Школа альтернативной жизни

3 апреля 2003 в 00:00, просмотров: 194

Когда военные эксперты начинают рассуждать о том, как сделать нашу армию более современной, ссылаясь на опыт западных стран, они совершенно не принимают в расчет то, что у нас служба в армии воспринимается и понимается людьми совсем не так, как у них.


На Западе считается, что молодых людей призывают в армию для того, чтобы научить их исполнять определенные функции, необходимые государству в случае войны. Функции эти довольно узкие: кто-то должен уметь водить военные грузовики, кто-то — заряжать определенное артиллерийское орудие, кто-то — из него стрелять. Ну и помимо того все должны уметь ходить в строю, стрелять из автомата и ночевать в полевых условиях — на всякий случай. То есть служба в армии подразумевает приобретение человеком некоторых специальных навыков и не более того.

У нас совершенно иной подход. У нас служат в армии не столько ради приобретения навыков, сколько для того, чтобы испытывать лишения и унижения. В армию солдат-срочник приходит не за тем, чтоб чему-то научиться — это второстепенная цель, а для того, чтобы его там “обломали”. Мы служили — и ты послужи. Здесь тебе не дома у мамочки, в теплой кроватке, здесь армия, понимаешь, школа жизни, мать твою перетак...

Из-за такого “обламывательного” подхода очень сложно организовать призывную службу, что называется, по уму — чтоб ее цели достигались быстро и с наименьшими затратами. Всякий шаг в сторону рациональности обвешивается гирями “школы жизни”, и в результате все то, что хорошо работает на Западе, у нас превращается в яростный маразм, удивляющий даже тех, кто сам его организовывал.

Пример дня — альтернативная гражданская служба. Десять лет закон обсуждался, в 2002-м наконец с божьей помощью был принят и с 1 января 2004 года вступает в силу.

По идее, такой закон нужен, чтоб снизить число уклонистов. Не хочешь в армию, боишься, тебя тошнит от неволи, казармы и оружия? Хорошо, тогда давай исполняй свой конституционный долг на гражданской службе, потому что два года жизни ты все равно должен отдать родной стране, никуда не денешься — такой закон.

В западных странах альтернативная служба так и понимается: мол, человек обязан так или иначе отдать родине сколько-то там времени, не солдатом в армии, так санитаром в больнице, и государство предоставляет ему такую возможность.

В России этого кажется мало. Ведь для нас дело не в отданном времени и не в приобретенных навыках, а в лишениях и унижениях, поэтому альтернативщику тоже надо их устроить, причем побольше и погуще.

Исходя из приведенных соображений, законодатели постарались сделать закон об альтернативной службе как можно более драконовским, чтоб служить альтернативщикам не два года, а три с половиной и непременно подальше от дома. Принцип экстерриториальности — за него ратовали все, а Комитет по обороне и безопасности Госдумы — в первую очередь.

Закон приняли, экстерриториальность в него забили, и вдруг — чудо! Ангел пролетел. Тот же комитет в лице тех же депутатов, что бились до исступления за экстерриториальность, три дня назад внес поправку к Закону об альтернативной гражданской службе, еще даже не вступившему в действие. Заменить “экстерриториальный принцип” на службу по месту жительства — теперь им кажется, так будет лучше.

* * *

Ну конечно, так лучше, и это ясно было с самого начала, и если бы в депутатах не сидел мстительный зверек, требующий ужесточить, усилить, наказать тех, кто не желает пройти “школу жизни” в казарме, они бы сразу поняли, что, если альтернативщики уезжают служить в дальние края, им там нужно обеспечить жилье, коммунальные услуги и еще оплачивать им проезд в отпуск и обратно, а денег на это нет ни у кого — ни у федеральных властей, ни у местных. Поэтому надо им жить дома — здесь у них и крыша над головой всегда будет, и папа с мамой как-нибудь прокормят, а той зарплаты, что они будут получать на своих грязных и тяжелых работах, все равно им ни на что не хватит.

Депутатам вся эта грустная реальность стала ясна лишь после парламентских слушаний с пафосным названием “На пути к реализации федерального закона “Об альтернативной гражданской службе”, прошедших 20 февраля.

Путь, короче, оказался тернистым. Комитет по обороне получил запросы из разных регионов на альтернативщиков — кому сколько и каких нужно, на какие работы их можно взять в регионах и каким жильем обеспечить. Проанализировав полученные заявки, депутаты поняли, что дело плохо. Жилья нет практически нигде, а зарплата в 630 рублей категорически не позволяет альтернативщику его снимать.

Вот и пришлось наступать собственной песне на горло и отступать. Хотя, конечно, это не очень прилично. Ведь теперь законодателям от обороны каждый может сказать: “Что же вы такие законы халтурные рожаете, если их немедленно приходится исправлять? Компетентности не хватает?”



* * *

Чтоб помочь сориентироваться юношам, которые собираются нести альтернативную службу, мы предлагаем небольшую выжимку из заявок на альтернативщиков, присланных в Госдуму из регионов. Просто, чтобы юноши представляли себе, что их ждет.

В Чувашии в основном требуются дворники и рабочие по обслуживанию зданий в школах-интернатах для больных детей (койко-место в общежитии, зарплата 666 руб. в месяц), санитары в психоневрологических диспансерах (контроль за соблюдением режима дня, организация кормления в столовой, помывки в бане, жилья нет) и уборщики территории (700—900 руб., жилья нет).

Во Владимирской области хорошие вакансии предлагает областной театр — звукорежиссер, машинист сцены, уборщик территории (общежитие). В психоневрологические диспансеры требуются врачи-психиатры (два) и довольно много санитарок палатных (жилья нет). Библиотеке им. Горького нужен высококвалифицированный программист (1405 руб., жилья нет).

Москве в большом количестве требуются санитарки — мойщицы психов (от 1000 до 2000 руб.) и рабочие по благоустройству населенных пунктов (от 2000 до 2800 руб.). Еще очень нужны дворники и уборщики территории (не путать — это разные вещи), плотники, каменщики и подсобные рабочие.

Карачаево-Черкесии, Туве, Якутии и Бурятии никто не нужен, во всяком случае, данных они не представили. Рязанская область — здесь снова требуется врач-психиатр (похоже, сегодня это одна из самых востребованных профессий), санитарки, кухонные рабочие, дворники и уборщики (жилья нет).

А Самарская область предлагает для прохождения альтернативной службы нечто и вовсе удивительное: одиннадцать вакансий подрывников-разрядчиков (подрыв боеприпасов всех видов и типов, сжигание негодных порохов и взрывчатых веществ, 1600 руб.) и две должности испытателей вооружения (проведение испытания образцов боеприпасов стрельбой из артиллерийских орудий и реактивных установок, 1500 руб.). Самое подходящее местечко для пацифиста, который принципиально не желает иметь ничего общего с оружием и армией...



БАШИ БЕЗ БАШНИ

Пока в России гадают, как лучше организовать “альтернативку”, эксперименты над призывниками ставят в некогда братских республиках.

Например, в Грузии решили не ограничиваться официальным откупом от службы. В проект нового дисциплинарного устава грузинские военные внесли оригинальный вид наказания — штраф за провинность (чем она серьезнее, тем большую сумму придется выкладывать). Не исключено, что уже в этом году призывники на собственной шкуре почувствуют все прелести “армейского хозрасчета”. Семимильными шагами реформируют армию в соседней Абхазии. В прошлом месяце депутаты народного собрания самопровозглашенной республики решили считать призывниками всех мужчин от 14 до 35 лет. Министр обороны Абхазии Рауль Хаджимба объяснил нововведение медицинской целесообразностью. По его мнению, в течение одного года (раньше ребят ставили на воинский учет в 17 лет) трудно определить, годен ли призывник к воинской службе по состоянию здоровья. Национальную целесообразность ищет в армии и президент Туркмении Сапармурат Ниязов. Чтобы каждый новобранец точно знал, какой командир за него в ответе, вождь и учитель всех туркмен предложил вместо иностранных воинских званий вернуться к своим исконным. Теперь командовать в ниязовском войске будут не полковники с капитанами, а былинные десятники (онбаши), сотники (юзбаши), тысяцкие (мунбаши) и командарм — гошунбаши. Судя по всему, главковерх Ниязов останется при скромном титуле туркменбаши.

Мода перетряхивать армейские мундиры докатилась и до США. За несколько дней до вторжения союзных войск в Ирак конгрессмен-демократ Чарльз Рэнджел представил в конгресс законопроект, предусматривающий восстановление обязательной воинской службы для мужчин и женщин в возрасте от 18 до 26 лет, причем без отсрочки от призыва для студентов университетов. Таким своеобразным способом ветеран войны в Корее пытался предотвратить боевые действия в Персидском заливе. Как и следовало ожидать, предложение не прошло. Новая война в Ираке началась аккурат накануне 30-летия перехода американской армии на профессиональную основу.






Партнеры