Утечка мозгов

23 апреля 2003 в 00:00, просмотров: 503

Все мы хотим денег.

Собственно, мы их всегда хотели. Однако иметь при советской власти было недостаточно: их нужно было уметь потратить (что при всеобщем дефиците не так-то просто), да еще не привлечь при этом внимания “компетентных органов”.

Сейчас все упростилось. Главное — “срубить”, а там хоть трава не расти. И как бы жульнически ни было “срублено”, мы уверены, что пронесет. И ведь не на пустом месте уверены: опыт последних полутора десятков лет свидетельствует о том, что чаще всего все-таки проносит.


Еще предки наши сетовали: дескать, страна наша обширна и богата, а порядка в ней нету.

Порядка нет до сих пор. Зато имеется тенденция. Тенденция эта живет вполне самостоятельно, независимо от географии и особенностей рельефа и ландшафта. Вот несколько последних примеров. Что называется — из жизни.

* * *

По сообщениям СМИ, в Новосибирске слушается прелюбопытнейшее уголовное дело. Обвиняемый — заслуженный врач РФ, начальник областного бюро судебно-медицинской экспертизы. Поначалу, правда, обвиняемых было больше: помимо вышеупомянутого начальника — ректор Новосибирской медицинской академии, а также 14 главврачей новосибирских клиник. Суть дела такова.

Ректор медакадемии договорился с Гейдельбергским университетом, расположенным в далекой от Новосибирска Германии, о поставке туда наших отечественных трупов. Что-то такое немцы с ними там делали, благодаря чему тела сохраняли “свежий” внешний вид и становились прекрасными пособиями для студентов-медиков. Поставлялись, впрочем, не только трупы, но и “препараты головного мозга”. Честно говоря, не знаю, что это такое. Одним словом, мозги. Вероятно, своих немцам не хватало.

Такая вот утечка.

Все шло хорошо. В Гейдельберг была отправлена первая партия трупов (по железной дороге, в специальных контейнерах) в количестве 50 штук и 440 “препаратов головного мозга”. В сопроводительных документах значились “фиксированные в формалине анатомические препараты неживотного происхождения”. Хитро придумано: по большому счету действительно ведь “неживотного происхождения”...

Уже готовилась вторая партия: 32 трупа. Но тут некстати вмешалась прокуратура. Дело в том, что по документам тела умерших были как бы бесхозными и невостребованными. Иначе говоря, то ли бомжи, то ли отпетые преступники. Однако прокуратура смогла установить, что по крайней мере у восьми покойников имелись родственники. А у родственников — справки областного бюро судмедэкспертизы о том, что их близкие кремированы. И за каждую кремацию это самое бюро получило около 900 рублей. В обмен на деньги бюро выдавало родственникам урны с прахом. Словом, все честь по чести.

Дело, конечно, не только в рублях. К тому же, я полагаю, новосибирские медики получали от своих немецких друзей гонорар совсем в другой валюте. Но дело, повторяю, не только в этом. Представьте себе такую картину. Каким-то неведомым образом родственник одного из тех “кремированных” покойников оказался вдруг в Гейдельберге. И повели его немцы по университету с обстоятельной экскурсией. А вот тут, говорят, наши будущие врачи изучают анатомию. На этих вот пособиях. И видит наш экскурсант вполне “свежего” своего родственника. Совершенно как живого. То есть уже не родственника, а... ну не важно это. А то запутаюсь. Одним словом, представили? Состояние экскурсанта?

Картинка, конечно, фантастическая. Такого не может быть, скажете вы. По-видимому, организаторы этого бизнеса тоже на это рассчитывали. А теперь вот суд. Правда, против всех 14 главврачей и ректора медакадемии уголовные дела прекращены, они выступают лишь в качестве свидетелей. Похоже, за все и за всех придется отвечать тому самому начальнику бюро судмедэкспертизы. “Паровозом” пойдет.



* * *

Еще одна история. Совсем как бы другая, но, по-моему, очень похожая. И тоже судебная. По решению военного суда к лишению свободы за мошенничество приговорен контр-адмирал Мельников.

Сей контр-адмирал командовал Центральной военно-морской библиотекой в Питере. Потом уволился в запас и стал первым вице-губернатором Калининградской области. В этой должности он прослужил недолго. Даже, я бы сказал, всего ничего: практически сразу же после назначения его отправили в бессрочный отпуск “без сохранения заработной платы”. За что он впал в такую немилость, историки морских баталий умалчивают.

Зато хорошо известны дальнейшие подвиги г-на Мельникова. По данным СМИ, он перебрался в Москву, где вполне самостоятельно открыл представительство Калининградской области и даже изготовил документы, подтверждающие его полномочия. И принялся ждать.

Ждать пришлось недолго. Три видных предпринимателя обратились к контр-адмиралу с жалобой на их коллегу: тот купил у них акции крупного предприятия, расположенного в Калининграде, но денег не заплатил. За небольшую, чисто символическую сумму в 2 миллиона долларов г-н Мельников обещал помочь. Сумму взял, ничего, естественно, не сделал (да и не мог), но деньги не вернул, тем самым заставив бизнесменов обратиться в суд. Суд г-на Мельникова осудил на три года лишения свободы (это, как говорят юристы, по статье о мошенничестве в особо крупных размерах “ниже низшего предела”) с конфискацией имущества. Учитывая былые заслуги, положительные характеристики и награды, кассационная инстанция срок, безусловно, скостит, и где-нибудь через год контр-адмирал выйдет на свободу с чистой совестью и будет вполне заслуженно наслаждаться двумя миллионами долларов, по сравнению с которыми конфискованное в пользу бизнесменов имущество — мелочь.

Казалось бы — вполне заурядная история. Если бы не одно печальное обстоятельство: контр-адмирал же, “морская косточка”, элита — извините за патетику — российской армии! И — обычное мошенничество. Правда, в особо крупных размерах. Так ведь не старшина же. Второй статьи. Контр-адмирал!



* * *

В обоих вышеприведенных случаях дело все-таки дошло до суда. А могло бы и не дойти. “А судьи кто?” — с недоумением вопрошал литературный герой. Как — кто?..

Несколько лет в Москве орудовала шайка квартирных мошенников. Наконец их поймали. Им вменялось в вину 104 эпизода. Некоторых уже осудили, другим это еще предстоит.

Тоже, казалось бы, вполне рядовая история. Но и в ней есть одно привходящее обстоятельство. И тоже — печальное. В отдельное производство выделены уголовные дела трех столичных судей. Они обвиняются в участии в преступном сообществе мошенников с использованием служебного положения.

Все трое (Нина Ивченко, Василий Савелюк и Нина Мишина) уже не носят судейских мантий — уволены. Первые двое быстро переквалифицировались в адвокаты. Ясное дело: мы таких адвокатов любим. В отношении всей тройки Верховный суд подтвердил (таков порядок): да, в их действиях усматриваются признаки участия в преступном сообществе.

И что теперь?

Ничего.

Чтобы предъявить им обвинение и отправить на скамью подсудимых, необходимо согласие квалификационной судейской коллегии. Эта коллегия может рассматривать дело своих коллег, даже бывших, сколь угодно долго. Так оно и будет, не сомневайтесь: в сроках, согласно закону, она не ограничена, а выносить сор из избы судейские любят меньше всех прочих.

Потому что в следующий раз и для них может потребоваться такое же вот согласие.






Партнеры