и в огромных количествах — латекс (зайдите в ближайший секс-шоп, там объяснят). Латексные брюки со шнуровкой, платья и даже нечто типа масок, прикрывающих лица манекенщиц, — все попахивало садомазохизмом, несколько смягченным детскими яркими цветам — красный, синий, желтый. Кожаное белое пальто (с рукавами-кимоно). И плиссировки в стиле секс-символа Мэрилин. Символом коллекции стала эротическая цифра “69”, которую дизайнер пришил на брюки и юбки бельевого стиля.

А что до второго пункта — “все остальное”, то описание его умещается в одно слово: шик. Ну, например, Розмари Родригес (для Дома Пако Рабанн) создала привычные нам металлические платья, но с налетом женственности. Пако и Родригес дают сегодня интервью тандемом: стиль нового арт-директора удачно вписался в стиль Рабанна. Мэтр стоит у манекена — не с ножницами, а с пассатижами и отрубает у платья подол — длина становится микроскопической. Но эти мини-платья через несколько часов на показе станут настоящим хитом. Женственно, стильно и очень много секса — не нахрапистого, не напористого, а такого тонкого, женственного секса.

“Заместитель” Ив Сен-Лорана Жан-Поль Готье представил будущий сезон на фоне детства: коллекция была в стиле “Алисы в Стране чудес”. “В сегодняшнем контексте вернуться в детство не так уж плохо”, — объяснял после показа мастер журналистам. Короткие брючки, романтические топики холодных оттенков и маленькие платья. И только пальто — длинные, с лисьим мехом. Последнее обстоятельство спровоцировало двух неизвестных граждан забраться на подиум — выразить протест против использования натурального лисьего меха. Но бунтарей быстренько эвакуировали из зала — причем один “эвакуировался” в меховой куртке... Не обошлось без манифестантов, борющихся за права несчастных животных, и на показе Дома Селин, где в первом ряду восседала Шарон Стоун. Но протесты у публики были какие-то вялые: понятно же, что если мир еще можно отучить носить мех, то запретить питаться мясом — вряд ли; так стоит ли надрывать глотку в защиту меховых зверюг?..

Дом Кашарель вернулся в 60—70-е годы: графика, цветочки, пайетки, мандариновый свитер, малиновые мини-юбочки, пальто цвета фуксии, сердечки. Соня Рикель поставила женщину на высокий каблук и засунула в декольтированные свитера. Сложно представить: как это будет носиться по зимнему морозу? Но на то Рикель приложила меха, которые она обожает.

Жюльен Макдональд для Дома Живанши поиграл в этот раз с оптическими эффектами: черный-белый. Английский дизайнер сделал свою коллекцию для дам, которые начитались детективов про русских шпионок, — с этими пальто в поясах и ремешках, с этими а-ля русскими шапками, с этим многочисленным и наконец-то вновь любимым всеми без исключения дизайнерами мехом. Для вечера — простая сорочка, похожая на те, что носят наши дедушки. Но с черным болеро. Или — маленькие вязаные золотые платья. Или — длинные платья с глубоким декольте и фальшивыми бриллиантами, окружающими длинную “молнию”. А Дом Унгаро создал... Впрочем, как обычно — создал женщину-люкс: в плиссе, в муслине, в чем-то черно-малиновом и роскошном.

В том роскошном контексте увидел свою женщину Карл Лагерфельд для Дома Шанель. Ноги этой женщины — в кожаных сапожках на шпильке, бедра — в кожаных юбочках, а грудь... Ну-у-у, грудь у Шанель всегда спрятана под фирменным твидовым жакетом. В этот раз на талии у женщины-2003/04 висели серебряные пояса-цепочки. Многочисленные бусы-жемчуга отошли на второй план перед эти новшеством.

И даже дочь Пола, Стелла Маккартни, поспешила спрятать свои любимые пайетки и одежки ультрасекс до лучших времен. Целомудренные юбки до колена, мохеровые свитера, на вечер — простые маленькие платья. Стелла решила, что женщина в следующем сезоне будет женственной и шикарной. И разукрасила коллекцию в цвет сирени, серого жемчуга и в тот самый неописуемый цвет, который французы называют “засахаренный каштан”.




Партнеры