Саддам жив

31 марта 2003 в 00:00, просмотров: 358

Запад — это Запад, а Восток — это Восток. Разные миры и разные менталитеты. Для европейца президент — это слуга демократии. Для восточного человека, наоборот, народ — слуга президента. И если для США и Великобритании Саддам Хусейн — диктатор, то кем он является для иракцев? Чтобы это понять, нужно хорошо знать Ирак. Корреспондент “МК” встретился с таким человеком. Дипломат Александр КАЛУГИН работал в Багдаде в 1980—1985 и в 1989—1994 годах и участвовал во многих переговорах с Саддамом Хусейном. Сейчас он — посол по особым поручениям при МИДе России. В Багдаде последний раз был всего за несколько дней до войны.


— Kакое впечатление у вас осталось от Багдада?

— Он выглядел таким живым, там жизнь бурлила во всех местах, независимо от времени суток. Чистый, благоустроенный город. Помню, я вышел поздно вечером прогуляться. Люди сидели в кафе. Никто бы и не догадался, что завтра сюда придет война.

— Вы участвовали в переговорах спикера Госдумы Геннадия Селезнева с иракскими руководителями. Как держалась иракская сторона?

— Нас принимали в правительственном здании, в одном из представительских помещений. Это здание построили совсем недавно. Насколько я знаю, оно уже подверглось бомбардировке...

Мы встречались с Саддамом Хусейном, Тариком Азизом и главой парламента Ирака Хаммади. Они прекрасно понимали, что шансов избежать войны практически нет.

— После начала американского вторжения Хусейн несколько раз появлялся на экранах иракского ТВ. Сразу пошли сообщения, что это, может быть, двойник, а сам Хусейн уже мертв. Что вы на это скажете?

— У Саддама очень характерная речь, поэтому я его могу узнать с полуслова. Когда он начинает говорить, его ни с кем не спутаешь. Правда, первое его выступление после объявления войны было несколько скомканным. К тому же он был в очках, поэтому изменилось выражение лица. Но когда он выступал со вторым обращением к народу Ирака, а потом еще встречался с сыном, с военным командованием, то тут уже он был самим собой. Один к одному — никаких сомнений. Внешне он, конечно, меняется, но это связано исключительно с возрастом. Ведь ему в апреле будет 66 лет. А в остальном: и то, как он себя держит, и его манера высказывать те или иные мысли — все это показывает, что он практически не изменился. По-прежнему рассуждает философскими категориями, из-за чего его, кстати, бывает даже достаточно сложно переводить. Все слова понятны, но мысль так глубоко запрятана в этих философских рассуждениях... Арабским лидерам вообще это свойственно — не опускаться до какой-то там прозы.

— Иранский доктор Муслим аль Эсади утверждает, что несколько лет назад у Саддама Хусейна обнаружили рак.

— Ему приписывали смертельную болезнь столько, сколько я работал в Ираке. У него были проблемы со спиной — смещение дисков в позвоночнике. Это давняя болячка мучает его уже не один десяток лет. Но в целом он не производит впечатления больного человека. На этот счет была масса слухов, но он нормально держится и ясно понимает, что говорит.

— Слухи о бункерах иракского президента тоже преувеличены?

— Такие бункеры действительно есть, и в одном из них я побывал. Это было в марте 1998 года. Я как представитель России участвовал в инспекции ООН, когда искали оружие массового поражения в президентских дворцах. Когда мы ходили по главному президентскому дворцу в Багдаде, то под одним из зданий (там их несколько) нам показали бункер. Там были кинозалы, спортивные комплексы, комнаты отдыха, то есть — отдельная самодостаточная инфраструктура. Даже если сбросить на Багдад атомную бомбу, то в этом бункере можно жить длительный период. Американцы, которые тогда только предполагали, что в Ираке есть такие подземные помещения, были очень удивлены.

— Действительно ли у Саддама много жен?

— Я видел только его первую жену — Саджиди. Остальных, которых ему приписывают, не знаю. Он никогда не появлялся с женой на публике, поэтому проверить эту информацию невозможно. Это другое общество. У них вообще не принято ходить с женами на приемы. Хотя эмансипация женщин характерна для Ирака. Женщины там ходят с открытым лицом. Есть женщины, которые хотят иметь только одного или двух детей и готовы работать, а не сидеть дома. Но в целом здесь очень многодетные семьи: по 5—7 детей. Еще одна черта иракской семьи — это ранние браки и браки между родственниками. Кстати, жена Саддама приходится ему двоюродной сестрой.

— Насколько соответствует истине утверждение, что Саддам довел свой народ до нищеты?

— Действительно, население живет трудно: средняя зарплата очень небольшая — $20—30 в месяц. Если переводить все на доллары, то цены там очень низкие. Мясо, например, стоит 1,5—2 доллара, фрукты вообще продают за бесценок. Но для иракцев даже это дорого и обременительно. Однако им помогает правительство. Последние 10 лет там существовала система пайков. Раз в месяц на каждого члена семьи выделялось 7—8 кг муки, 2—3 кг риса, чай, еще что-то.

* * *

— Былая слава элитных частей сохранилась за Республиканской гвардией Ирака, которой предстоит защищать Багдад?

— Республиканская гвардия разбросана по всей стране, а не только вокруг Багдада. Ее части находятся при всех военных подразделениях, но у них отдельное снабжение, отдельные лагеря, отдельное базирование. Они являются важным элементом в каждом районе Ирака: и на севере, в районе Мосула, и в районе Киркука, и, естественно, вокруг Багдада. У них на вооружении — танки нашего производства “Т-72”. Это самое лучшее из того, что у них есть. Они уже давно не обновляли свой военный арсенал.




    Партнеры