Камера Bавилова

5 июля 2003 в 00:00, просмотров: 772

Андрей Вавилов — уникальный человек. Второго такого в России нет.

Бывший первый зам. министра финансов, создатель самых изощренных и скандальных финансовых схем, он подобен птице Феникс. Какие бы уголовные дела ни возбуждались против него, ему неизменно удается выходить сухим из воды.

В последний раз Вавилова спасла депутатская неприкосновенность: в самый разгар очередного скандала он избрался членом Совета Федерации от Пензенской области...


По оценке Антикоррупционной комиссии Думы, ущерб, который Вавилов принес стране, оценивается минимум в два миллиарда долларов.

Сумма эта далеко не полная, ведь многие проделки сенатора всплывают на поверхность только сейчас.

Вот и об афере с госкомпанией “Зарубежнефть” журналисты не писали еще ни разу, хотя речь идет о масштабах истинно вавиловских. Руководство самой “Зарубежнефти” считает, что у них украли сто миллионов долларов.

Украли совершенно безнаказанно: сенаторский иммунитет надежно защищает Вавилова от любых потрясений...

Немного истории. “Зарубежнефть” — организация солидная. На внешнем рынке работает уже 35 лет. Строит крупные нефтяные объекты по всему миру, осваивает заграничные нефтегазовые месторождения.

В середине 90-х “Зарубежнефть” стала одним из учредителей и акционером компании “Северная нефть” — будущей вотчины Андрея Вавилова. В уставный капитал она внесла 5 миллионов долларов, получив за это 10% акций.

В 2000 году эти акции были проданы: всего-то за 400 тысяч — то есть практически задарма. Одновременно все долговые обязательства, которые “Северная нефть” имела перед “Зарубежнефтью” — а их набежало уже более чем на 23 миллиона долларов, — были пролонгированы на 5 лет.

А вскоре на нефтяном небосклоне зажглась новая звезда. Председателем совета директоров “Северной нефти” стал Андрей Петрович Вавилов. Он не скрывал, что владеет контрольным пакетом акций.

О том, что произошло дальше, известно всей стране: началась война из-за нефтяных месторождений в Ненецком округе. Тендер выиграла “Северная нефть”, но конкуренты обвинили ее в жульничестве (Вавилов заплатил государству лишь 7 миллионов долларов, хотя другие компании готовы были выложить до 100 миллионов). В результате Минприроды аннулировало выданные лицензии, и прокуратура возбудила против “Северной нефти” очередное дело.

Однако все бои Вавилов сумел выиграть. А в начале нынешнего года “Северную нефть” он продал уже за 600 миллионов.

Арифметика нехитрая: то, что было куплено у “Зарубежнефти” за 400 тысяч (10% акций), ушло за 60 миллионов...

Можно лишь догадываться, почему тогдашнее руководство госкомпании за гроши рассталось с пакетом акций и закрыло глаза на все долги и кредиты. С кого теперь спрашивать миллионы?

Неудивительно, что когда в “Зарубежнефть” пришел новый гендиректор — бывший чекист Николай Токарев, — свою работу он начал с проведения аудита.

Результаты проверки были ошеломляющими. Оказалось, что помимо всего прочего у “Зарубежнефти” были украдены и облигации государственного валютного займа общей стоимостью в 10 миллионов долларов. 15 тысяч процентов чистой прибыли.

Гендиректор Токарев забил тревогу. В декабре прошлого года Следственный комитет МВД возбуждает дело по статье 159 Уголовного кодекса: мошенничество в крупном размере...

* * *

Картина стала проясняться с первых же шагов следственной группы. Налицо была классическая воровская схема, причем организаторы ее настолько были уверены в своей безнаказанности, что не пытались даже маскироваться.

Официально покупателем 10-процентного пакета акций “Северной нефти” выступало некое ООО “Геркулус”: фирма явно подставная. Во всех документах фигурировал ее гендиректор — Вадим Теремец. Именно Теремец, в частности, подписывал договор купли.

Однако в налоговой инспекции на запрос следствия ответили: человека с такой фамилией в “Геркулусе” не числится.

Впрочем, найти таинственного незнакомца труда не составило. В мире черного золота это имя было хорошо известно: Вадим Теремец — финансовый директор “Северной нефти”. Ближайший сподвижник Вавилова.

Получается, что “Северную нефть” покупала у государства... сама же “Северная нефть”.

На допросе это подтвердил и зам. директора “Зарубежнефти” Терентьев. Он признался, что все переговоры по сделке велись с гендиректором “Северной нефти” Александром Самусевым. Теремец же как финансовый директор отвечал за организационные и технические вопросы.

Стали вскрываться другие, не менее интересные детали. Все ниточки вели к одному-единственному человеку: сенатору Вавилову.

Сомнений более не оставалось: именно Вавилов был мотором этой аферы. Это он за копейки скупил принадлежащие государству акции, отбился от долгов и сказочно на том разбогател.

Но одного внутреннего убеждения следствию было недостаточно. Требовалось еще детально выяснить историю взаимоотношений двух нефтяных компаний.

Начиная с марта во все концы неустанно рассылаются повестки и запросы. В ответ — тишина. Вавилов и его вассалы откровенничать с Фемидой не хотят.

Выхода нет. В середине июня руководитель следственной бригады Д.Инджиев решается на совсем уж безрассудную меру: нанести визит г-ну Вавилову. С ордером на обыск он отправляется в “Северную нефть”...

* * *

...Год назад я писал уже об аналогичной истории. Тогда следователь УВД ЦАО Федор Соболев тоже пытался проникнуть в “Северную нефть” и вручить Вавилову повестку.

Соболев расследовал дело о незаконной приватизации Усть-Илимского лесопромышленного комплекса. Вавилов был в числе подозреваемых, но на допросы упорно не являлся.

Этот поход кончился печально. Через два дня Соболева подкараулили возле подъезда и попытались похитить. Он спасся лишь чудом.

Теперь всё повторяется снова. И пусть форма стала уже другой, но суть ничуть не меняется...

Итак, 11 июня следственная группа МВД выезжает с обыском в штаб-квартиру “Северной нефти”. Внутрь их не пускают. Спецназовцам приходится отжимать входную дверь.

Но большинство кабинетов — в том числе Самусева и Теремца — закрыты. Секретарша ключи не выдает.

“Ничего, — решает следователь. — Вернемся после праздников”. В присутствии понятых он опечатывает недоступные кабинеты. Забирает то немногое, что удалось здесь изъять, и удаляется восвояси.

Но в следующий понедельник — 16 июня — его ждет неприятный сюрприз. За выходные люди Вавилова успевают перевесить все вывески. Теперь на каждой двери в “Северной нефти” красуется спешно изготовленная табличка: “Служебное помещение члена Совета Федерации А.П.Вавилова”.

Ошарашенному следователю даже предъявляют договор субаренды, который Вавилов успел заключить с “Северной нефтью”. Отныне депутатская неприкосновенность распространяется и на эти кабинеты. Никакие обыски по закону проводить здесь нельзя.

Такого изящного отпора Фемида не получала уже давно — со времен светлой памяти Мавроди, который умудрился развесить подобные таблички во всех пунктах скупки акций “МММ”.

* * *

Я не знаю, чем закончится теперь это уголовное дело. Без обысков в “Северной нефти” следствие не сможет ответить на большинство вопросов.

А коли так — его наверняка ждет судьба десятка других дел, по которым проходил Вавилов. Их прекращали, не успев даже как следует начать.

И все равно я продолжаю тешить себя надеждой, что колдовские чары Андрея Петровича рано или поздно рассеются. Слишком длинный шлейф афер и махинаций тянется за этим человеком.

А потому я абсолютно уверен: когда-нибудь табличку эту — “служебное помещение А.П.Вавилова” — мы увидим совсем в другом месте.

На дверях тюремной камеры...



Партнеры