Смерть на хвосте

5 мая 2003 в 00:00, просмотров: 735

В субботу во время тушения леса в Читинской области потерпел крушение вертолет “МИ-26Т” МЧС России. Геликоптер рухнул в лес недалеко от поселка Новокручининский. Кроме восьми членов экипажа на его борту находились четверо журналистов. Никому из пассажиров и членов экипажа остаться в живых не удалось. Как и почему произошла катастрофа, выяснили корреспонденты “МК”.

Катастрофа произошла в 9 часов утра фактически на глазах работника администрации поселка Новокручининский Виктора Полукарова. Он-то и рассказал по телефону подробности.

— Тайга у нас горит каждый год. В этот раз пожар начался 30 апреля и третьего мая подошел вплотную к поселку. Все взрослое население поселка вооружилось кто чем мог, завели технику и бросились на тушение. Из Красноярска прилетели два вертолета МЧС.

— Где размещались спасатели?

— Недалеко от поселка, на базе детского реабилитационного центра. А журналисты прилетели специально из Читы, чтобы снять сюжет о тушении пожара с воздуха. Вертолет зависал над речкой Ингодой, зачерпывал из нее воду в цистерну и опустошал ее над горящим лесом. Он сделал третий слив, когда это случилось.

— Кто-нибудь видел, как произошла катастрофа?

— Мощный взрыв слышали в поселке практически все. Машина рухнула примерно в километре от поселка, в тайге, на том месте, где пожар уже прошел и лес выгорел.

— Кто первым прибыл на место аварии?

— Спасатели из реабилитационного центра, от него до места катастрофы было ближе всего. Они смогли подъехать на машине, но еще до этого вертолет сгорел полностью.

— Машина сильно пострадала?

— От нее практически ничего не осталось, только разбросанные в радиусе нескольких десятков метров обломки — и все. В первые минуты спасатели извлекли три обгоревших тела. По одежде видно было, что это не летчики.

В тот день на борту вертолета находились командир экипажа Сергей Виноградов, второй пилот Дмитрий Родин, штурман Олег Лапин, бортинженер Владимир Фалеев, старший бортмеханик Дмитрий Ембахтов, старший штурман — инспектор Сибирского регионального центра МЧС Сергей Барышников, бортоператор Алексей Крылов, представитель авиалесоохраны Владимир Турицин; корреспондент “Еженедельного журнала” Галина Ковальская, фотокорреспондент “Еженедельного журнала” Руслан Ямалов, корреспондент телеканала “Россия” Юлианна Находкина, телеоператор Константин Козарь.

Команда пилотов — слаженный экипаж, не в первый раз выполняет подобное задание. Взлет совершался с аэродрома “Черемушки” в Чите. Рассказывают, что не все пилоты пришли в восторг, когда узнали, что с ними полетят журналисты. “Плохая примета”, — бурчали летчики. Но первые два вылета прошли вполне успешно...

Всего в последний полет на “МИ-26” отправились четверо журналистов.


Галина Ковальская, журналист “Еженедельного журнала”

Яркий представитель “перестроечного призыва” отечественной журналистики, когда в газеты и журналы пришло множество людей, прежде не собиравшихся быть репортерами. Она закончила исторический факультет МГУ, потом училась в аспирантуре. В конце 90-х вступила в клуб “Московская трибуна”, из которого потом выросла “Демроссия”. В 92-м пришла в “Новое время” — главный журнал правозащитников, а в 96-м перешла в журнал “Итоги” на должность спецкора.

Что такое “спецкор” в 96-м году? Это прежде всего Чечня и прочие “горячие точки”. Галя моталась в командировки раз в месяц — если не чаще. Ее материалы публиковались в каждом номере — яркие, злободневные, запоминающиеся. Невысокая худенькая женщина, пышные рыжие волосы, красивые выразительные глаза. Очень любопытная, подвижная, ни на минуту не забывающая, что она Журналист, охотник за информацией.

Два года назад “Итоги” перешли к другим хозяевам, а старая команда журналистов начала выпускать “Новый еженедельный журнал”. Галина продолжала работать спецкором отдела политики, ездила по стране, писала о национальных конфликтах, о Чечне, чрезвычайных ситуациях. Последний ее репортаж — из Приднестровья. Да и тушение лесных пожаров в Читинской области — это тоже чрезвычайная ситуация...

Нелепая смерть. Пройти всю Чечню, выбраться невредимой из сотни по-настоящему рискованных ситуаций — и разбиться насмерть на вполне мирном, по журналистским понятиям, репортаже. Был человек — и нет. Остались сын, собака и стопки журналов с отличными статьями...


Руслан Ямалов, фотограф “Еженедельного журнала”

Руслан побывал во всех “горячих точках” бывшего Советского Союза и России за последние 15 лет. Мечтал провести выставку своих фотографий. По отзывам коллег, это был блестящий фотограф, “Еженедельный журнал” своим “лицом” во многом обязан именно ему. Руслан был человеком очень надежным. Всегда, собираясь в сложную командировку, журналисты хотели видеть рядом его: “так спокойнее”.


Юлианна Находкина, журналист телеканала “Россия”

Родилась в Мурманске. Закончила филфак Мурманского педагогического института. До учебы в институте работала в военизированной охране, затем инструктором в кинологическом центре. С 97-го — журналист, редактор в мурманских газетах и журналах. С 99-го — комментатор телекомпании ГТРК “Мурманск”. В декабре 2001-го — корреспондент программы “Вести”. Затем переходит в программу “Мир на грани”. Увлекалась мотокроссом и огнестрельным оружием.


Константин Козырь, оператор телеканала “Россия”

34 года. Это были его первые съемки для канала “Россия”.

О своих коллегах вспоминает Алексей Самолетов, ведущий программы “Мир на грани”:

— Я понимаю, что к нам придет из Читы, — солдатские гробы. Вот и Юлька относилась к своей работе по-солдатски. Любое задание она воспринимала как приказ. На “Курск” отправилась моментально. В любую секунду готова была ехать за сюжетом хоть на край света. Мы с ней запланировали наперед 14 спецрепортажей. Среди них были и Новая земля, и Чернобыль, и Аральское море.

У нее были экзотические увлечения — большие собаки, мотогонки. У Юльки жила огромная собака, помесь волка с догом. Она вообще слыла экстремалкой: совсем недавно сильно разбилась на машине, ее два с половиной месяца буквально собирали по кусочкам. Ей было всего 29. На август намечалась свадьба. Ее жених, моряк дальнего плавания, должен вернуться из рейса через две недели.

Журналисты сейчас поделились на профессионалов, которые зарабатывают деньги, и тех, кто спасал мир. Юлька спасала мир. В Чите с оператором Костей Козырем они отсняли десять кассет и сделали три репортажа. Мы обязательно их покажем (программа “Мир на грани” с последними съемками Юлианны и Константина выйдет 11 мая. — Прим. авт.).

Константина Козыря я почти не знал. Знаю только, что служил он в ВМФ. Но вот его брат Андрей — командир вертолета, падал, горел. Отец Кости — бортинженер самолета, тоже падал, горел. Слава Богу, они живы, а Кости нет.

* * *

“МИ-26Т” — самый тяжелый и один из самых надежных вертолетов в мире. Так что случай под Читой, безусловно, заставит призадуматься авиаторов.

Наиболее ходовая версия — намот троса на хвостовой винт вертолета. У летчиков это называется “дать хлыста”. Трос закреплен на “брюхе” винтокрылой машины и несет резиновую корзину с водой (емкость 15 тонн). Сигнал с вертолета на открытие цистерны подается механически — открывается люк, и идет точечный сброс воды. При этом “МИ” обычно летит примерно на стометровой высоте со скоростью около 50 километров в час.

— Такое могло произойти, например, при внезапном обрыве емкости, — считает эксперт по расследованию авиапроисшествий Валентин НИКОЛАЕВ . — Оставшийся без груза трос по инерции отбрасывается назад, к хвосту вертолета. А даже малейшего воздействия на одну из пяти лопастей хвостового винта достаточно, чтобы машина потеряла управление. После этого винт просто перерубает хвостовую балку. Время падения с такой высоты — не более пяти секунд.

Итак, похоже, “МИ-26Т” действительно “дал хлыста”. Но почему? Ссылки на сильный порыв ветра, озвученные министром МЧС Сергеем Шойгу, специалисты считают безосновательными. Действительно, в этом случае подобные ЧП происходили бы регулярно. Возможно, всему виной плохое крепление емкости. Одна из веревок оборвалась, пустая корзина “повисла”, и трос отклонился от обычной оси колебания. Впрочем, эксперты будут проверять и другие версии — такие, как отказ техники, потеря управления при заходе на вираж против солнца, влияние погодных условий... Наконец, уже вчера члены комиссии по расследованию катастрофы собирались тщательно проверить состояние линии электропередачи, проходящей вблизи места катастрофы. Внешне ЛЭП не пострадала, перебоев с электричеством также не замечено. Но вертолет мог зацепиться тросом за так называемый “нулевой провод”, соединяющий два столба. Кстати, очень похоже, что именно этот провод в итоге намотался на хвостовой винт. Пока, до завершения расследования причин катастрофы, полеты вертолетов “МИ-26” с аналогичными “гондолами” прекращены.

Крушения воздушных судов спасательных ведомств — не редкость как у нас, так и за границей. Только в этом году в январе в Австралии в аналогичной ситуации разбился пожарный вертолет, а в Польше, в Татрах — геликоптер местного МЧС, эвакуировавший туристов из зоны схода лавины. Увы, зачастую такие случаи расследуются кулуарно, информация о них не собирается и не анализируется. Спасатели не любят выносить сор из избы. А предпочитают вновь и вновь наступать на собственные грабли.



ИЗ ДОСЬЕ “МК”. ХРОНИКА КАТАСТРОФ “МИ-26”

21 марта 2000 г. — в Малайзии в авиакатастрофе разбился экипаж тяжелого транспортного вертолета “Ми-26”. Два российских пилота погибли.

30 ноября 2001 г. — во время перелета из Ханкалы в Моздок над станицей Стодеревская (Ставропольский край) потерпел катастрофу вертолет “Ми-26”. На борту находились 18 военнослужащих. Погиб командир экипажа.

19 августа 2002 г. — на военном аэродроме в Ханкале шедший на посадку вертолет “Ми-26Т” рухнул на землю и загорелся. Погибли более 121 человека из 152 бывших на борту.

18 октября 2002 г. — на Камчатке разбился вертолет “Ми-26” ФПС в районе бухты Русская в 250 км к югу от Петропавловска-Камчатского. Погибли 2 человека.





Партнеры