Русская народная Кафка

22 мая 2003 в 00:00, просмотров: 205

Во вторник около кинотеатра “Пушкинский” можно было наблюдать странных людей, разряженных в русские национальные одежды и полупьяными голосами горланящих так называемые русские народные песни. Таким образом праздношатающийся народ зазывали на премьеру фильма молодого режиссера Ильи Хотиненко “Золотой век”.


Говорят, на детях природа отдыхает. То, каким образом золотой век русской истории отобразил в своей картине Илья Хотиненко, не похоже вообще ни на что. Фильм Хотиненко-младшего имеет такое же отношение к истории России, как матрешка с лицом вождя — к коммунизму.

Сам по себе новоявленный костюмированный “киношедевр” являет собой фейерверк дурновкусия, в котором плохо отыграли все — от первоклассных актеров Виктора Сухорукова и Александра Баширова до дебютантов-исполнителей главных ролей Ольги Орловой (экс-солистка группы “Блестящие”) и Гурия Атнева. Основная сюжетная линия фильма — это мелодраматическая история отношений сестры фаворита Екатерины II графа Зубова Ольги (Ольга Орлова) и английского посланника лорда Витворда (Гурий Атнев). Они оба странным и таинственным образом становятся участниками трагических событий, связанных с гибелью императора Павла. Совершенно непонятно, кому адресовано это кинодейство. Любители мелодрамы не смогут пустить слезу из-за специфических эффектов (дефектов) съемки. А поклонников исторического действа стошнит хотя бы при виде сцен с императором Наполеоном, который выведен режиссером как форменный идиот и неврастеник. Зато, конечно, все это вполне оригинально и экспериментально.

После премьеры корреспондент “МК” решил задать Илье Хотиненко несколько вопросов о его фильме:

— Илья, тема дворцовых переворотов — одна из любимых в нашем кинематографе. Почему и вы обратились к ней?

— Когда я прочитал сценарий, мне он показался интересным. Мы с моим сценаристом переложили его на свой лад, перенесли все в такую экспрессивную форму, напоминающую какой-то современный киноязык, как бы адаптировали это дело к восприятию современного зрителя. Я набрал литературы про императора Павла, мы взяли трех консультантов. Плюс нас увлекла метафизика событий. У нас все фантасмагорично, все неожиданно и странно. Мы хотели поместить зрителя в некую вязь странных, нагнетающихся событий.

— Император Павел и его история — вообще очень популярная тема. Мельников только что снял “Бедного, бедного Павла”. И там Павла играет Сухоруков, который снялся в “Золотом веке” как раз в роли друга-врага императора графа Палена.

— Дело в том, что Мельников начал снимать своего “Бедного Павла” позже нас — мы запустились в 2000-м, а он — в 2002 году. И, насколько я знаю, он обращался к Баширову за ролью императора Павла, но когда он узнал о “Золотом веке”, то отказался и взял Сухорукова. А Сухоруков у нас сыграл графа Палена. Почему именно он? Когда мы готовились к съемкам, то, естественно, изучали гравюры и портреты всех действующих лиц. И когда мы сфотографировали Сухорукова в парике — оказался один в один портрет графа Палена. Такая фантастическая трансформация!

— Гоша Куценко везде играет бандита, а у вас — принца?

— Он играет необычного принца. Это очень хороший принц, и вообще одна из самых удачных линий в фильме.

— Но на главные роли вы взяли дебютантов...

— Это эксперимент. Я снимал очень малобюджетные фильмы, предназначенные для очень узкого проката, для узкого круга зрителей. И собираюсь эту традицию продолжать, мне интересен новый киноязык, и поэтому мне хотелось неожиданных оценок, неожиданных решений тех или иных мизансцен. Ольга Орлова была мне интересна тем, что она гиперпопулярна. А Гурий Атнев — вообще мой старый друг, и договориться с ним было очень легко.




Партнеры