Алиби ценою в 400 рублей

11 апреля 2003 в 00:00, просмотров: 357

В третьем часу ночи у Васьки прихватило сердце. Да так круто, что он ударил по тормозам что есть мочи и встал возле леса, на обочине безлюдного шоссе.

Кореш его, Леха, остановил проносившийся мимо трейлер и взмолился:

— Слышь, командир, брат помирает. Подбрось к больнице…

В половине четвертого бледный как простыня Васька уже лежал под капельницей. Леха же тем временем вертелся на дороге вокруг Васькиных “Жигулей” и причитал:

— Ну е-мое! А куда тачку-то девать, блин?! Ни доверенности, ни нотариуса, ни хрена!..

И, выругавшись в адрес нотариусов, не желающих работать по ночам, дернул к Василию в больницу на попутке.

В семь утра брошенная Лехой машина в чьих-то неопытных руках звякнула разбитым стеклом, заревела сиреной и исчезла в неизвестном направлении.

Навсегда…

Примерно такими воспоминаниями сможет поделиться в самое ближайшее время всяк сидевший за рулем: Министерство внутренних дел России активно лоббирует внесение поправок в статью 185 Гражданского кодекса, которые, видимо, навсегда поставят жирный крест на рукописных доверенностях и обяжут каждого передающего кому-либо руль вставать в очередь к нотариусу...

Первую попытку возродить обязательное нотариальное заверение доверенностей Уголовный розыск и ГИБДД России предприняли еще в 1999 году, когда количество хищений автомобилей обнаружило устойчивую тенденцию к росту. Беспомощность правоохранительных органов в деле розыска оказалась столь очевидной, что в попытке прикрыть оголившийся зад милицейские структуры даже потребовали у депутатского собрания узаконить выдачу нотариально заверенных доверенностей не где угодно, а лишь по месту регистрации автомобиля. Если бы почти четыре года назад депутатской смекалки не хватило на то, чтобы инициативу отклонить, сегодня каждый, например, столичный собственник автомобиля, приехавший в гости к теще в Чебоксары, испытав вдруг неуемное желание дать чебоксарскому тестю порулить, обязан был бы вернуться на пару дней в Москву, к местному нотариусу…

Проиграв первый раунд, органы, впрочем, не сдались. Они учли тактические ошибки первого боя, усовершенствовали технологии лоббирования и теперь уже положить под сукно вымученное ими предложение, скорее всего, не дадут. Да и милицейское семя, судя по настроениям, царящим в депутатском корпусе, на сей раз упадет куда надо, ибо для оплодотворения народных избранников выбрана безошибочная тактика.

В качестве главного аргумента в пользу соития с нотариусом продвигается главная мысль — о том, что рукописные доверенности помогают преступникам беспрепятственно перегонять похищенные автомобили. Мол, бандиту нацарапать филькину грамоту от имени собственника, лежащего в кювете с проломленной башкой, и с невинным выражением предъявить придорожному милиционеру не составляет никакого труда. И доказательством тому якобы — возросшее за последние два-три года почти на треть число хищений автомобилей и снижение количества найденных, от которых, кстати, как никогда прежде в массовом порядке пострадали и господа с Моховой.

Не исключено, что лоббирование анахронической идеи будет яростно поддержано и даже щедро профинансировано отнюдь не бедными нотариальными конторами, которые в середине девяностых с введением рукописных доверенностей лишились колоссальной прибыли! Стало быть, шансы вернуться к традициям прошлого века на сей раз повысятся у милицейских чиновников и стоящего за ними нотариата уже в десятки раз.

И хотя из миллионов похищенных и сотни задержанных на дороге автомобилей с липовой рукописной доверенностью попались пока только единицы, во имя этих единиц в очередь к нотариусу встанет вся страна.

Даже если узреть в этом рациональное зерно, не повернется язык назвать очередную законодательную инициативу заботой благодетелей о верноподданных. Она — лишь свидетельство агонии, поразившей милицейские структуры, плохо приспособленные к своевременному (пока машина не сгнила от старости) розыску похищенных автомобилей.

Это ж каким талантом милицейским чиновникам надо обладать, чтобы на совещаниях при заместителе министра внутренних дел не краснея заявлять: “Не будет рукописных доверенностей — число хищений снизится в десятки раз…” Ну, вроде как любой “авторитет” немедля соберет своих шестерок и скажет: все, мол, братва, — с угонами завязываем. Будем разводить кроликов…

Как бы не так! К принятию поправок в ГК еще не созрели депутаты, к приему миллионов посетителей еще не подготовились нотариальные конторы, а банды профессиональных угонщиков уже адекватно отреагировали на грядущие метаморфозы. Спрос на “карманных” нотариусов, способных без тени смущения подмахнуть любую доверенность, возрос как никогда прежде. Равно как и спрос на умельцев, профессионально подделывающих их печати! По некоторым данным, они уже — при делах.

Это значит, что похищать автомобили будут не меньше, чем раньше. И, как следствие, на черном рынке на них слегка возрастет цена. А возмещать бандитам их дополнительные расходы будут (сами того не подозревая) добросовестные приобретатели.

Вообще не очень понятно, почему Правила дорожного движения дают инспектору ДПС право совать свой нос в гражданские отношения между собственником автомобиля и лицом, которому доверено порулить. Ведь полномочия, передаваемые одним гражданином другому в части владения, пользования и распоряжения автомобилем (квартирой, пылесосом, штанами), относятся исключительно к категории гражданских правоотношений. И к безопасности дорожного движения абсолютно никакого отношения не имеют! Ну и в самом деле: может ли повлиять на уровень аварийности форма вашей с тестем договоренности — заключенная в письменном виде (от руки, на клочке туалетной бумаги), в нотариальном исполнении (с гербовой печатью государственного нотариуса) или в устном (“Я тебе даю на весь день машину, а ты мне за это помоешь ее и заправишь”)?

Конечно, нет. Более того, Гражданский кодекс России в статье 10 изначально предполагает, что граждане осуществляют свои права разумно и добросовестно, и потому их нельзя априори считать преступниками. Милицейское же лобби предлагает считать иначе.

Между тем Родина-мать — единственная в цивилизованном мире страна, где законность пользования чужим автомобилем все еще ставится под вопрос, где каждый ее верноподданный обязан доказывать с помощью доверенности, что он автомобиль не украл.

Это раньше, когда машина была семейным достоянием, чем-то вроде фамильных драгоценностей, доверять порулить им кому-либо (если фактически не осуществлялась его “продажа” по доверенности) отваживались лишь единицы. Теперь же, когда “колеса” стали массово доступным атрибутом бытия, на них “подсело” подавляющее большинство активного (да и пассивного тоже) населения страны. И, по статистике, около 70 процентов собственников автомобилей хотя бы один раз в год без всякой дрожи в руках и голосе выдают доверенность на право управления брату, свату или лучшему корешу. Значит, более миллиона столичных собственников машин теперь будут ежегодно обивать пороги у нотариуса, дабы за 400 рублей выдать кому-либо охранную грамоту.

Российский водила между тем уже и без того завернут в бумагу, как кусок колбасы. Он возит с собой водительское удостоверение — чтобы не возникало сомнений в том, что он умеет рулить. Свидетельство о регистрации — дабы убедить всех и каждого, что автомобиль обручился с государством. Медицинскую справку — чтобы похвастаться отменным (на день освидетельствования) здоровьем. Талон о прохождении техосмотра — дабы подтвердить: шаровая опора не вылетит как минимум два года. Путевой лист — чтобы не сбиться с маршрута. Накладную на груз — дабы доказать, что не украл. Лицензионную карточку — чтобы с гордостью заявить: “Да, я имею право возить фекалии…”

Не стоит полагать, что у придорожных милиционеров нет иных возможностей застукать похищенный автомобиль, кроме как обнюхивать доверенность.

Во-первых, немалая часть похищенных автомобилей сопровождается к месту назначения (к заказчику) милицейским эскортом, ставки за обслуживание которым хорошо известны…

В-вторых, не имеет абсолютно никакого значения, какая доверенность предъявлена придорожному милиционеру. Поводом для проверки должно быть совершенно иное обстоятельство: объявлена ли машина в розыск.

В-третьих, по данным неофициального опроса среди столичных инспекторов ДПС, при их нищенской зарплате семь из десяти отпустят похищенный автомобиль всего за 100 долларов.

Конечно, нам не тягаться с техническим оснащением европейских и американских полицейских по установлению личности сидящего за рулем и принадлежности его машины: информационная служба у нашей милиции чрезвычайно слаба. Но ежели сегодня не поставить милицию в жесткие условия, при которых систему оперативного доступа к единой базе данных с любой точки страны придется создавать, — завтра, глядишь, она и вовсе откажется от компьютеров и перейдет к получению информации из ученических тетрадок…

А потому ставить в интересную позу методом воссоединения с нотариусом следует не автовладельца, а — методом усаживания на скамью подсудимых — сотрудников ГАИ, одни из которых отпускают бандитов с миром, а другие — сотнями тысяч (!) по поддельным документам ставят похищенные автомобили на учет.

И никак нельзя теперь идти на попятную, ибо завтра, когда всероссийская нотариальная акция “Доверяй, но проверяй!” провалится с оглушительным треском, всяк сидящего за рулем (безмолвного, согласного, податливого — нужное подчеркнуть) обяжут возить справку из Управления исполнения наказаний, которая будет подтверждать, что он не бежал из колонии.

А в отсутствие таковой в колонию будут препровождать…


P.S. Коллегия правовой защиты автовладельцев просит депутатов Государственной думы РФ отклонить милицейские поправки к статье 185 ГК РФ как прямо ограничивающие права граждан распоряжаться своим имуществом. Список фамилий депутатов, принявших поправку и создавших тем самым дополнительные трудности своим избирателям, будет опубликован во всех доступных Коллегии средствах массовой информации.



Партнеры