Тихий дом

5 июля 2003 в 00:00, просмотров: 204

Большой трехэтажный дом на пустынной Погодинской улице выглядит грустным памятником эпохи Саддама — этакий мини-дворец за крепкой металлической оградой. О том, что здание является посольством, свидетельствует лишь небольшая табличка у входа да милиционер, скучающий в будке. На территории дипмиссии ни одного флага — ни нового, ни старого. И, конечно, ни одного портрета свергнутого вождя.


В конце июня, спустя несколько месяцев после падения режима Саддама Хусейна, посольство Ирака в России как-то тихо и незаметно прекратило свою работу. Звонком из Багдада временное правительство заморозило деятельность дипмиссии в Москве. Корреспондент “МК” решил разузнать у оставшихся иракских дипломатов о том, как они теперь живут в своем закрытом посольстве.

На крыльце посольства — несколько мужчин в штатской одежде. Они неспешно беседуют и между делом приглядывают за маленьким ребенком, который увлеченно играет рядом.

— Скажите, а можно мне пообщаться с кем-нибудь из сотрудников посольства? — кричу им через металлическую решетку “посольского” забора.

От группы отделяется высокий седой мужчина и подходит ко мне:

— А вам зачем?

Я представляюсь, объясняю цель своего визита и пытаюсь пройти, но он вежливо отказывается меня запускать и предлагает говорить с ним через злополучную решетку. Делать нечего, и я соглашаюсь.

— Сколько осталось сотрудников в посольстве? — спрашиваю его.

— До войны было тридцать девять. Сейчас осталось всего девять человек. Большинство дипломатов уехали еще вначале июня, вместе с нашим послом Аббасом Халафом.

— Аббас Халаф вернется в Москву?

— Нет, что вы! Я думаю, что ни он, ни другие иракские послы, высланные в Багдад, уже не вернутся в свои посольства. Теперь их судьбу будут решать в нашем МИДе. Их ведь назначили еще при старом правительстве.

— Если вы не работаете, то где же теперь можно получить иракскую визу?

— Обращайтесь в посольство Омана, потому что в Ирак теперь можно попасть только через эту страну.

К решетке подошла молодая женщина. Поздоровавшись с ней на арабском, мой собеседник открыл калитку и впустил гостью. Воспользовавшись моментом, я юркнула следом.

— Визы вы не выдаете, какую страну представляете — тоже пока не ясно. Чем же вы здесь сейчас занимаетесь?

— В общем-то ничем. Так (делает паузу)... разговариваем.

— А зарплату получаете?

— Да, конечно. Нам платит временное правительство.

— Когда вы откроетесь?

— Пока не знаем. Вы звоните нам раз в неделю, может быть, что-то и выяснится. Одно могу сказать точно — мы начнем работать сразу, как только приедет новый посол.

Пока мы общались, я обратила внимание, что имя Саддама Хусейна ни разу не упоминалось в нашем разговоре. Сотрудник посольства, который, к слову, отказался назваться, деликатно заменял имя своего бывшего президента на “старое правительство”. Можно было подумать, что дух Саддама совсем улетучился из этих стен...

Кстати, иракское посольство прикрыли не только в России. МИД Украины прекратил полномочия посла Ирака Музхера аль-Дури.




Партнеры