Хлеб — всем головная боль

2 июля 2003 в 00:00, просмотров: 219

Для России хлеб всегда был мерилом благополучия. И вот появились слухи о дефиците зерна (якобы его неприкосновенный запас в Москве снизился вдвое), значительном подорожании товара №1, а за ним и других продуктов.

В этом больном вопросе и попытались разобраться корреспонденты “МК”.

Директор гастронома на Тишинской площади сразу подтвердила пессимистические предположения:

— Да хлеб уже подорожал. Весь. С прошлой недели на 10%. А сегодня я поехала к нашим поставщикам и не смогла найти муки. Не знаю, может, случайность, а может, и серьезное что-то.

Но вот в другом магазине, расположенном буквально в сотне метров, замдиректора Лидия Николаевна о подорожании хлеба ничего не знала.

— Нас предупреждали, что могут подорожать импортные макароны. Но это связанно с таможенной ставкой. А чтобы хлеб... Нет, в нашем магазине пока цены старые.

Заместитель директора 16-го хлебозавода говорить о подорожании с нами отказался (именно оттуда поставляется хлеб в магазин на Тишинке). Вместо этого он посоветовал нам позвонить в “Мосхлеб”.

Гендиректор “Мосхлеба” Михаил Коваленко очень удивился версии о 10-процентном скачке цен.

— Вот мои данные с 23 по 30 июня. Хлеб из муки высшего сорта (батон “Нарезной”) подорожал на 8 копеек за килограмм. Соответственно сам батон — на 4,5 копейки. “Дмитровский” даже подешевел на 7 копеек за 1 кг. Цена “Дарницкого” не изменилась. “Столичный” подорожал больше всего — на 20 копеек за кило. А “Новоукраинский” — всего на 4 копейки за килограмм.

В гастрономе возле метро “Университет” продавщица в зале укладывала на прилавок хлеб и между делом сказала:

— Мы с 6-го завода получаем. Четыре дня назад у нас весь хлеб подорожал на 50 копеек...

Что касается возможного дефицита хлеба, то ни торговцы, ни районные чиновники не смогли хоть что-то внятно сказать по этому поводу. За консультацией мы решили обратиться к специалисту, который непосредственно отвечает за обеспечение москвичей продуктами первой необходимости, — заместителю руководителя Департамента продовольственных ресурсов правительства Москвы Виктору ОЛЬХОВОМУ.

— Виктор Иванович, правда, что запас зерна снизился почти в два раза по сравнению с прошлым годом?

— Правда. Но к слухам о дефиците хлеба это не имеет никакого отношения. Если еще три года назад, в 2000-м, московские мельницы размалывали 110 тысяч тонн зерна в месяц, то сейчас — всего 60 тысяч. Мельницы загружены процентов на 60. Поэтому нет смысла увеличивать запасы зерна.

— Вы можете назвать точную цифру, какой у Москвы неприкосновенный запас?

— Сейчас в столице хранится около 200 тысяч тонн. Если мы с сегодняшнего дня прекратим закупать зерно (что слишком невероятно), то нам хватит до октября.

— Тогда откуда пошли разговоры о нехватке хлеба?

— Я считаю, что это желание отдельных групп предпринимателей всколыхнуть рынок. Сейчас начинается заготовка зерна, и продавцам выгодно поднять цены. Возможно, кто-то опасается повторения прошлогодней ситуации, когда Минсельхоз отрапортовал: зерна соберем 90 миллионов тонн — отличный урожай. Цены резко упали — и перекупщики скупили зерно за копейки и отвезли его на Запад. В результате они не только разорили российских колхозников, которые еле-еле компенсировали свои затраты, но и обрушили весь мировой рынок. Ведь 17 миллионов тонн зерна, которые наши перекупщики выбросили на Запад, там никто не ждал.

— Прямой вопрос: подорожает ли хлеб в столице?

— Мы проводили совещание с директорами московских мельниц, хлебозаводов, которые четко заверили: хлеб дорожать не будет. Мы сегодня пик цен на муку пережили — дальше дорожать ей некуда. А новое зерно будет дешевле, чем прошлогоднее. Кстати, вы знаете, что сегодня цены на рынке зерна и муки равны ценам 2000 года?

— Почему же в московских магазинах хлеб все дороже и дороже?

— Давайте я объясню, из чего сейчас складывается цена буханки хлеба. Стоимость муки — 35—37%, затраты на хлебопечение — 30—33% и накрутка в магазинах — 30—35%. 4 года назад эта структура была другой, и доля торговли составляла лишь 12%. То есть торговцы ее постепенно увеличили. И как мы ни бьемся над удешевлением хлеба, сделать ничего не можем.

— Выходит, теоретически хлеб в Москве может подорожать — хотя бы из-за жадности торговцев?

— Ну если только чуть-чуть. Зато наши кошельки поджидает другая опасность, более серьезная. По прогнозам, из-за холодной погоды в этом году будет нехватка “травяного” корма для скота. А значит, подскочит стоимость мяса и молока.

А вот это уже серьезнее. Это означает, что беднейшие слои населения, которые и так вместо мяса едят самую дешевую колбасу, а молоко могут позволить себе далеко не каждый день, должны будут еще туже затянуть пояса. И помощи от властей этим людям ждать не приходится: ни одна социальная программа в сфере торговли и услуг до сих пор не работает. Об этом, в частности, говорили на вчерашнем заседании правительства Москвы.

Выдали пенсионерам социальную карту москвича — но забыли договориться с торговцами. Сейчас в Москве всего 22 магазина, которые предоставляют льготы по этой карте.

Открыли сеть магазинов “Ветеран” — но продукты в них еще дороже, чем в других местах. Немудрено, ведь их работу никто не контролирует.

Один за другим закрывают рынки — но взамен предлагают лишь торговые центры и супермаркеты. А у пенсионеров не то что рубль — каждая копейка на счету.

На месте булочных, молочных и овощных магазинов появляются мебельные и ювелирные. Хуже всего дела обстоят на Кутузовском, Ленинском, Комсомольском, Ленинградском проспектах и Тверской улице. Чтобы купить буханку хлеба, жителям этих районов приходится ехать за тридевять земель.

— Мы не имеем единой картины, в чем же заключается социальная политика в сфере торговли и услуг, — подытожил Валерий Шанцев. — В первую очередь необходимо создать систему небольших магазинов в жилых районах, которые будут работать с минимальной торговой надбавкой. А для этого надо заинтересовать бизнесменов. Например, предприниматель открывает дешевый магазин — а городские власти не берут с него арендной платы или предоставляют другие льготы. И конечно, нужно ввести систему жесткого контроля за такими социальными магазинами.

В общем, в Москве привольно жить только богатым — недаром же западные аналитики признали столицу России самым дорогим городом Европы. Но богатых — меньше 5%, а нищих (бомжи и попрошайки не в счет) — 23%, почти четверть. Последние не могут купить себе даже самого необходимого: их доходы ниже прожиточного минимума.




Партнеры