Сам себе... Лопахин

21 апреля 2003 в 00:00, просмотров: 553

Если для спасения любого ведомства существует 400 сравнительно честных способов, то вот о сохранении культурных, так сказать, ценностей мы не шибко заботимся. А у некоторых при слове “культура” даже рука тянется к револьверу.

Но кое-какие непреходящие ценности еще сохранились. Только спасают их как могут. В чеховский музей в Мелихове приехал директорствовать бывший замминистра культуры МО Бобков. Чем больше он говорит о коммерционализации этой “сокровищницы”, тем очевиднее для его подчиненных, что музей доживает последние дни...


Культура когда-нибудь сдохнет. Не выдержит чуткого руководства. Почему она не сделала этого до сих пор, непонятно. Видимо, дело все-таки в людях. В скромных энтузиастах, которые выучились выживать на копеечную зарплату и беззаветно поддерживают огонь в “очагах”. Честь им и хвала! Памятник при жизни. Однако на деле они получают совсем другое.


9 марта этого года Министерство культуры Московской области не переподписало контракт с Юрием Александровичем Бычковым, директором дома А.П.Чехова в Мелихове, бессменно возглавлявшим музей на протяжении восьми лет. В наши дни, к сожалению, в российской культуре случаются отставки куда более громкие, чтобы зацикливаться на этом мелком событии, и все же.

“Мелихово” сегодня — самый “звучащий” подмосковный музей и находится на подъеме. С началом проведения ежегодного театрального фестиваля он и вовсе вышел на орбиты международные. Любой провинциальный музей об этом может только мечтать. Сюда в пору цветения вишни съезжаются лучшие российские труппы, спешат гости из Америки и Европы. Почти две недели в местном концертном зале — а если позволяет погода, то под открытым небом — идут нон-стопом пьесы Чехова. Окрестные пейзажи, дом драматурга тогда становятся декорациями к спектаклям. Все чаще и мировые звезды залетают на здешние огоньки, лишь бы подышать воздухом Антона Павловича.

То, что неповторимая чеховская атмосфера сохранилась здесь до сих пор, заслуга местных музейщиков, которые сумели сделать возможным все это — и “Мелиховскую весну”, и приезды суперстар, и резонанс в театральном мире. “Мелихово” вообще везло на людей, преданных Чехову. Вспомнить легендарного Юрия Авдеева, который был для “Мелихова” таким же хранителем, как Семен Гейченко для пушкинского Михайловского. Не меньшим фанатом “Мелихово” оказался и Юрий Бычков, написавший несколько книжек о Чехове, сочинивший несколько пьес. Словом, чеховский дом не был обижен наследниками. Они его знали, чувствовали, любили. И в доме все оставалось так же, как при хозяине: чисто, скромно, трудолюбиво.

— Теперь я проникся духом великого драматурга, — сказал, побывав здесь прошедшей осенью, Питер Штайн. И уехал в Лондон ставить в очередной раз “Чайку”.

Вот так: увидеть “Мелихово” и умереть.

— Руководить музеем теперь будет мой заместитель, — пояснила министр культуры Московской области Галина Ратникова, к которой “МК” обратился за разъяснениями. Видимо, директора отстранили за большие заслуги?

— Мы его не хотели обидеть, — сказала министр. — Просто работе музея необходимо придать новый импульс, “Мелихово” нужен современный уровень менеджмента. Мы планируем его раскрутить. А мой заместитель Бобков именно тот человек, который сумеет привлечь частные инвестиции под развитие музея, грамотно использовать бюджетные средства. Пожилому Бычкову оргработа уже не по силам. Поэтому он займется в музее наукой.

...“Парашютист” из областного Минкульта поверг сотрудников в шок, перепутав с Лобней чеховскую Лопасню. Что же, Лобня — так Лобня. Жираф большой, ему видней.

* * *

“Мелихово” — музей федерального значения, но областного подчинения. Иными словами, эта национальная ценность финансируется из областного бюджета, управляется чиновниками областного правительства. Посмотрим, что выдал в итоге удивительный симбиоз.

Материальные объекты “Мелихово” разваливаются. Запущен чеховский парк (в бюджете не хватило на достойную ставку садовника), в доме писателя течет крыша (нет средств залатать дыры), периодически отключается отопление (не сумели построить нормальной котельной), в помещении фондохранилища перепады температуры, не работает телефон и т.д.

Но главное — того и гляди рухнет флигель, в котором Чехов за две недели написал “Чайку”, это мелиховская святыня. Деревянное столетнее здание сгнило, полтора года назад его закрыли для посетителей. Закрыты и некоторые другие объекты показа. Как минимум необходимо 10 миллионов рублей, чтобы привести материальную часть “Мелихово” в порядок.

Деньги эти для сотрудников “Мелихово” все равно что для эскимоса снега Килиманджаро.

Нельзя сказать, чтобы губерния совсем не радела о пенатах писателя. В прошлом году областная целевая программа “Сохранение памятников” заложила на реставрацию флигеля 2 миллиона. Ах и увы! Суммы эти пока на бумаге. Да и вообще в Подмосковье слишком много разных маломощных программ, чтобы серьезно на них рассчитывать. Имеется, например, программа развития туризма в Московской области. Ее бюджетная часть составляет аж пять миллионов рублей! На пять лет. Желание сохранять памятники и намерение развивать подмосковный туризм смыкаются, как Сцилла с Харибдой. Смысл прост. Возить по разваливающимся музеям клиентов, стричь с них купоны. А чтоб экскурсанты охотнее шелестели наличкой, нужно подстраивать под музеи “инфраструктуру” — гостиницы, базы отдыха, индустрию досуга. От них и музеям перепадет.

При всей привлекательности раскладов в них присутствует недостаток. Сначала бы надо отреставрировать памятники, пока не обрушились, а уже после — показывать. Но у чиновников своя логика. И своя фантазия. А она, как известно, может разбушеваться.

Под нее тем не менее смело меняется структура мелиховского музея. Согласно плану, который попал в редакцию, отныне в составе музея-заповедника “Мелихово” Государственному музею-заповеднику А.П.Чехова будет отведена невзрачная роль филиала. (Что за бред: сам себе филиал!) По сути, статус музея враз понижен как минимум вдвое. Вторым филиалом станет усадьба “Лопасня—Зачатьевское”, никакого отношения к Антону Павловичу не имеющая. Усадьбу Васильчиковых-Ланских на территории города Чехова, связанную с именем Натальи Николаевны Гончаровой, второй десяток лет пытаются поднять из руин. Хотели “подогнать” к юбилею А.С.Пушкина — не успели. Передали в управление мелиховскому музею. Кстати, на завершение реставрации “Зачатьевского” с последующей музеефикацией нужно затратить в два раза больше, чем на “Мелихово”: 25 миллионов рублей. Эти суммы на полном серьезе область собирается выделить.

Объединяет же эту аморфную расползающуюся структуру, состоящую из двух филиалов, генеральный директор. В лице господина Бобкова, конечно. Абсурд: гендиректор и при нем — два филиала.

Дальше еще интереснее. Гендирекция передает инвесторам на неких паритетных началах земельный участок неподалеку от заповедника “Мелихово” под создание некой “этнографической деревни”, которая будет отстроена “в стиле эпохи Чехова”. Помимо стиля в сей деревеньке появятся домики для туристов (по одной информации — зкономкласса, по другой — фешенебельные), блинная, баня, трактир и катания на тройках при луне.

Может быть, это всё ничего. В конце концов, народ получит тот отдых, на который рассчитывает.

Однако при словах “баня”, “денежные потоки”, “трактир” трепетная интеллигенция вздрогнула. По определению не могла не отреагировать. Простите, а при чем тогда Чехов? Помнится, земский доктор не выносил пошлости. И как сочетается творчество Чехова с трактиром? Писатель терпеть не мог обжираловки. И какие такие “сопутствующие” развлечения трактир предложит клиентам? Ведь пропускная способность музея известна — 100 тысяч посетителей в год, в основном в летний период, а “деревню” собираются эксплуатировать круглогодично. Значит, надо чем-то согревать публику холодными зимними вечерами. Да здесь такая ай-люли-малина начнется...

С какой общественностью советовались авторы этих доморощенных планов — театральной, литературной? В профилактических целях. Чтобы не вздрагивала. Впрочем, кто ее нынче-то спрашивает, общественность... Не знал о смене идеологии даже коллектив музейных работников. Их просто построили на собрании, объявив: мол, будет то-то и то-то. Но это еще не последняя капля.

Увы, все намного циничнее. Заместитель госпожи Ратниковой, по слухам, оказался не ко двору в министерстве и “попросился на творческую работу”. Затем последовала банальная “расчистка площадки”.



* * *

— А почему “МК” возбуждает именно “Мелихово”? — спросил при встрече Бобков. — В Подмосковье десять областных музеев, в некоторых меняется руководство, и это не вызывает ажиотажа.

Потому что — Антон Павлович Чехов!

Если кто-то не понял.

Бобков не скрывает, что не будет заниматься ни Чеховым, ни “Мелиховской весной”. Для этого существуют кадры. Их прерогатива — эмоции. В “Мелихово” Бобков идет с сугубо прагматичными целями, чтобы отдать себя инвестициям и строительству. Правда, свою личную роль в разработке инвестиционных проектов он скромно замалчивает, предпочитая позиционировать их как “инициативу снизу”, предложения музейных работников. (Ей-богу, им это и в голову не приходило.) Зато охотно рассказывает о вкладе министерства в решение музейных проблем. Куплен компьютер, светотехника в зал. Еще больше будет сделано в перспективе. Вот справка. В ней по срокам расписано, что и когда в “Мелихово” отремонтируют. Деньги, как всегда, пока на бумаге.

Впрочем, станет ли г-н Бобков топ-менеджером “Мелихово”, он и сам еще не уверен. “Если меня утвердит губернатор. Официально я еще не назначен. Наличествуют кандидатуры со стороны, но в министерстве решили, что лучше направить в “Мелихово” своего человека”.

— Скажите, а что реально принесут музею частные инвестиции, о которых вы так печетесь, какой процент он получит от раскрутки туристической зоны? Все-таки интересно, во что оценен брэнд “А.П.Чехов”.

Ответ поразил своей неожиданностью:

— Это коммерческая тайна.

Готовясь к вступлению в должность, Бобков первым делом распорядился переоборудовать под кабинет домик бывшего директора Авдеева, который, чтя память покойного, до этого музейные работники не занимали. Затем он составил заявку на приобретение для себя автомобиля “ВАЗ 2110”.

Автомобиль уже куплен. На “ВАЗ” у нищей культуры деньги нашлись. На Чехова — нет. И это уже не тайна.



* * *

Можно до бесконечности спорить: что главнее — материальное или духовное? Духовное или материальное? Что дороже: нравственность или выгода? В наше время это будет спор беспредметный.

Но подобьем бабки.

Провинциальные музеи надо вытаскивать из беспросветной нужды. Как это сделать, не знает никто. То ли денег в бюджете на них действительно не хватает, то ли расходуют их неправильно, то ли музеев чересчур много — аллах его ведает! Правда, есть частные капиталы, и хорошо бы их втравить в это дело. Вон в Европе гостиничный, ресторанный бизнес кормятся возле музеев, и всем от этого шоколадно.

Да, на Западе по-другому. У нас почему-то не получается.

На всем постсоветском пространстве есть единственный пример, как бизнес “помог” писательскому гнезду. В целях изучения опыта небесполезно кое-кому прокатиться в Крым, в Коктебель. И посмотреть на творящийся там бардак. А заодно на Дом-музей Максимилиана Волошина. Когда-то он сделал марку популярнейшему курорту. Теперь каждый квадратный метр коктебельской набережной фонтанирует золотом, музею не достается ни цента. То, что было когда-то душой Коктебеля, давно уже потонуло в шашлычном дыму, децибелах, рвущихся из переполненных кабаков.

Если что-то похожее произойдет с подмосковным “Мелиховом”?


PS. В начале апреля г-н Бобков занял пост гендиректора заповедника. “МК”, который является информационным спонсором театрального фестиваля “Мелиховская весна”, будет следить за развитием ситуации.






Партнеры