Все там будем

17 июня 2003 в 00:00, просмотров: 579

Кончен бал — погасли свечи: постановлением столичного правительства №412-ПП реанимированы печально известные штрафстоянки, разорившие не одного автовладельца и обогатившие десяток их хозяев. Уже в ближайшие дни, как только будут утверждены расценки на оказание услуг по эвакуации и хранению задержанных машин, на полную мощность заработает целая сеть, правда, теперь уже не коммерческих, а государственных тюрем для автомобилей.

Почти год столица обходилась без автомобильных изоляторов временного содержания. Каждому водителю, заслужившему быть отстраненным от управления по причине отсутствия документов, нетрезвого состояния, отказа от медосвидетельствования, наличия неисправностей в тормозной или рулевой системе, сотрудники ДПС предоставляли возможность на месте устранить причину задержания и не отправляли автомобиль в тюрьму.


Отныне же, в связи с изданием “Правил задержания транспортного средства, помещения его на стоянку и хранения”, сотрудникам ДПС снова дано право, как гласят правила, “в случае невозможности устранить причину задержания на месте” разлучать водителя с его автомобилем. При этом правила не разъясняют, кто и как будет решать, можно ли на месте такую причину устранить. Поэтому выходит, что определять наличие или отсутствие возможности будет по традиции инспектор ДПС. Ведь если склеротик-водитель забыл дома водительское удостоверение, то лишь ясновидящему инспектору ДПС будет доподлинно известно, успеет ли жена несчастного привезти ему права до приезда эвакуатора.

В связи с тем, что статьей 27.13 Кодекс РФ об административных правонарушениях ко всем ранее существовавшим основаниям для задержания автомобиля впервые предусмотрел и новую причину для эвакуации автомобиля — нарушение правил стоянки и остановки (а другой статьей — 12.19, противореча сам себе, запретил эвакуировать “неправильно” припаркованные автомобили), авторы правил воспользовались более привлекательной для них нормой. Правительство Москвы (постановление которого о перемещении на соседнюю улицу автомобилей — нарушителей правил парковки — недавно было опротестовано прокуратурой) с удовольствием взяло реванш и разрешило автомобиль, создающий препятствия для других участников движения, загонять в специальное платное стойло. Причем даже в отсутствие хозяина.

Авторы правил специально для таких случаев изобрели весьма мудреный механизм, в соответствии с которым инспектор ДПС, распорядившийся очистить дорогу от плохо стоящего автомобиля, обязан будет немедленно сообщить в местное ОВД о том, что такой-то автомобиль задержан, а отдел внутренних дел — установить владельца и сообщить ему приятную весть. Сроки установления владельца правилами, увы, не предусмотрены. Стало быть, помня о весьма хилых возможностях милицейского розыска (не имеющего под рукой даже регистрационной базы ГАИ и вынужденного всякий раз обращаться в ГАИ с вопросом: “Пробейте-ка: о чьей это машине мы хлопочем?”), можно предположить, что задержанный автомобиль вернется к хозяину — не дай бог! — к дню второго пришествия.

По логике авторов хитрых правил, владелец сам, несомненно, обратится в местное ОВД с заявлением о хищении автомобиля. А там ему и черкнут адресочек ближайшей стоянки, приласкавшей его автомобиль. Но с чего это взяли авторы, что владельца, увидевшего на асфальте вместо своего автомобиля лишь масляное пятно, не хватит инсульт, после чего связь придется держать уже не с “02”, а с “03”? Да и припаркована машина может быть где-нибудь у профилактория, из которого ее владелец выберется и узнает о пропаже только через месяц! Кто будет платить стоянке за длительное хранение машины, вызванное неспособностью милиционеров вовремя найти и известить пострадавшего от правил?

Вы будете смеяться, но, как следует из этого документа, личность плательщика правилами не установлена. Несмотря на то что его разработчики, вне всяких сомнений, желали возложить бремя расходов на владельца задержанного автомобиля и даже прописали, что срок хранения исчисляется в часах (а не как раньше — в сутках), а первые три часа хранения на спецстоянке владельцем не оплачиваются, досадно промахнулись. Сочиняя грамоту впопыхах, они заявили, что выдача транспортного средства владельцу производится после оплаты расходов, связанных с перемещением транспортного средства. И ни слова не сказали о том, кем же, собственно, производится. Таким образом, правила прямо не обязали владельца эвакуированного автомобиля или его представителя, получая со стоянки автомобиль, расстегивать кошелек!

Но это — формально. Фактически же (а иначе тогда зачем нужны стоянки?) платить за перемещение и хранение автомобиля заставят не того, кто его на спецстоянку поставил, а виновного (или его представителя) в нарушении ПДД. В противном случае автомобиль не вернут. При этом расценки на услуги, как гласят правила, будет устанавливать сам исполнитель — Государственное унитарное предприятие гаражно-технического обслуживания. То самое, которое неплохо приспособилось выжимать деньги за инструментальный контроль и лихо обосновывать любые повышения тарифов.

Авторы правил, помня о строжайшем запрете на эвакуацию “неправильно” припаркованных автомобилей в статье 12.19 КоАП РФ, обошли набивший оскомину термин. Они заявили, что ТС не эвакуируется, а только помещается на стоянку “при помощи другого транспортного средства”. Однако как ни упражняйся с великим и могучим, русский язык не обманешь: перемещение одного автомобиля при помощи другого и есть самая настоящая эвакуация.

Вот только авторы правил так и не сознались, будет ли в этом сомнительном мероприятии участвовать автомобиль-эвакуатор и сколько он будет стоить. Равно как ни слова не сказали о том, сколько возьмет за перемещение одного транспортного средства “другое транспортное средство”. И главное — кто ж ему даст?

Но уже сейчас можно предположить, что, наделив полномочиями по хранению задержанных машин только государственные стоянки (цена одного часа на которых, возможно, и не будет заоблачно высока), правила оставили широкое поле для финансовых маневров владельцам эвакуаторов. Потому как об их принадлежности к государственным структурам авторы документа заявить постеснялись. А это значит, что на кошельке владельца автомобиля сможет легко отыграться эвакуационная служба.

А вот получить с нее или с владельца стоянки деньги за причиненный при эвакуации или хранении автомобиля ущерб будет почти невозможно. Пострадавшему от правил не поможет даже предусмотренное этими правилами положение о том, что вред, причиненный автомобилю при эвакуации и хранении, возмещает хозяин стоянки или эвакуаторщик. Ибо — с какого вдруг перепуга? Владельцы автотюрем и эвакуаторов в случае повреждения при транспортировке машины или ее хищения со спецстоянки наверняка используют убойный аргумент: “Мы договор на эвакуацию (на хранение) с клиентом не заключали, стало быть, ответственности ни за что не несем”. И будут правы.

Не менее прибыльное дело правила поручили и сотрудникам ГИБДД: прежде чем разрешить получение автомобиля со спецстоянки, придорожные милиционеры должны будут убедиться в устранении причины задержания, сделать об этом в протоколе запись и наградить бедолагу письменным разрешением снова сесть за руль. Понятно, что чем дольше такое разрешение сотрудник ДПС будет выдавать (причина всегда найдется: нет печати, заболел начальник, ушла на пляж секретарша, требуется повторное медосвидетельствование), тем больше денег потребует стоянка. А значит, пропорционально возрастет и посреднический милицейский процент.

Вот и выходит, что провозглашение спецстоянок делом государственным (с госрасценками), а не коммерческим (с рыночными ценами) — не более чем пыль в глаза.

Даже как-то неловко в очередной (бог знает какой уже по счету) раз говорить о том, что задержание транспортных средств — процедура с точки зрения закона весьма сомнительная. А при наличии столичных правил — сомнительная вдвойне. Однако повторить (коли власти клонировали свой прежний печальный опыт) придется.

Итак. Ни один водитель, пребывающий в сознании, не будет подписывать с кем-либо договор на эвакуацию и хранение своего автомобиля. Тем более что оформлять такой договор в письменном виде его никто и не заставляет. Предполагается, что договор на оказание “услуг” заключен в устном виде (иначе с чего бы это автомобиль вдруг укатил на спецстоянку?). Но заключен не владельцем, а инспектором ДПС. То есть лицом, не уполномоченным от имени собственника автомобиля совершать с этим автомобилем какие-либо сделки, требующие оплаты. Грош цена такой договоренности еще и потому, что полномочия на хранение машины могут передаваться кому-либо только в виде письменного договора, где подробно прописаны обязанности каждой из сторон: один охраняет, другой за это платит.

Требование же оплаты услуг по хранению и доставке автомобиля на стоянку и вовсе противозаконно: Федеральный закон РФ “О защите прав потребителей”, невзирая на лица, уже давно запретил навязывание платных услуг.

Но это — для суда.

Хотя найдется работа и для прокурора. Поскольку процедура выдачи задержанного автомобиля через получение разрешения в ГАИ не предусмотрена федеральным законодательством, по заявлению потерпевшего прокуратура должна будет по статье 12.35 Кодекса РФ об административных правонарушениях возбудить в отношении должностных лиц ГИБДД дело за незаконное ограничение прав на управление транспортным средством.

И если хотя бы одно такое дело будет выиграно, за первопроходцем потянутся тысячи потерпевших, для которых широкая дорога в суд наверняка покажется более короткой, чем кривая тропа на спецстоянку.






Партнеры