Живые и мертвые

25 апреля 2003 в 00:00, просмотров: 1078

Расстреляли Сергиево-Посадский ОМОН 2 марта 2000 года возле Грозного. Кто виноват в гибели людей? Следствие идет четвертый год. А хор прессы уже вынес приговор.
Очень странный приговор.Очень странный хор..

Что случилось?

Ночью 2 марта сергиевопосадцы поездом прибыли в Моздок. В Чечне они должны были сменить ОМОН Подольска. Поэтому в Моздоке их встретил Тихонов, командир подольских. Утром колонна из 11 машин двинулась в Грозный. Тихонов сел в головную и показывал дорогу.
Возле Грозного по колонне был открыт огонь. 20 погибших, 48 раненых.

Кто виноват?

Кто стрелял: свои или боевики?
Сначала все уверенно отвечали: боевики. Но скоро ответ стал звучать иначе: боевики и Свердловский ОМОН.
Выяснилось: стрельбу по колонне начали свердловчане — слева, из-за бетонного забора. И первые 20—30 минут молотили именно они. По своим. (Тогда мы еще не знали термина “дружественный огонь”. Спасибо, не “братский”.)
А потом — как пишут газеты и показывает ТВ — еще три часа по колонне били боевики справа, из поселка. А Свердловский ОМОН и уцелевшие сергиевопосадцы били по боевикам.
Три с половиной часа жестокого боя. Но следствие не нашло никаких доказательств, что в бою участвовали боевики. Боевиков не было.
...А кто виноват, что колонна попала под огонь?
“ЗАКЛЮЧЕНИЕ служебной проверки.
...Фадеев Б.В. от руководства колонной самоустранился, инструктаж о мерах безопасности не провел. Не принял меры к обеспечению колонны бронетехникой, построения колонны в боевой порядок, выставлению боевого хранения. Личный состав отряда в автомашинах находился без средств бронезащиты, с одним боекомплектом. Бронежилеты, каски, а также дополнительный боекомплект находились в грузовых машинах...
Главный инспектор Инспекции ГОИУ МВД РФ, генерал-майор милиции Назаров”.

Из доклада главного инспектора видно, что генерал Фадеев, сопровождавший колонну из Москвы, не сделал ничего из того, что должен был. И полковник Левченко, начальник моздокского управления, тоже не сделал ничего.
Колонна ушла из Моздока без маршрутного листа, без бронетехники, без вертолетного прикрытия, не согласовав частоту радиосвязи. А боеприпасы ехали отдельно, в замыкающей машине.
Фадеев и Левченко были обвинены в преступной халатности. И дело об их халатности было выделено из дела о расстреле колонны. Год назад суд оправдал обоих. Но оправдательный приговор отменен. Обвинение предъявлено снова.
А вопрос “кто стрелял?” в суде не рассматривался вовсе. Ибо суд разбирался только в моздокском эпизоде (отправка колонны). А расстрел возле Грозного к преступной халатности отношения, получается, не имеет.

Московский заказ

Больше всего внимания уделяла гибели
ОМОНа правительственная “Российская газета”. Уже в июне 2000-го “РГ” написала, что омоновцев предали, что они попали в засаду, устроенную по заказу из Москвы.
А в годовщину гибели ОМОНа, 2 марта 2001-го, в “РГ” появилась статья “Дан приказ — подписан приговор. Генерал шагал в ногу с боевиками”. И снова прямо назывался заказчик расстрела — генерал Позняк. Он, мол, враждовал с командиром Сергиево-Посадского ОМОНа Маркеловым и хотел его убрать. Ибо Маркелов “начал мешать криминальным группировкам”.
Кончалась статья решительно: “Причины трагедии и нити ее ведут в родные края павших омоновцев. Против них была задолго спланирована и тщательно проработана террористическая акция”.
Странно. Мы, конечно, знаем, что есть преступные генералы, преступные милиционеры. Знаем (и в кино видели), что есть честные милиционеры, которые борются с бандитами и со своим преступным начальством. Знаем, что преступники убивают честных — стреляют, взрывают...
Но провести такую операцию — отправка отряда в Чечню, организация засады — сложно. И очень опасно для организаторов. Ведь надо задействовать десятки человек. Да еще убедить Свердловский ОМОН стрелять по Сергиево-Посадскому. И все это — ради устранения неуступчивого Маркелова?
Но ведь это очень просто делается в Москве. То губернатор на асфальте, то депутат...
В статье “РГ” “Дан приказ — подписан приговор” есть совершенно загадочные места. Вот как описан бой:
“Стреляли свердловчане недолго, около 10 минут. Хотя и этого хватило, чтобы положить половину колонны. Далее огонь вели только боевики. Это были в основном снайперы. Со стороны нефтяных вышек стреляли два снайпера. Из дома муллы бил пулеметчик. Из дальнего дома стреляла чеченка-снайпер. В одном из домов был найден окровавленный лежак снайпера со множеством гильз”.
Один вопрос: как определили пол “чеченки-снайпера”? По вспышкам выстрелов? Ведь никого не поймали. А прочесывали поселок сразу после боя очень тщательно и жестко.
Ни лежаков, ни крови, ни свежих гильз не нашли. А снайперша уж точно не стала бы собирать гильзы, когда ее ловят сотни разъяренных солдат.
...Версия о заказе, о “задолго спланированной и тщательно проработанной террористической акции” — ничем не подтверждается.
Но эта версия очень нужна обвиняемому генералу Фадееву. Если заказ — то виноваты могущественные темные силы. А генеральская халатность — мелочь, она ничего не могла изменить.
Сейчас, когда впереди суд, в прессе появилось сразу несколько публикаций. За три дня — три газеты: “Известия”, “Газета”, “Совершенно секретно”. Суть статей одна: расстрел ОМОНа заказали в Москве, а Фадеев не виноват.

Что пишут?

Читаю в “Известиях” рассказ одного из сергиевопосадских омоновцев:
— В Моздоке наш отряд встречали командир подольчан и командир Щелковского ОМОНа Кукушкин. Подольчане сели в головную машину и указывали дорогу. А машина с Кукушкиным где-то отстала. А пять месяцев спустя на поминки ребят Кукушкин приехал в гости в отряд. В ходе застолья, будучи уже в подпитии, он признался, что отстал тогда не случайно — он знал о нападении и получил приказ из Москвы отстать от колонны.
Жуткое обвинение.
Знал, что товарищей ждет гибель. И не предупредил. И специально отстал.
Трудно поверить, что бывают такие негодяи.
А потом негодяй отправляется на поминки по тем, кто погиб из-за его предательства. Это уж просто исчадье ада.
А потом он там признался. То есть еще и удивительный дурак.
А однополчане погибших — и это еще удивительней, — выслушав такие признания, не разорвали его на месте.
И знакомый мотив: “приказ из Москвы отстать от колонны”. Интересно, как приходят такие приказы: по телефону? по факсу? по радио?
Значит, такой же негодяй и идиот набирает в Москве номер: “Слышь, Кукушкин, сейчас колонну начнут расстреливать, ты давай, отстань по-тихому”.
То есть некто в Москве, отправляя на верную смерть 98 омоновцев, вдруг почему-то решает спасти Кукушкина. И при этом выдает себя с головой (ведь преступный приказ могут услышать) и создает страшного свидетеля...
И все это безумие — в одном абзаце статьи “Этот расстрел был заказан в Москве” (“Известия”, 3 марта 2003).
А что Кукушкин? Застрелился? Или застрелил рассказчика? Или застрелил журналиста, который это напечатал? Я его разыскал. Он тяжело переживает клевету. Но — ничего, служит.
Всего сто лет назад такая публикация вызвала бы череду смертельных дуэлей и самоубийств. А сейчас — слава богу — ничего.
Еще одно загадочное место в известинской статье: “Перед отправкой в Чечню многие бойцы отряда знали, что там их ожидает. Перед отъездом командир отряда Маркелов даже попрощался со всеми, сказав, что это его последняя командировка. Опасения командира полностью оправдались — он был убит пулей снайпера в первые же минуты боя”.
Это не про ОМОН. Это про каких-то тихих сумасшедших. Одни покорно отправляются на казнь. Другие, услышав на поминках рассказ об ужасном предательстве, продолжают выпивать и закусывать...
...Заказной расстрел? Надо точно знать время подхода колонны. И знать заранее. Узнав, скажем, за 15 минут, что на подходе 11 машин (сто омоновцев), — не успеешь приготовить засаду. Ведь надо стянуть человек пятьдесят, боеприпасы, вооружение... Колонну голыми руками не возьмешь, ее обычно сопровождают БТРы. А иногда и вертолеты. И надо знать маршрут. Не поставишь же засады на всех дорогах, ведущих в Грозный.
Спланировать такую операцию, да еще руководить ею из Москвы, могли бы разве что десятки людей. А как тогда сохранить тайну? А самое сложное — как спланировать халатность?
Сразу скажу: никто, ни один человек в мире, не знал заранее, когда пойдет колонна и какой дорогой. Даже сами сергиевопосадцы не знали.

Ошибки

И в “Известиях”, и в “Газете” под статьями напечатаны выдержки из уголовного дела. И уж выдержки должны быть точными. Но...

Это только пятая часть ошибок.
Столько “неточностей”? В солидных газетах это не может быть случайностью. Все перепутано: метры с километрами, секунды с минутами, число убитых и раненых, дата... А подано как цитаты из уголовного дела.
Значит, журналистов кто-то ввел в заблуждение. Кто-то, кому это выгодно. И мы точно знаем, кому.
Генерал Фадеев обвинен в преступной халатности и трусости. Генерал Фадеев — обвиняемый по делу о гибели ОМОНа. Его ждет суд; он готовит общественное мнение.
Вот его интервью (“Газета”, 28.02.03).
ВОПРОС. Вы ведь были на месте перестрелки. Ваша версия: что же произошло?
ФАДЕЕВ. Я считаю, что это была хорошо спланированная акция. Не без участия людей, находящихся в Москве.

О “заказе из Москвы” мы уже знаем. Но вы, уважаемые читатели, наверное, не заметили финта.
Фадеев не был на месте перестрелки. А из его ответа возникает впечатление, что был. Обязан был туда мчаться. Но не отважился.
Фадеева обвиняют, что он отправил колонну без маршрутного листа, без бронетехники. А он заявляет в “Газете”:
— Приказ, подписанный Юхманом, предписывал мне следовать в Гудермес.
Такого приказа не существует.
И Гудермес ни при чем. До отъезда туда у Фадеева было несколько часов — более чем достаточно, чтобы отправить отряд Маркелова по всем правилам.
...Полковнику Левченко обвинение предъявили 4 декабря 2002 г., а генералу Фадееву 4 февраля 2003 г. — ровно два месяца он бегал от следователя: то он в Совете Федерации, то — в Думе, то температура, то давление. Как в анекдоте: то понос, то золотуха.
Все, что связано с Чечней, причиняет генералу Фадееву небольшие увечья. Когда в 1999 г. его намеревались в первый (и последний) раз отправить туда в командировку, он ушиб ногу, что оттянуло поездку на войну месяца на два-три. Когда пришло время расписаться в обвинении, генерал скрылся в больницу. А когда следователь Генпрокуратуры его там нашел, то правая рука генерала была спрятана под халатом: мол, повреждена, мол, операция, расписаться не могу.
Однако хирурги утверждают, что операция на правом плече не приводит к параличу кисти и не лишает пальцы возможности держать перо.
...Фадеев расписался на предъявленном обвинении, только когда было выписано постановление о приводе.

“Самоволка”

Если ОМОН расстрелян по заказу, все должно идти строго по плану.
Но Фадеев сам настаивал в суде, что Маркелов увел отряд самовольно, не доложившись ему, Фадееву. Выходит, в гибели отряда виновата не халатность Фадеева, а самоуправство Маркелова. Виноват мертвый. (Но свидетели утверждают: Маркелов “доложился” Фадееву.)
А если ОМОН ушел самовольно — то где же коварный план московских заказчиков?
Чтобы попасть в засаду, надо прийти точно в то место, где ждет засада.
Из Моздока в Грозный ведет федеральная трасса. Частые блокпосты передают колонну от одного к другому примерно так, как авиадиспетчеры передают самолет.
Именно по ней идут колонны из Моздока в Грозный. И входят в Грозный с северо-востока.
Но в головной машине сидел командир подольских Тихонов. Он торопился. Ему хотелось скорее привезти смену, загрузить своих и в тот же день успеть с подольским отрядом в Моздок на вокзал, на поезд, в Москву.
Федеральная трасса безопасная, но длинная. И блокпосты тормозят. Тихонов свернул на проселок. Он гнал, он сократил дорогу. А в результате колонна подошла к Грозному с запада. Там за бетонной стеной сидели свердловские. И ждали боевиков. Не именно в этот день. Там боевиков постоянно ждали, опасаясь очередной попытки сепаратистов захватить Грозный — нагадить нам в канун выборов президента.
Если дьявольский план, если засада — колонну должны были ждать на федеральной трассе. Объясните, как запланировать внезапный поворот, сделанный торопящимся Тихоновым?
Тихонова в суде допросить не смогли. К тому времени он был тяжело болен, а вскоре умер (рак мозга).
А полковник Кукушкин, который якобы встречал, а потом специально отстал... Он не встречал их, потому что прибыл с ними из Москвы в одном эшелоне. И не отстал. Это они его бросили в Моздоке. Тихонов торопился, а Кукушкин должен был еще получить грузовик с продуктами.
Очень не хотелось ему отправляться ввосьмером на двух машинах. Куда спокойнее, когда 13 машин и более ста человек. Он изо всех сил старался догнать сергиевопосадцев. Его спутники слышали, как он кричал по рации: “Подождите!” А в ответ: “Ничего, догонишь”. И он гнал по федеральной, не зная, что впереди уже никого нет. Не зная, что Маркелов и Тихонов уже свернули на короткую дорогу. ...На свое счастье, не догнал.

Рекордная высота

4 марта 2003-го в “Совершенно секретно” вышла статья “Приступить к ликвидации”.
Тот же стандартный набор ошибок. И вся статья — сплошное загадочное место. Такая каша; припутывают Аушева, Громова, Лебедя, даже П.П.Бородина упомянули, даже Джохара Дудаева и клуб ЦСКА.
Версию о московском заказе “Совсек” повторяет и сам, и вкладывает в уста полковнику Левченко: “Вследствие утечки служебной информации боевики знали маршрут и время прибытия отряда. Боевики тщательно, вплоть до погодных условий, разработали план нападения. Трагедия стала возможной вследствие тщательно спланированной и подготовленной операции”.
Похоже, он выучил формулировки из “РГ”. Но снова повторим: никто заранее не знал время прибытия и место прибытия. А у Левченко заметно желание свалить гибель ОМОНа на козни дьявола. Потому что без помощи дьявола даже московские генералы не смогли бы разработать план “вплоть до погодных условий”.
А еще Левченко в “Совсеке” объясняет, почему он не дал отряду ни брони, ни вертолетов. Не по халатности, а потому что в этом нет смысла. “Наши приказы — это бездна безграмотности, — возмущается Левченко. — Как можно прикрыть передвижение колонн вертолетом, если он летит на высоте пять тысяч метров?”
На этот вопрос полковника не знаешь как ответить. Потолок “Ми-8” и “Ми-24” — 4500 метров. На пять километров они вообще не поднимаются. А по инструкции “при сопровождении колонн боевые вертолеты выполняют полет на предельно малых высотах”. Обычно — от 15 до 150 метров.

Кто убил?

Когда колонна подошла к Грозному, — слева по ходу, за бетонным забором, был Свердловский ОМОН, справа — поселок.
Увидев колонну, два офицера Свердловского ОМОНа вышли из укрытия навстречу. Они собирались остановить прибывших и проверить документы. Они подозревали, что это в Грозный пытаются прорваться боевики, одетые в форму милиционеров.
Они не ждали, что отсюда, с проселка, идет в Грозный колонна подмосковного ОМОНа. А она подошла без радиопредупреждения, без брони. Вот где страшно сработала халатность Фадеева и Левченко — отсутствие маршрута, связи, БТРов.
А наши рассчитывали на радостную встречу (смена пришла!). И, увидев вышедших на дорогу офицеров, кто-то из сергиевопосадцев дал в воздух пару радостных автоматных очередей.
Но те не ждали радостных приветствий. И услышав очереди, упали на землю, как и полагается, когда в тебя стреляет враг.
Находящиеся за бетонным забором свердловские услышали очереди и увидели, как упали их командиры.
Что они могли подумать?
Да они и не думали. Враг стреляет в командиров! Они открыли огонь по врагу. Бешеный огонь. Через 20 минут колонна горела, на дороге лежало 20 трупов, полсотни раненых.
Когда до свердловских дошло, что они расстреляли своих, они перенесли огонь выше, на поселок. И еще три часа они лупили по поселку, изображая бой с боевиками, якобы расстрелявшими колонну. И уцелевшие сергиевопосадцы перестали стрелять по бетонному забору и тоже перенесли огонь на поселок.
Но сотни пробоин — все слева. И все убиты и ранены — слева. И все — в первые 20 минут.
А последующий трехчасовой бой? В наших за три часа никто не попал, и наши ни в кого не попали. Это был не бой, а отчаянная имитация. Это был бой с воображаемым противником, на которого необходимо было списать реальные трупы.
Три с лишним часа воображаемого боя. Значит, лишние три часа раненые лежали без медицинской помощи. Умирали за показуху.
Дружественный огонь — беда любой войны. Американцы, похоже, убили в Ираке больше англичан, чем иракцы. Но всякий раз генералы признавали вину сразу. И просили прощения. А наши врали Сталину, врали Брежневу, Горбачеву, Ельцину, врут и теперь. И всем тошно от их вранья.

Генеральский вопрос

В интервью газете “Газета” (28.02.03) генерал Фадеев выражает недовольство:
— У меня очень много вопросов к следствию... Почему не изъяли пули из тел?
Вопрос очень важный. Если из тела извлечь пулю, то экспертиза безошибочно найдет ствол.
Если бы пули из погибших омоновцев были извлечены — экспертиза бы показала: свердловские это стволы или какие-то другие.
Раз у Фадеева “много вопросов к следствию”, надо помочь. В Ессентуках расположено Управление Генеральной прокуратуры по Северному Кавказу. В сейфе лежит два десятка толстенных папок — тома уголовного дела.
Показываю следователю по особо важным делам статью с вопросом генерала Фадеева: “Почему не изъяли пули из тел?”
Следователь открывает соответствующий том уголовного дела и показывает лист 29. На бланке Генеральной прокуратуры:
“Начальнику ОВД Ростовской области...
Направляю Вам 7 постановлений о назначении судебно-медицинских экспертиз, прошу обеспечить их производство...”

Под печатным текстом расписка от руки:
“Семь постановлений о назначени СМЭ и 7 трупов получил Зам н-ка ГУВД МО г-р-майор Б.В.Фадеев. 4 марта 2000”.
Буквы скачут, слова не дописаны. Можно понять, как его трясло.
Именно Фадеев должен был доставить трупы и постановления об экспертизе. Но эксперты постановлений не получили.
У него “вопросы к следствию”. А у следствия вопросы к нему. Почему не передал? А потому, наверное, что если пули в омоновцах только наши — значит, боевиков не было. И не вражеская засада виной, а его халатность.
Мертвые похоронены. Пули извлечены не будут. Экспертиза не грозит. И вот из 30 свердловских только один признал, что стрелял по колонне. Остальные в один голос утверждают: “Били только по боевикам”.
Но воображаемые боевики были справа. А сотни реальных пробоин в бортах и кабинах колонны, растянувшейся на 300 метров, — все слева. Один свердловчанин, что ли, всех положил?
“ЗАКЛЮЧЕНИЕ служебной проверки.
...был отдан приказ об эвакуации раненых, находившихся в зоне обстрела. При проведении эвакуации раненых со стороны боевиков огонь не велся.
Главный инспектор Инспекции ГОИУ МВД РФ, генерал-майор милиции Назаров”.

Это ж какие гуманные боевики попадаются. В сладких снах. Реальные бы стреляли.

Заведомая ложь

В разных газетах — одинаковые ошибки. Значит, источник этих публикаций — один.
Случайные ошибки были бы частично в пользу Фадеева, а частично нет. А когда 100 % в пользу — тогда о случайности говорить невозможно.
Ошибки в упомянутых изданиях повторяют ошибки “Российской газеты”. И в доказательство они прямо ссылаются на “РГ” и ее автора. Это в его статьях впервые сказано о московском заказе, о снайперше, о том, что отряд был расстрелян в Чечне потому, что командир Маркелов мешал криминальным структурам и их покровителю Позняку.
Но по поводу этих публикаций давно было возбуждено уголовное дело о клевете и гражданский иск о чести и достоинстве.
Иск генерал Позняк выиграл. Все, что в “РГ” ему приписывали, было опровергнуто в суде. А уголовное дело о клевете было прекращено “за отсутствием состава преступления”.
Следователь доказал ложность измышлений журналиста “РГ”. Но не доказал, что они заведомо ложные. На допросах журналист твердил, что искренне верил в правдивость сообщаемых сведений; не знал, что они ложные. Вот этого злого умысла и не хватило для “состава преступления”. Оклеветал, но не нарочно.
А другие теперь на эту искреннюю клевету опираются в новых публикациях.
К газетной атаке подключилась и наша стратегическая авиация. Ибо передачи Первого канала (ОРТ) — это что-то вроде тяжелейших сверхмощных бомб, которые разнесли даже знаменитые бункеры Саддама.
17 марта в передаче “Человек и закон” снова звучал бред о московском заказе, молодой омоновец снова повторял, что “Кукушкин знал, но специально отстал”, что стреляли боевики... На экране дергался компьютерный мультик-страшилка с трассирующими пулями, бьющими по колонне из поселка.
А потом на экране появился журналист “РГ”, спасшийся от уголовного наказания только тем, будто искренне верил в свою клевету. И снова повторил все обвинения и даже добавил, что Позняк, служивший в Афганистане, отправлял оттуда в гробах (под видом “груза 200”) старинные монеты, старинное оружие и наркотики.
Может, Позняк в 1980-х вывозил монеты в гробах, а пирамиду Хеопса — по частям — в подводных лодках. Но каким образом все это повлияло на то, что спустя 20 лет генерал Фадеев не выполнил, не обеспечил?..

Московский расстрел

...Любая редакция не застрахована от ошибок. Но одновременное появление одинаковых ошибок в нескольких изданиях означает, что кто-то проводит спецоперацию с прессой. А газеты — жертвы этой операции (если действуют по неведению). Или соучастники (если за деньги).
А почему генералу идут навстречу и врачи, и газеты, и суды (в том числе, возможно, и Верховный)? Может, потому что Фадеев — генерал не простой. До последнего времени он — начальник ГАИ Московской области. А ГАИ (ГИБДД) — это такие связи и такие средства, что не только генерал, но и лейтенант “может всё”. Захочет — и Патриарха сделает крестным отцом.
Но настоящая жертва — это все мы. Люди. Общество. Пресса...
Наши солдаты убиты. Преступники благоденствуют. Невиновные оболганы так, что не отмыться.
А народ обманут так, что уже ничего не соображает.
И с отвращением отворачивается от прессы, не в силах различить: когда она его информирует, а когда — морочит.





Партнеры