Братские цепи

3 апреля 2003 в 00:00, просмотров: 164

Считается, что быть рабом — ужасно, что это сродни людоедству. Но в самом центре Москвы есть еще оазис рабства, с которым, как показала практика, бороться бесполезно, ведь лучшие люди сами с удовольствием лезут в это ярмо!


Рабство в ХХI веке свило себе уютное гнездышко в Московском архитектурном институте. Главный предмет в МАрхИ — архитектурное проектирование. 1—2-й курсы обходятся одним подрамником 60х80 см, а начиная с 3-го курса в ход идут большие — 1x1 м, причем ближе к диплому количество используемых подрамников растет, постепенно приближаясь к 10—12 на одного студента. Естественно, одному с таким объемом справиться нелегко (даже смешно сравнивать с компактными курсовиками и дипломами “нормальных” вузов). И в этот момент на сцену выходят рабы, которые радостно предлагают свои услуги.

Рабы выполняют самую неблагодарную работу, то есть техническую. В докомпьютерную эру они обводили и заливали. Обводить надо было рапидом (рапидографом — чертежной ручкой, заправляемой тушью), заливать — им же. Ничего придумывать раб не имеет права по определению. Карандашом на подрамнике намечает всегда сам дипломник, приходящий преп-консультант или дипломный руководитель говорят только с самим “рабовладельцем”. Рабы при посещении препа лишаются права голоса, хотя и не выгоняются — им можно вежливо молчать и слушать. Нередко рабам поручается отмывка; особо всю жизнь ценилась отмывка тонкой слезкой, то есть бледно-прозрачной тушью или акварелью, — настолько тонкой, что надо проходить потом по этому месту более десяти раз беличьей кистью.

Рабами можно стать уже на 1 курсе. Некоторые приходят к этому судьбоносному решению курсу к третьему-четвертому, когда становится завидно, что сотоварищи рабствуют, а ты ничего не знаешь, ничего не умеешь, и жизнь как бы проходит мимо. Когда ты на дипломе — рабствовать уже некогда.

Для первокурсников рабство — лучшая школа, полезнее отсиживания на лекциях и семинарах. Ты делаешь именно то, что нужно уметь реально, и ты это видишь. Ты участвуешь в процессе, и результат получается красивый, яркий и большой (на десятиметровых подрамниках!). Ты еще не умеешь такого, даже если очень захочешь, а здесь дух захватывает от грандиозной красотищи. Обязанность дипломника — поить рабов чаем с плюшками, угощать сигаретами, давать попользоваться дорогими инструментами, рассказать и научить, если что непонятно.

Принципиально! Рынок платных услуг для студентов — с типично рыночными отношениями “заказчик—исполнитель” — не имеет никакого отношения к рабству!!! Рабы не продают дипломы/курсовики, они рабствуют, долго и с удовольствием!

Сейчас рабов намного меньше, чем 20 лет назад. Свою роль сыграла и компьютеризация: в четыре руки двигать мышкой неудобно. Но и во времена расцвета в рабы шло не больше 30—40% студентов — такова судьба любого необязательного явления. Даже на пляж в июле ходят далеко не все. Язык не повернется сказать, что в рабах были однозначно худшие, и наоборот — что весь архитектурный цвет непременно побывал в шкуре раба. Многие (слишком многие...) проехали мимо. Можно сказать лишь одно: хороший раб обязательно через несколько лет обзаведется своими рабами. А кто никому никогда не помогал — скорее всего останется один на один со своими десятью подрамниками, и никакие слезы не помогут даже за неделю до сдачи, когда уже спать совершенно некогда, а эти огромные подрамники, уходящие за горизонт, все так же белы и чисты, как и полгода назад...




Партнеры