Нары для белошвейки

15 апреля 2003 в 00:00, просмотров: 394

Москва — насквозь фальшивый город. Ежедневно и ежечасно вы рискуете стать жертвой наглого обмана. Принять от головной боли поддельное лекарство, вымыть голову “левым” шампунем, подарить любимой псевдозолотое колье... На одном из первых мест в списке самых популярных подделок — одежда. По данным сотрудников Управления по борьбе с экономическими преступлениями столичного ГУВД, 90 процентов товаров известных мировых марок, которые продаются в Москве, — фальшивка.

На днях стражи порядка закрыли в Белокаменной крупнейший подпольный пошивочный цех. Здесь шили дубленки, шубы, ботинки под логотипом известных всему миру модельеров “Гуччи”, “Ферре”, “Москино”, “Черутти”... Лейблы на этой халтуре стояли самые что ни на есть фирменные, да и цены были под стать. А вот качество одежды не отличалось от дешевого турецкого ширпотреба.

— Стоимость курточки а-ля “Ферре” колебалась от 500 до 1000 долларов, в то время как ее себестоимость не превышает 80—100 условных единиц, — рассказывает оперуполномоченный 17-го отдела УБЭПа Вячеслав ПОПОВ. — При этом качество было отнюдь не фирменным. За день в подпольном цехе успевали шить по пять-шесть вещей.

Владелец подпольной фабрики гражданин Звягинцев начинал как простой коробейник — ввозил товар в Москву из Турции. Но однажды челночник здраво рассудил, что гораздо проще наладить собственное производство. Глаза боялись, а руки делали — коммерсант арендовал подвал в жилом доме, закупил швейное оборудование, нанял портных... В его мастерской работали 15—18 человек, которые обеспечивали своим товаром немало столичных магазинов. Среди них: рынок ЦСКА, ТК “Савеловский”, магазины “Люкс”, “Эгоист”, “Плаза”. Как видите, магазины весьма солидные. Кстати, Звягинцев собирался расширяться, нашел инвесторов, закупил новое оборудование... На допросе он так и заявил: “Мне все равно, что выпускать, лишь бы это приносило деньги”.

При обыске у мошенников обнаружили адреса владельцев многих столичных магазинов, с которыми, видимо, сотрудничали подпольщики. Как ни прискорбно, среди адресов были не только рынки, но и известные бутики. Там не гнушались смешивать оригинальные вещи из коллекций известных дизайнеров с дешевыми подделками. Такой вот компот выставлялся на витрину, а дальше — кому как повезет. На ценнике же всегда стояла стоимость коллекционной вещи.

Каким образом мошеннику удавалось облапошить покупателей, уже не секрет. В Турции он заказывал лейблы с именами популярных в России дизайнеров. Причем делали фирменные этикетки настолько качественно, что даже сам модельер не смог бы отличить оригинал от подделки.

— Мы направили официальные запросы в дома мод тех дизайнеров, чьи имена использовал горе-портной, и приложили к ним образцы лейблов, — рассказывает Попов. — Иностранцы были шокированы. Хотя случались у аферистов и проколы. Глава одной фирмы, например, написал, что лейбл в точности соответствует оригиналу, только подобный образец на их фирме вот уже год как не выпускается.

Получив лейблы, Звягинцев покупал модные журналы, и его портные делали лекала по картинкам.

— Среди людей, которых нанял Звягинцев, была одна женщина. Знаете, она в своем роде самородок. Эта швея нигде не училась швейному мастерству и все модели шила на глаз. Ее лекала покупали даже турки, известные своим умением подделывать известные марки. Свои модели портниха не просто копировала из журналов, а добавляла собственные дизайнерские находки. Например, в фотоальбоме для клиентов Звягинцева есть снимки блузки, сшитой из полосок кожи, перемежающихся с гипюровыми вставками. Эти блузки шли на ура и стали очень модными благодаря нашей умелице. Если бы эти вещи продавались под собственной запатентованной маркой, никакого нарушения закона не было бы. Но кто будет покупать вещи “от тети Маши” за такие бешеные деньги?

Скорее всего наказание понесут не только организатор подпольного цеха, но и его сотрудники. Дело в том, что, нанимая их на работу, Звягинцев не заключил с портными контракт, а это уже незаконное предпринимательство. К тому же портные знали, для чего шьют свои изделия, а это тянет на преступное сообщество. Как будет наказан Звягинцев, решит суд. Скорее всего ему придется заплатить огромный штраф, а выручка от продажи одежды пойдет в доход государства. К тому же пострадавшие имеют право вчинить жулику гражданские иски. И желающие уже есть.

По каким признакам можно отличить “родную” вещь от подделки? И сложно ли это? С этими вопросами мы обратились к байеру одного из столичных бутиков Светлане Хейд.

— Первое правило — покупать вещи только в фирменных магазинах. Бутики, как правило, закупают продукцию непосредственно на заводах дизайнера-производителя. Исключение составляют универмаги, работающие через агентов-закупщиков. Но и они точно знают, где этот товар был закуплен. Второе — вещь от кутюр, то есть от известного модельера, не может стоить дешево. Если вам предлагают куртку от “Гуччи” за 200 долларов, скорее всего это подделка. Только в фирменном магазине на сезонной распродаже вы сможете купить оригинальную вещь за такие деньги, да и то, если повезет. Третье. У вещей от кутюр много степеней защиты. Это несколько этикеток: тканевая, бумажная, пластиковая, пластмассовая; упаковочная бумага, коробка или пакет с именем дизайнера.


Р.S. Сотрудники УБЭПа настоятельно просят обиженных позвонить 950-46-75.



Партнеры