Здравствуй, рыжий!

14 апреля 2003 в 00:00, просмотров: 255

Клоун в рыжем парике и с большим красным носом ругает своих сыновей за какой-то проступок, а те валятся от смеха на пол. Жена стоит рядом с клоуном и говорит ему:

— Ты, прежде чем ругать детей, снял бы грим!

Этот анекдот невольно припомнился на выставке “Российские клоуны”, где представлены и знаменитые на весь мир фотографии наших комиков на манеже, и совсем неизвестные личные снимки из домашних альбомов. Впрочем, Международный фестиваль “Мода и стиль в фотографии” в зале “На Солянке” одновременно демонстрирует и еще одну интересную экспозицию: “Детская мода. 100 лет назад”.

Собрать под единой крышей детей и клоунов — мысль верная. Так и кажется, что дети, доверчиво посмотрев в объектив фотографа из старинного ателье, потом в тех же самых нарядных платьицах и матросках отправлялись с родителями в цирк. И вполне возможно, там их до колик смешили клоуны Лерри (Иван Легалов) или Лео и Мико (Горев—Крейн) в диковинно расшитых костюмах. А может, удивлял выступлением зверюшек клоун-дрессировщик Анатолий Дуров (кстати, на снимке 1913 года он в туфлях “образца” 2003-го)...

Между прочим, у представителей самого веселого циркового цеха тоже существует мода на костюмы, на грим: ведь они образное, утрированное отражение стиля и духа своего времени. И все, как в “большой” моде, движется по спирали — это легко проследить по представленным фотографиям.

По одежке встречают: с первого выхода клоуна на арену зрителю должно быть ясно, кто перед ним — комик Рыжий или сатирик Белый. Это сегодня все перемешалось, а в XIX веке и начале ХХ Рыжие непременно выходили в растрепанном рыжем парике, с красным носом, с разрисованным по “полной программе” лицом... Белые, выступавшие соло или в паре с Рыжим, густо белили лицо, круто изламывали надменную бровь и наряжались в пышные ситцевые или бархатные комбинезоны и роскошные жабо.

Новые времена — новый стиль и образ. Лазаренко, Бим-Бом, братья Танти. А вот, наконец, Карандаш — смешной, но уже вполне свой, обычный человек. И Константин Берман, Олег Попов, Никулин—Шуйдин — внешне почти такие же, как их зрители в зале. А уж Енгибаров и вовсе словно случайно перешагнул барьер...

Казалось, буффонада навеки вышла из моды, умерла. Ан нет. Перед нами — серия “сНежное шоу” Вячеслава Полунина: снова сложный, многослойный грим, и странные костюмы, и страдающие глаза Нежного клоуна...

В общем, рассматривать снимки, обычно хранящиеся в питерском Музее циркового искусства, фондах Московского Дома фотографии и частных коллекциях, безумно интересно. Выставка продлится до 27 апреля.




Партнеры