КонтрАкт

11 июня 2003 в 00:00, просмотров: 366

Первого июня правительство приняло к рассмотрению Федеральную целевую программу перехода Вооруженных сил на контракт. “МК” не раз писал об основных ее положениях: до 2007 г. планируется перевести на контракт все части и подразделения постоянной боевой готовности, чтобы в “горячих точках” призывники больше не служили. Срочная служба тем не менее останется, но, если все пойдет по плану, предложенному правительству, то после 2007 г. срок ее будет сокращен до одного года.

Несмотря на прогрессивный характер, программа вызвала жесткую критику политиков — главным образом Союза правых сил. Аргументы, которые приводит Егор Гайдар, звучат весьма убедительно. По подсчетам правых, выходит, что Минобороны заложило в программу немыслимо высокие расходы: к примеру, общежития оно собирается строить такие, чтоб на каждого контрактника приходилось по 300 кв. метров жилой площади. На самом же деле армию можно перевести на контракт гораздо дешевле и быстрее, что подтверждают расчеты гайдаровского Института экономики переходного периода, также

предложившего правительству свою программу.

Что правда в этих утверждениях, а что — предвыборный пиар?
Действительно ли Минобороны завышает стоимость расходов?
Насколько обоснованы расчеты военных?
Разъяснить ситуацию мы попросили начальника Управления военно-экономического анализа и экспертиз Минобороны РФ генерал-лейтенанта СТОРОНИНА Виктора Васильевича.

— Надо сразу сказать, что представленная программа, которую правые называют “программой генералитета”, на самом деле разрабатывалась коллективно. Помимо Минобороны над ней работали представители Минэкономики, Минфина, Минтруда, Госстрой, МВД, ФПС, ФАПСИ и, кстати, представители Института экономики переходного периода, то есть сами правые.

— Насколько компетентны в вопросах военного строительства представители Института экономики переходного периода?

— Гайдар говорит, что у него этим занимается полковник Виталий Иванович Цымбал, доктор военных наук. Хотя вообще-то он доктор не военных, а технических наук. Я не берусь судить о его компетентности, но, когда сравниваешь возможности коллектива экспертов из десятка госструктур с потенциалом одного полковника, согласитесь, преимущество обычно оказывается не на его стороне.

— Какие принципиальные разногласия между “коллективной” программой и программой правых?

— Гайдар называет три пункта: радикальные различия в оценке единовременных расходов при переходе на контрактную службу, по срокам перехода и по целесообразности сохранения призыва.

— Пойдем по порядку. Какие суммы называете вы, какие — СПС и чем объяснить различие между ними?

— У нас первоначальная сумма была 138,3 млрд. У них — 97 млрд. Мы планируем перевести на контракт 155,3 тыс. человек. Они — 400 тыс. Но на самом деле расчеты, приведенные Гайдаром, сделаны на 245 тыс. человек. Он исходит из того, что 155 тыс. контрактников уже есть и на них денег не понадобится. Остается 245 тыс., для них Гайдар и проводит свои расчеты. В итоге у них и выходит 155 плюс 245 — всего 400 тыс. контрактников.

— Вы полагаете, в расчетах правых присутствует некое лукавство?

— Конечно. Они сознательно берут неверную базовую цифру для расчетов. Занижают ее для большего эффекта.

— Некорректная базовая цифра — единственная причина того, что у правых переход на контракт выглядит гораздо более дешевым мероприятием, чем в Федеральной программе?

— Нет, не единственная. Дело в том, что Гайдар приводит расчеты на макроуровне, не учитывая массу деталей — конкретных мероприятий, увязанных по задачам, срокам и ресурсам. Правые учитывают только расходы, связанные с переоборудованием казарм, увеличением денежного довольствия военнослужащим и компенсации за поднаем жилья. При этом расчеты, как я уже говорил, выполнены со значительными погрешностями по численности военнослужащих и базовым расценкам.

— Правые видят главный недостаток в программе Минобороны в том, что слишком большие деньги пойдут на строительство жилья для контрактников. Можно ли сократить эти расходы?

— А знаете, почему они говорят про эти “слишком большие деньги”? Потому что Егор Тимурович берет за основу расчетов предложенную нами общую сумму единовременных расходов 65 млрд. руб. и начинает от этой суммы вычислять стоимость квадратного метра. Но при этом он даже не смотрит на то, что в эту сумму включены еще и траты на выплаты личному составу, ремонт инфраструктуры и затраты, связанные с боевой подготовкой.

— А по вашим расчетам, сколько кв. метров жилья будет приходиться на одного контрактника?

— Сумма, которую Минобороны планирует выделить на переоборудование и ремонт казарм, составляет не 65 млрд., а 14 млрд. 608 млн. руб. Из нее и надо высчитывать, сколько у нас будет стоить квадратный метр и сколько квадратных метров приходится на одного контрактника.

Егор Тимурович в своих расчетах взял завышенную в 4,5 раза базу. У него и получилось на одного контрактника 281,4 кв. метра жилья — невероятная цифра даже в порядке бреда.

На самом деле мы исходим из того, что в общежитии на человека будет приходиться по 10 кв. метров. Но помимо жилых ячеек там еще должна быть комната для хранения и чистки оружия, комната для офицеров и прапорщиков, комната отдыха, сушилка, кладовая имущества — целый перечень обязательных помещений. В сметную стоимость общежития также входит стоимость мебели, службы оповещения и системы охраны.

— В других расчетах правых вы тоже усматриваете некорректность?

— Да. Они предлагают стимулировать службу офицеров и прапорщиков, платить им командирскую надбавку. Но почему-то думают, что командиры — это всего 10% от общего числа военнослужащих. Соответственно, и надбавку считают только на 40 тыс. командиров, хотя на самом деле их в 10 раз больше. Вот еще один источник экономии в расчетах Института экономики переходного периода.

— Еще один неясный момент: Гайдар считает, что семейным контрактникам надо платить компенсацию за поднаем жилья — гораздо дешевле, чем строить для них семейные общежития. На самом деле дешевле?

— Сейчас компенсация — от 300 до 500 руб. Правые предлагают повысить ее до 1500 рублей, но в своих расчетах исходят из того, что семейных контрактников будет только 10% от общего числа. На самом деле семейных будет минимум 20%. В Псковской дивизии 18% контрактников имеют семьи. Анализ данных Госкомстата показывает, что в возрасте от 18 до 28 лет 22% мужчин имеют семьи.

Но дело даже не в этой разнице в 10%. Они забывают, что у нас в Вооруженных силах 90 тыс. бесквартирных офицеров и прапорщиков, которым также надо будет выплачивать такую же повышенную компенсацию. По закону это единая норма. Если мы будем платить 1500 руб. за поднаем 40 тысячам контрактников, то и этим бесквартирным офицерам мы тоже обязаны будем платить столько же. То есть у правых расчеты за выплаты за поднаем жилья занижены в три раза. А если не занижать, то это 8 млрд. руб.

— То есть дешевле все-таки построить общежития?

— Нет, строительство обойдется в два раза дороже, чем выплаты на поднаем в течение первых четырех лет перехода на контракт. Но ведь вслед за первым поколением контрактников придут следующие. И каждому следующему поколению надо будет опять давать и давать на поднаем. И так без конца. Мы считаем, это — деньги на ветер. Разумнее решить проблему сразу и навсегда, тем более что строительство общежитий — прямые инвестиции в экономику. И учтите, что части боевой готовности далеко не всегда расположены вблизи городов. Будут такие ситуации, когда окажется, что квартиры и снимать-то негде. И рынок наверняка преподнесет сюрпризы — вон в Пскове как только пошел слух, что контрактники будут снимать квартиры в городе, цены сразу выросли вдвое. Так что полутора тысячами дело не кончится...

— В целом на сколько ошибается в своих расчетах Гайдар?

— Если в его расчеты подставить правильные исходные цифры, то получается не 97,6 млрд. рублей, а 140,4 млрд. Цифра, близкая к расчетам Федеральной программы. Правда, Гайдар считает только Вооруженные силы, а в программе предусматривается переход на контрактный способ комплектования и частей МВД, ФПС, ФСЖВ, ФАПСИ, а это дополнительные деньги.

— Правые считают, что за четыре года можно полностью перевести армию на контракт и отказаться от призыва. Только 142 тыс. будут призываться на 6 месяцев в учебные центры. Это реально?

— Призыв у нас не только в армию, но и в те же МВД, ФПС и еще массу ведомств. Правые их в своих расчетах не учитывают. То есть даже если все делать, как они рекомендуют, призыв все равно останется. И, кстати, те, кто будет призываться на 6 месяцев, — это что, не призыв, что ли?

— Все эти финансовые споры создают впечатление, что достаточно дать контрактнику хорошую зарплату, поселить и переодеть. И все, и получим профессиональную армию. Но их же еще надо как-то обучать.

— Разумеется, чтобы сделать из добровольца профессионального военного, нужна совершенная учебно-материальная база. На это тоже нужны деньги, и немалые. Но в расчетах правых они никак не учтены. Хотя в своей концепции они сами пишут, что у них только “иллюстративные расчеты”, а в реальном обосновании должны быть учтены еще расходы на боевую подготовку, на техническое оснащение, на содержание гражданского персонала — ведь контрактники не будут сами мести плац и картошку чистить...

— Так что все-таки предлагают правые: программу или концепцию перехода на контракт?

— Они говорят о программе, но программы у них нет. У них есть концепция, система взглядов. Чтобы материализовать эту систему взглядов, нужны конкретные мероприятия, расписанные по воинским частям. Этого у правых нет. У них есть общие вербальные утверждения и расчеты на макроэкономических уровнях. А у нас есть конкретная программа, в которой предусмотрено, в какой части что делать. При этом взгляды правых не увязаны с практикой. Например, Гайдар говорит: “Есть казарменный фонд на 1 млн. 100 тыс. человек”. А у нас нет такого фонда — он даже этого не знает. У нас казарменный фонд только на призывников — примерно на полмиллиона человек. И так во всем: когда дело доходит до конкретных вещей, правые показывают вопиющую некомпетентность.

— Но хотят они того же, чего и вы, — чтобы наша армия была профессиональной.

— Конечная цель Федеральной программы: создание условий для замещения призывников добровольцами и повышение качественного состояния Вооруженных сил. Армия должна стать гораздо более качественной, боеспособной, современной — вот на что нацелена наша программа.

У концепции СПС иная цель: замена срочника контрактником без каких-то качественных изменений. Гайдар говорит, что повышение качества — не предмет данной программы. Мы, мол, меняем призывника на контрактника, чтоб снизить социальную напряженность в обществе, потому что в профессиональной армии не будет дедовщины, — вот их посыл. Так что цели у нас на самом деле разные.





Партнеры