“Большевики” против “меньшевиков”

22 апреля 2003 в 00:00, просмотров: 310

Мы побеседовали на тему “партийного правительства” с видными думцами — кому, как не им, в первую очередь интересоваться новым проектом Кремля и К°... Заметьте — представители партий, у которых есть перспективы лидерствовать на выборах, гораздо более благосклонны к задумке, чем их коллеги из “меньшинства”...

Коммунисты разгонят не всех

Иван МЕЛЬНИКОВ, зампред ЦК КПРФ:

— Мы давно говорили, что поддерживаем эту идею. На наш взгляд, полномочия президента нужно резко сократить. Реальная власть должна быть у правительства. Так вот, для нас ближе парламентская республика, когда парламентское большинство назначает председателя правительства и всех министров. Но для начала можно было бы пойти по такому пути: парламент назначает только главу правительства и ключевых министров, перечень которых можно составить заранее. А распределение остальных министерских должностей — на усмотрение избранного премьера и президента.

— Как бы вы поделили посты в кабинете министров между своими соратниками?

— Главный критерий — не партийная принадлежность, а профессионализм и возможность работать в интересах страны. Если говорить о возможном председателе правительства, то я готов назвать две наиболее подходящие кандидатуры: Юрий Маслюков и Сергей Глазьев. Финансово-экономический блок мог бы возглавить нынешний председатель бюджетного комитета Госдумы Александр Жуков. Из моих коллег — Николай Сапожников или Николай Арефьев. Если говорить о сфере образования, то я назвал бы, например, ректора МГТУ им. Баумана Юрия Федорова или ректора МГУ Виктора Садовничего. Научный блок, космос — Жорес Алферов и Светлана Савицкая. Силовой блок — Леонид Ивашов, Юрий Родионов, Виктор Илюхин... Но не следует думать, что у нас уже все определено — только эти люди, и никто другой. И, кстати, я совсем не хочу сказать, что все те, кто находится в нынешнем правительстве, не работают. Эти люди связаны определенными условиями, ограничениями. И если их поставить в другие условия, население будет ими довольно. Например, в нынешнем составе правительства наиболее профессионально работает МИД. Это грамотная команда, которую не стоит сильно ломать.



“Единая Россия” боится саботажа

Вячеслав ВОЛОДИН, лидер фракции ОВР:

— Спросите американца, кто правит в США, он скажет — республиканцы, спросите англичанина, кто правит в Англии, ответит — лейбористы. У нас же власть пока олицетворяют не партии, а личности. Если партийный чиновник эффективен, значит, он дает определенный плюс той партии, которую представляет. Не справится со своей задачей — люди перестанут голосовать за партию, и партия задумается — а нужен ли ей такой министр.

На мой взгляд, формирование правительства по партийному принципу возможно только в обществе с уже сложившимися демократическими и партийными традициями. Убежден, придет такое время и у нас. Но основы этого нужно закладывать уже сейчас. А будет ли правительство после выборов коалиционным или правительством парламентского большинства — зависит от того, по какому пути пойдет развитие партийной системы в России, и что будет для нашей страны наиболее оптимальным к тому времени.


Владимир ПЕХТИН, лидер фракции “Единство”:

— Думаю, что правительство должно формироваться одной победившей на выборах партией. При коалиционном правительстве в лучшем случае мы столкнемся с непрерывными отставками министров от оппозиционных партий. А в худшем — с саботажем оппозиционеров, если угодно, с государственным расстройством.



Правые нашли интригу

Борис НАДЕЖДИН, замглавы фракции СПС:

— Сейчас правительство формируется по итогам президентских выборов и в целом носит придворный характер. Состав его зависит от одного человека. Отсюда и назначения на разные посты друзей детства, бывших соратников, и непонятно, кто за что отвечает, министр Грызлов начинает ругать правительство, премьер ругается с вице-премьерами... В общем, полная шизофрения. Не побоюсь этого слова — феодальная конструкция, при которой самое важное — быть личным другом сюзерена.

Ирония в том, что, даже если мы примем супердемократические поправки в закон о правительстве или конституцию о том, что правительство формируется парламентским большинством, и подпишемся кровью под ними все-все-все, эта модель будет сильно управляться президентом.

— Почему именно сейчас поднялся шум вокруг этого проекта?

— Проект стал развиваться сейчас только по одной причине: проблема 2008 года и молодого президента, у которого закончился второй срок. То есть реальной задачей, которая сейчас начинает решаться, является задача: что мы будем делать с Владимиром Владимировичем после 2008 года. Логичное решение: президент — “английская королева”, которая царствует, но не правит, и его фамилия Пупкин, а настоящая власть — в руках сильного премьера, представителя парламентского большинства. А фамилия у премьера знаете какая?

А вообще, вокруг этой идеи сейчас сплелось много разных интересов. Кроме того, очень важного, о котором я сказал выше, есть еще и предвыборный интерес бывшей бюрократии, ставшей партией “Единая Россия”. Им надо показать, что они выражают интересы народа, что замглавы администрации Владислав Сурков ими не командует, что они могут войти в состав правительства...



“Яблоко” не видит смысла

Григорий ЯВЛИНСКИЙ, лидер “Яблока”:

— За всеми этими разговорами центристов стоит их страх перед правительством, которое они поддерживают и за предложения которого постоянно голосуют. А боятся они его потому, что оно все время принимает решения, от которых люди лучше жить не будут.

Поэтому центристы то митинги против собственного правительства устраивают, то собирают подписи против повышения тарифов... Они решили изобразить, что никакого отношения к этому правительству не имеют. Но это неправда. Если они голосуют за все законы, которые оно вносит, — это их правительство. Так что это опять — борьба нанайских мальчиков... Что они — список, что ли, президенту напишут, кого хотят видеть в составе правительства, а он будет из этого списка выбирать? Ну так пусть сейчас пишут! Они же его партия! Зачем нужно городить всю эту историю?

Серьезного обсуждения достойна идея парламентской республики. Если же все равно президент все определяет, а партия, получившая большинство в Думе, имеет право писать ему листочек с пожеланиями, то и сейчас это право писать листочек у большинства есть. Был бы листочек — и было бы что в нем написать...






Партнеры