Президент всех голубятен

24 марта 2003 в 00:00, просмотров: 630

Голуби, как цыгане, есть везде. Особенно их много на Трафальгарской площади в Лондоне. Терпеливые и демократичные англичане даже составляют специальные проекты, чтобы количество голубей там поубавить. Предлагаются, как говорится, и непопулярные меры.

Глава Балашихинского района Владимир Самоделов, напротив, уверен, что много голубей не бывает. Сам он держит 300 “голов”. И было бы время — удвоил, утроил это “стадо”. Увы и ах, хлопотная должность мэра не позволяет уделять больше внимания своим питомцам.

Не простым, заметим, а спортивным. То бишь тем, которых в простонародье называют почтовыми.


Голуби хоть и считаются посланцами мира, но чаще всего их используют все-таки для войны. Американцы в Ираке по ним определяют действие химического оружия. В прошлые века голуби добросовестно носили почту из тыла на фронт и обратно. Даже в известной кинокомедии

“Бей первым, Фредди!” именно им отводилась неприглядная участь ядерных разрушителей планеты.

Впрочем, больше всего в Подмосковье об этих нежных созданиях знает глава Балашихинского района Владимир САМОДЕЛОВ.

Ими Владимир Геннадьевич начал заниматься еще школьником. Потом был небольшой перерыв на службу в армии. Ну, а уже потом голуби стали как бы второй его профессией.

— Сегодня у меня около 300 голубей, — рассказывает глава района. — Это немного: в Германии есть одержимые, которые держат по 1,5 тыс. голов. У меня голуби спортивной породы из Голландии, Бельгии, Германии и одна пара — из Англии.

Балашихинский мэр очень сожалеет, что в России нет такого размаха голубеводства, как, например, в Германии. Там победитель конкурса — не голубь, конечно, а хозяин — получает премию до двух миллионов евро! Любовь к этим созданиям сподвигла Самоделова к тому, что год назад он организовал Союз голубеводов Подмосковья и стал его почетным президентом.

За это время он получил все кубки и грамоты, которые есть в России. И не потому, что президент: его голуби — самые что ни на есть быстрые и спортивные. Т.е. возвращаются под крышу дома своего практически с любого расстояния. Точнее, до 1,5 тыс. км — дальше своих питомцев он пока не выпускал.

* * *

Современный голубятник — совсем не тот, который бегает по крышам. На все есть строгий контроль и учет. В руках Самоделова — какое-то электронное устройство размером с сотовый телефон. Оно позволяет через спутниковую связь (!) наблюдать за голубями в полете, а также выдает на-гора кучу необходимой и полезной информации о благоприятных днях и часах, о том и о сем — и все, естественно, во имя и во благо голубей.

В библиотеке у мэра — претолстый альбом с цветными фотографиями разных пород голубей. Не знаем уж как, но все достоинства голубя или голубки скрыты в птичьих глазах. Такой специалист, как Самоделов, глянет в глаза — и сразу определит, чистых ли кровей экземпляр, с какой скоростью летает и насколько безошибочно ориентируется в пространстве.

— Вот полетный журнал, — Владимир Геннадьевич раскрывает тяжелый талмуд. — Летать мы начали с коротких дистанций, с Ряжска — это 250 км от Балашихи. Своих “воспитанников” выставляли энтузиасты из Орехова-Зуева, Домодедова, Павловского Посада, Щелкова, Черноголовки и Киржача — это уже Владимирская губерния. Первые пять голубей, которые вернулись, были мои. Потом Миллерово Ростовской области — около 800 км. В 6 утра их выпустили — ко мне 13 голубей из 16 прилетели в 6 вечера. Трое вернулись только на следующий день. Видно, по пути облюбовали какое-то поле, там сели, погуляли, отдохнули. А потом уже — в Балашиху. Значит, с этими тремя я недоработал. Самый большой “заплыв” был из Элисты — 1300 км. Мои пришли все, и тоже — первые...

По сути дела спортивные голуби — те же самые почтовые. Они устроены так, что безошибочно ориентируются в пространстве — как правило, по Солнцу и магнитным полям. И непременно возвращаются домой. Над незнакомым городом, где их выпускают, они делают большой круг, “ловят” свое родное направление — и вперед. Летят со скоростью 100—110 км в час.

В истории человечества такие голуби не раз и не два сослужили людям добрую службу. Воины, покидая города, уносили их с собой, к лапкам привязывали сообщения — и те доносили записки домой, скажем, в осажденную крепость. В годы войны немецкие солдаты на оккупированной территории под страхом смерти приказывали населению сдавать радиоприемники и... почтовых голубей! Опять же они активно использовались партизанами и подпольщиками.

Из знаменитостей заядлыми голубятниками считались Александр Македонский, Леонид Брежнев, Виктор Черномырдин. Теперь в эту славную плеяду вошел и балашихинский мэр.

* * *

Стоят такие ученые голуби по-разному. Есть и по $10 на Птичьем рынке, ну а есть и... по 60 тысяч евро! (У кого, наверное, таких много, так это у бывшего премьера России Виктора Степановича Черномырдина!)

— В позапрошлом году, — вспоминает мэр, — я был в Германии на выставке голубей. Была там пара за 30 тыс. долларов. Денег у меня таких нет, но на эту пару я, что называется, запал, просто не отходил от нее. Уж очень мне понравились — загляденье! Хозяин, видно, почувствовал мои симпатии. И вот выставка уже закончилась, мы разъезжаемся. Вдруг немец несет мне эту пару. “Возьми, — говорит, — дарю”. И подарил! Немец! У которого снега зимой не выпросишь!.. Почти два года у меня прожили. Потом — исчезли. А как-то вечером звонит тот немец. “Ты что, — спрашивает, — отпустил моих голубей? Они ко мне вернулись!”

— Я сразу понял, что парочка от меня улетит, — это же почтовые голуби, — продолжает Владимир Геннадьевич. — Они возвращаются туда, где жили. И ведь умницы какие были! Выпускаю их вместе со всеми полетать — все возвращаются вовремя, минута в минуту, а эта парочка — на 5—6 часов позже. Меня-то, такого спеца, не проведешь: сразу догадался, что набивают себе дорогу в Германию, хотят дать деру. Но тут ничего не поделаешь. Это природа. Голуби — невероятно преданные человеку и семье создания. Я рад, что они благополучно вернулись восвояси, что их никто не подстрелил и не сцапал. Хорошо, потомство успели дать, и оно у меня осталось...

Больше всего Самоделов не любит кошек (они потенциальные пожиратели его птиц) и охотников. Те ради забавы вместо уток могут подстрелить и голубей. Зимой мэр “своих” держит в клетках и ячейках. Они — легкая добыча соколов (Жириновского?!) и ястребов.

При всех опасностях, которые грозят голубям буквально на каждом шагу, они все-таки летают. И выводят потомство.

В глубине двора у Самоделова уже почти построена новая голубятня. И хотя снаружи это милый бревенчатый домик, на самом деле — последний писк моды в голубеводстве. Не сегодня-завтра из Германии сюда приедет новейшее оборудование, и средства электроники станут осуществлять контроль за малейшим передвижением питомцев балашихинского мэра.

Что касается своего собственного потомства, то у Владимира Геннадьевича два сына. Старший закончил университет в Эдинбурге и папину любовь к голубям не разделяет. Младший, девятилетний Сережа, похоже, тоже не заболеет голубями. Сам Владимир Геннадьевич в его годы уже все балашихинские крыши “обследовал”. Кстати, зато теперь досконально знает кровельное, так сказать, хозяйство города. Эх, не та пошла молодежь, совсем не та...

Впрочем, папу-мэра это не особенно огорчает. Ведь голуби — только малюсенькая частичка жизни. А в ней (в жизни) столько всего интересного! Скажем, трубопроводы и аварии на них, тепло зимой в квартирах избирателей, реформа ЖКХ, дороги, общественный транспорт и все остальное, с чем приходится ежедневно и ежечасно сталкиваться главе района. Романтика! Наверняка его сыновья найдут свою стезю. Иное дело, что голуби дают человеку прилив энергии, прекрасно снимают стрессы. Ну никак без них нельзя!

Кстати, сам Владимир Геннадьевич, как утверждают в райадминистрации, нежен только с голубями. А с заместителей и прочего районного начальства стружку снимает будь здоров какую.

Может, поэтому в Балашихе зимой тепло, строятся и ремонтируются дороги, открываются новые вокзалы...

Если человек хоть в чем-то себя проявил — он способен на многое.




Партнеры