Битва за гроши

17 апреля 2003 в 00:00, просмотров: 405

Депутаты позвали в Думу вице-премьера Алексея Кудрина, чтобы он рассказал о причинах задолженности по выплатам “боевых” участникам контртеррористической операции в Чечне.

Вместо Кудрина пришел его зам Алексей Улюкаев и сообщил, что ничего не может сказать по интересующему депутатов вопросу: задолженности нет, поэтому и причин ее образования он не знает. А если, мол, где-то задержки с выплатами — то по техническим причинам, и они не превышают 20—25 дней, а все заложенное в бюджете, по словам Улюкаева, выделяется исправно.

Есть другая проблема, признал замминистра. Некоторые военнослужащие считают себя обиженными и обращаются в суды — они-то полагали, что если в них стреляли и они стреляли в ответ, то за это положены “боевые” деньги, но им ничего не платят. Дело в том, что для Минфина единственным основанием для перечисления денег в том или ином количестве является приказ регионального штаба по проведению контртеррористической операции. А обратившиеся в суд приводят туда свидетелей, приносят журналы учета боевых действий. К тому же командиры на судебные заседания являются редко, а если являются — то с большим опозданием. “Мы не можем проверять, участвовал на самом деле военнослужащий в боевых действиях или нет”, — заявил Алексей Улюкаев.

Периодически от разных ведомств поступают предложения уравнять в повышенных выплатах всех находящихся на территории Чечни военнослужащих. Но в Минфине полагают, что это “тоже будет несправедливо”. Сейчас расчеты выделяемых средств делаются исходя из того, что 1 мая 2001 года в Чечне находились 86 тысяч военнослужащих из разных ведомств. И считается, что ежемесячно привлекается к выполнению боевых задач лишь 8 тысяч — на это количество и запланированы “боевые”.






Партнеры