Камерная любовь с “голубым другом”

19 марта 2003 в 00:00, просмотров: 814

О женской колонии строгого режима, что в поселке Шахово Орловской области, говорят как о месте заколдованном. Очень уж оно богато заключенными талантами. Один из таких талантов (вернее, одна) появился позавчера не где-нибудь, а на пороге Новой сцены МХАТа им. Чехова. Осужденная за убийство Екатерина Ковалева приехала на премьеру собственной пьесы “Мой голубой друг”, поставленной главным театром страны в рамках декады Новой драмы. Такого история МХАТа не знала со времен Станиславского.

Начнем с того, что при колонии есть театр. Четыре года назад там появилась талантливая поэтесса, потом скульптор — женщина, с 8 сроками. Теперь в колонии родился свой драматург. Открытие Екатерины Ковалевой состоялось в ходе проекта “Документальный театр”. Год назад драматурги этого проекта отправились в Шаховскую колонию, чтобы посмотреть на тамошние таланты и написать документальную пьесу. Тогда же они провели среди заключенных женщин драматургический семинар, в результате которого и появилась пьеса “Мой голубой друг”.

Екатерина Ковалева — женщина лет сорока, невысокого роста, в темной куртке и коричневых брюках — появилась в Камергерском переулке за полчаса до начала спектакля. Никаких цепей-наручников на ней не наблюдалось, и охрана на охрану тоже была совсем не похожа — вместе с Ковалевой приехали психолог и одновременно руководитель тюремного театра Галина Рослова и двое сотрудников колонии: симпатичная блондинка и весьма элегантный молодой человек — оба в штатском.

Под прицелом теле- и фотокамер Екатерина ужасно растерялась, но тем не менее старалась держаться с достоинством. А психолог сразу блокировала все вопросы, касающиеся состава преступления и приговора: “Это неэтично”.

“Моего голубого друга” играли на Новой сцене. Казалось, что крохотный зал на 100 мест того и гляди треснет: столько желающих было посмотреть пьесу столь необычного автора. Автора усадили посередине второго ряда, и спектакль начался. Ковалева написала пьесу о любви, что вполне понятно: человек, лишенный за решеткой нежности, ни о чем другом и не мечтает. Сама же пьеса Екатерины выросла из ее маленького рассказа “Изгои”. Он о том, как заключенные — изгои общества — пытаются с помощью любви выбраться из болота, в котором оказались.

Главная героиня — Настя — не может нормально воспринимать мужчин, потому что была избита, изнасилована, а потом родила сына и теперь со страхом ждет, когда он спросит: “А кто мой папа?” Настя озлоблена, ожесточена, изломана, но при этом пишет стихи. В камеру по соседству, так называемую “обиженку”, куда сажают гомосексуалистов, попадает Вадим — художник-реставратор, попавшийся на подделке старинных икон. Его с Настей разделяет холодная стена. Все, что он может ей предложить, — это вместе “слушать весну”, и Настя, помимо собственной воли, заново учится любить. Потом ее отправляют по этапу, и позже до нее доходит весть о том, что в одной из разборок Вадима зарезали. С тех пор в самые отчаянно-тяжелые минуты она не зовет на помощь ни Бога, ни мать. Она шепчет: “Мой голубой друг, помоги мне!”

В спектакле заняты Евгения Добровольская, Эдуард Чекмазов, Ксения Часовских, Елена Казаринова, Юлия Устинова. Несмотря на жанр действа, заявленный как “work in progress” — открытая репетиция, или эскиз к спектаклю, — и режиссерская (Екатерина Волкова), и актерские работы выполнены настолько сильно, что все воспринимается как полноценный спектакль, поставленный на камерной сцене.

Корреспонденту “МК” удалось задать несколько вопросов Екатерине Ковалевой. Рядом, конечно, стоял психолог.

— Катя, вам понравился спектакль?

— У меня было ощущение, что я сижу в камере вместе с моими героями.

— История пьесы реальна?

— Все судьбы прошли рядом со мной. Я их просто описала.

— Когда вы писали пьесу, вы думали, что все закончится МХАТом?

— Нет — и до сих пор в это не верю.

— Это правда, что в детстве вам хотелось работать в кукольном театре?

— Да. Это было давно.

— Вы пишете сейчас что-то еще?

— У меня есть кое-какие задумки.

— Когда вы освобождаетесь?

— В сентябре этого года. Надеюсь...

— Вам хочется связать свою дальнейшую жизнь с театром?

— Теперь да.

— Как вы себя чувствуете в Москве?

— Город давит.

— Катя, ваша пьеса — о любви. После всего, что с вами произошло, вы считаете, любовь имеет право на существование?

— Обязательно. Всегда. Что бы ни случилось.




Партнеры