Тухлое дело

23 июня 2003 в 00:00, просмотров: 372

Pадость общения с природой на своих шести сотках с лихвой омрачается для нас чисто бытовыми неудобствами. Главная из них — конечно же, мусор. Он в городах-то вывозится в час по чайной ложке. А уж где-нибудь в садовом товариществе...

Так и живем. Приехали на уик-энд, чтобы подышать свежим воздухом, а уехали — оставив после себя кучу-малу всякого хлама. Вывозить его с дачных участков в Подмосковье — некому...


Красота подмосковной природы располагает цитировать классиков. Скажем, Антона Павловича Чехова. Он, как известно, тонко чувствовал специфику пейзажа и однажды высказался по этому поводу примерно так: “Бог дал нам, русским, такие огромные просторы, леса и поля, что, кажется, на этой земле должны жить не люди, а великаны”. Действительно, едешь по Подмосковью — березовые рощи налево, сосновые боры направо; дубравы, поля, засеянные целлофаном луга, загаженные речушки, обоссанные обочины — и думаешь: а ведь и впрямь благодатный наш край населен исполинами. Потому что для того, чтобы все так капитально за...ть, надо иметь исполинскую ж... Не меньше, чем у слона. Ну, в общем, вы поняли.


Слоган “Берегите природу — мать вашу” давно уже потерял первоначальный смысл и произносится с угрожающе-уничижительной интонацией. Мать не берегут даже под угрозой расстрела: экологическая идея ну никак не овладевает сознанием масс. То ли в этом виновата привычка большинства россиян гадить там, где живешь, то ли жалкие усилия губернских и районных властей по утилизации мусора заведомо не способны привести к желаемым результатам, но только каждое лето Подмосковье превращается в большую помойку.

Пять миллионов москвичей, выезжающих на участки, и около миллиона жителей области, вооруженных последними достижениями упаковочной индустрии, оставляют после себя такое количество хлама, что его можно смело приравнивать к стихийному бедствию. Оно и приравнивается. Достаточно посетить любой подмосковный поселок или деревню, окучиваемую столичными дачниками, чтобы убедиться: сезонная мусорная проблема решается плохо или не решается вовсе.

Черный квадрат

Пушкинский район, поселок Зеленоградский. Сказочное, дивное место! “Сказка” начинается сразу же при съезде с Ярославского шоссе. Аккурат супротив одноименного ресторанчика — а он так и называется “Сказка” — кучи отбросов складированы в сосняке и обрамляют подъездную дорогу. Еще несколько вонючих помоек в самом дачном поселке — то под прикрытием чахлых кустиков, а то и без них. На выезде, за деревней Зимогорье, — забитый мусором доверху контейнер. У соседней деревни Матюшино в половине версты — точно такой же. В селе Ельдигино, за машинным двором совхоза “Зеленоградский”, в чистом поле — остовы ржавеющей сельхозтехники. За поворотом в березняке — разорванные полиэтиленовые мешки из-под минудобрений. Еще через восемьсот метров, в лесочке рядом с садоводческим товариществом “Алешино”, — целая череда свалок, хотя на виду для блезиру повешен плакат: “Выбрасывать мусор запрещено. За нарушение — штраф”.

Сворачиваем на Малое московское кольцо. Для удобства пассажиров здесь недавно обновили автобусные остановки, покрасили павильоны, установив веселенькой расцветочки урны, которые, разумеется, переполнены. Использованные обертки из-под чипсов, мороженого и батончиков “Марс” выбрасываются под колеса машин и вьются в воздухе, как тропические бабочки.

Едем дальше. Деревня Митрополье: помойка. Деревня Цернское: свалка на въезде, помойка на выезде. Деревня Нагорное расположена сразу за указателем “пл. Зеленоградская”. (Колеся по району, мы описали квадрат размером 5 на 5 км, обнаружив помойки, как в той присказке, — на каждом километре.) Близ деревни Нагорное — даже не свалка, а отборное хамство. Кто-то приноровился вываливать дрянь прямо на проезжую часть. По обеим сторонам дороги свалены битые унитазы, лоскуты полиэтилена и отслужившие срок газовые плиты.

Ну и поганцы! При этом Пушкинский район считается не худшим в столичной губернии. Какой же в таком случае худший?!

В минувшие выходные журналисты “МК” провели самостоятельный мониторинг. Побывали в воскресенье в самых различных районах области и вот что увидели.

В Истринском районе в деревне Высоково еще с прошлого года громоздятся огромные свалки, а местная власть даже не собирается пресекать это дело.

В Солнечногорском районе рядом с поворотом на Татищево (Обуховский сельский округ) стоит до отказа набитый мусоросборник, и пристроить в него “непотребный предмет” невозможно: бдительные гаишники, дежурящие на посту, готовы оштрафовать любого, кто попытается это сделать. Зачем же тогда контейнер?!

В Чеховском районе в Новоселках помойка раскинулась прямо в центре села. Да-с, окружающую среду загрязняют массово, почти что организованно, с выдумкой и не очень. Даже местный пруд затарен отходами. Жаловались в администрацию — ноль внимания.

В Павлово-Посадском районе напротив деревни Фомино власти организовали легальную площадку для сбора отходов, но отходы никем не вывозятся, хотя до Малыгинского полигона ТБО рукой подать.

И так далее и тому подобное: много чего рассказали коллеги, однако самый задушевный рассказ выпал на долю популярно-престижной, но порядком завшивленной за последний год Салтыковки.

Староста-брандмейстер

Бороться за чистоту в старейшем дачном поселке (он основан в 1901 году) начали с установки на улицах контейнеров для сбора мусора. И с этого рокового момента поселок поимел почему-то прямо противоположные результаты. Содержимое не вывозилось по две-три недели, гнило, переваливалось через край и в итоге поджигалось пироманами-злоумышленниками.

— Каждый день тушим поджоги, воду таскаем ведрами! — негодует местная пенсионерка Валентина Ивановна Морозова. — Три раза березы горели. Слава богу, огонь не пошел поверху — тогда бы и наши дома занялись...

Тяготы и лишения ухода за уличными контейнерами коммунальщики незаметно переложили на обитателей близлежащих домов. Бедолаги начинают сезон с уборки при

легающих территорий, по мере приближения пожароопасного периода затариваются огнетушителями. Но запах! Отбросы бесперебойно поставляют вещевой рынок, процветающий здесь последние десять лет, а также бомжи. Их в Салтыковке больше, чем воронья. Конечно, поселковая администрация, да и Балашихинская районная тоже, наслышаны о неблагополучии. После многочисленных жалоб установили дополнительные контейнеры. Тем не менее запала регулярно вывозить мусор хватило всего на два месяца, зато помойки за бюджетные деньги обнесли оградой из нержавейки.

Последнее переполнило чашу терпения, и возмущенные жители достучались аж до депутата Мособлдумы. Реакция последовала незамедлительно. На прошлой неделе возле чадящих контейнеров был замечен мужчина на “Жигулях” с двумя таджиками на борту. Достав из багажника по огнетушителю и лопате, они молча принялись тушить тлеющие отбросы. Радости жителей не было предела: “Ну вот, объявился еще один защитник природы!” Но все не так просто. “Никакой я вам не защитник, — мрачно ответил мужчина, — я заместитель главы поселковой администрации”. Погасил дотлевающий бак при помощи меткого плевка и уехал.

А мусор? Лежит. Что ему сделается...

Все на коммунистический субботник!

В конце концов спасение утопающих — дело рук самих утопающих, и в этом есть своя сермяжная правда. Труд облагораживает человека.

Прошлым летом энергичный председатель садоводческого товарищества “Автобусник” Второго автобусного парка Москвы, соседствующий с нашим “Подмосковным журналистом”, провел ярко-зеленую акцию. Заказав на автобазе “КамАЗ” с прицепом, он принудил товарищей по несчастью “оторвать от сердца” ржавые спинки кроватей, прохудившиеся тазы и залежи пыльных пустых бутылок, копившиеся годами. “КамАЗ” дважды курсировал между садовыми участками и полигоном ТБО. Наутро деятельный председатель побудил членов двух наших кооперативов идти в лес походом на самостийную свалку.

Дачная местность Березки в Солнечногорском районе — это целый конгломерат садовых товариществ, утрамбованных вплотную друг к другу. Их больше десятка. От железнодорожной платформы в глубь садовых “кварталов” через мшистый могучий ельник ведет народная тропа, эдакий дачный Бродвей. Именно на “Бродвее”, а не где-нибудь в стороне от любопытных и посторонних глаз наши люди предпочитают делать свое вонючее дело. Увы, это срабатывает как рефлекс. Стоит одному примоститься, оставив после себя бумажку, сотни других тут же натащат объедки, банки, сломанные детские велосипеды, обломки шифера, битые кирпичи...

Лесную помойку, антисанитарно подпирающую наши частнособственнические заборы, решено было ликвидировать на субботнике. А так как “КамАЗ” в лес проехать не мог, кучу постановили захоронить. Могилы копали ей с огоньком, а после сровняли, присыпали свежим песком, а один доброхот даже притаранил из своего палисадника куст сирени и посадил.

Ровно через неделю помойка возвышалась на прежнем месте. Снова убрали. Снова нагадили. Убрали по новой, посадили жасмин. В жасмин тогда подбросили выведенный из строя мотоцикл “Урал” с коляской. Разобрав по частям, зарыли “Урал”. И коляску тоже зарыли. Тогда они стали приносить картофельные очистки, предварительно упакованные в полиэтиленовые пакеты, и, чем бы это закончилось, неизвестно, ведь настала холодная осень. Весною же лес наш вырубили подчистую из-за жука-короеда. Каково же было удивление фазендейро при виде торчащих пеньков и все той же неистребимой, живучей и возрождаемой, как птица феникс, свалки.

Вывод: все-таки сограждане — свиньи. Вывод второй: свиньи-то они свиньи, но куда выбрасывать мусор? Ведь в округе нет ни одного помойного бака!

Дацзыбао на доске — я домой иду в тоске

Зампред Московской областной думы Виктор Егерев обещает, что скоро ситуация изменится — радикально и в лучшую сторону. Люди не смогут сорить где ни попадя, а власти оправдываться за то, что накапливающийся мусор некуда деть.

Причина для оптимизма весомая. Правительство области приняло Закон “О государственном административно-техническом надзоре и административной ответственности за правонарушения в сфере благоустройства, содержания объектов и производства работ на территории МО”. В нем перечислены все действия, за которые будут нещадно штрафовать. Действий много, но нас должно взволновать то, что теперь придется отвечать полновесным рублем за ненадлежащее содержание земельных участков, создание помех для вывоза мусора и уборки территории. (Хотя это очень расплывчато.)

Административно-технический надзор начал работать с июня. Со временем у него должна появиться разветвленная сеть территориальных подразделений. В каждом от 3 до 7 специалистов. Им предоставят транспорт, чтобы они проверяли закрепленную территорию (не только город, но и район). Обязанность надзирателей: обнаружить нарушение закона и провести плановую работу.

Рассмотрим действия этих специалистов на примере “мусорки” дачников. Выезжает, к примеру, надзор в садовое товарищество, видит, что там нет специальной мусорной площадки или контейнеры переполнены. Инспекторы идут к председателю и требуют объяснений. Председатель говорит, что вывозить мусор некуда или не на что. Специалист адмтехнадзора предлагает ему заключить договор о вывозе с полигоном ТБО (в области таких полигонов — 85) либо с муниципальной или частной специализированной фирмой. Если председатель прислушивается и делает то, что ему говорят, — проблема снята. Если нет, то начинаются санкции. Согласно статье 27 областного закона, его ожидает административный штраф. Для граждан он составляет от 10 до 25 МРОТ, для должностных лиц от 20 до 30 МРОТ, для юридических — от 50 до 100 МРОТ. Прочтешь свою фамилию в дацзыбао – вывешенной позорной листовке, – польются горькие слезы...

Если и платить отказываются, то инспектор вправе обратиться к мировым судьям, а те, в свою очередь, — к судебным приставам.

Такова схема. И она уязвима. Даже очень. А если услуги “спецфирм” непомерно дороги для простых садоводов? Если их качество хуже некуда? Если... Похоже, вопросов получается больше, чем ответов. Тем более что не одними садоводами — то есть гражданами, юридически объединенными в товарищества, — создается проблема, хотя их вклад ощутим. Вы когда-нибудь видели мусорные контейнеры в обычной деревне? И не увидите: нонсенс. Нищенский бюджет сельского округа не потянет этой нагрузки, как не осилили бюджеты районные придорожных мусорных “бункеров”, поставленных для автомобилистов. Словом, уповать на одни репрессивные меры, когда нужны организационно-экономические, когда пора создавать сезонную “мусоросборочную” отрасль, работающую в летние месяцы на селе столь же четко, как и в городе — ведь лишних 5 млн. человек! — даже как-то несерьезно.

К сожалению, другого не предлагают...

ИЗ ДОСЬЕ “МК”:

Проблема утилизации твердых бытовых отходов (ТБО) обсуждается столичными и областными властями на протяжении многих лет, но до сих пор безуспешно.

На сегодняшний день в России перерабатывается всего 3 процента ТБО (в Японии — 95 процентов), а остальной мусор подлежит захоронению. Только Москва ежегодно производит 3,7 млн. тонн, при этом из города каждый день вывозится свыше 10 тыс. тонн мусора. Треть его сжигается, а остальные отходы сбрасываются на полигоны в Подмосковье.

В области сейчас действует 58 санкционированных полигонов площадью 900 га и 109 стихийных свалок площадью аж 1400 га. При этом из 58 полигонов 27 исчерпали свою емкость, а 19 заполнены на 90 процентов. Стихийные свалки, которые в области образуются чуть ли не ежедневно, нередко поджигаются, образуя ядовитые выбросы, что создает экологическую угрозу для жителей населенных пунктов. В связи с этим только в этом году заведено 5 уголовных дел.

Депутаты городской и областной дум обеспокоены отсутствием реального договора между субъектами, который бы устанавливал порядок выделения участков под полигоны, механизм инвестирования и ценообразования, а также совместный контроль.

Действующее законодательство (только в Московской области было принято 12 законов) не решает проблемы утилизации отходов, поскольку в столице не разработана концепция санитарной очистки города. При разработке такого документа особое внимание следует уделить внедрению новых технологий, которые бы позволили прекратить захоронение мусора на свалках и перейти к полной его переработке.

Кстати, в цивилизованных странах, в отличие от нас, планируется перейти к полной переработке ТБО уже к 2006 году. Кроме того, количество мусора за счет тары и упаковки растет с каждым годом на 2—3 процента, а норматив по уборке мусора — 1,3 кубометра на человека в месяц — остается неизменным! Поэтому необходимо строительство новых перерабатывающих заводов и инвестиции.

Сегодня в Москве работает всего 3 таких завода, которые утилизируют 680 тысяч тонн ТБО ежегодно. Строительство новых заводов возможно без вложения бюджетных средств, но под гарантию мусорных потоков и проектного финансирования. Причем окупаться инвестиции начнут только через 7—8 лет. Платить за отходы должен тот, кто их производит, то есть производитель товара, а цена товара должна включать в себя стоимость его утилизации.




Партнеры