Всероссийская информкопилка

15 июля 2003 в 00:00, просмотров: 225

Государственная автоматизированная система (ГАС) “Выборы” — это несколько комнат в здании ЦИК в Большом Черкасском переулке в Москве. Это тысячи километров кабелей, протянутых по всей России. Это колоссальная база данных, куда занесены все совершеннолетние российские граждане. И такой системы больше нигде в мире нет: аналоги в США и Канаде обладают несравнимо меньшими возможностями, нежели ГАС. И понятно почему: им, при их уровне развития телефонной и компьютерной связи, и не была нужна такая всеохватная система. ГАС же с самого начала делали не только для выборов, а с более широкими целями — в частности, для “компьютеризации” всей страны.

В принципе так и получается: общефедеральные выборы, когда работает вся система, проходят нечасто, а к помощи ГАС прибегают значительно чаще. Иногда, например, какое-нибудь ведомство пользуется ГАС для быстрой связи не только с областными, но и с районными центрами. И связь качественная, и конфиденциальность будет в сохранности. У ГАС есть и другие возможности — например, ее можно использовать при проведении Единого госэкзамена или составлении государственного регистра населения.

Все на крючке

В здании ЦИК есть отдельный большой зал управления ГАС “Выборы”. И есть несколько комнат, где сосредоточен “мозг” системы. Для безопасности вся информация дублируется, и серверы находятся не только в разных комнатах, но и на разных этажах.

ГАС умеет делать многое. Информация стекается в нее со всей страны. Александр Сороколетов, зам. начальника Федерального центра информатизации (ФЦИ) при ЦИК России, рассказал “МК”, что в каждом районном центре установлен специальный комплекс средств автоматизации, куда раз в 7—10 дней стекаются данные из милицейских паспортных столов, загсов, военкоматов, миграционной службы. Эти комплексы — часть ГАС, и при желании в Москве можно получить доступ к этой информации в любом формате.

Поэтому при составлении списков избирателей система легко вычисляет “двойников”, т.е. таких, кто захочет проголосовать сразу на двух участках. Проверяет подписные листы, предоставленные кандидатами и политическими партиями. Через ГАС будут контролироваться расходы из избирательных фондов. При помощи ГАС можно отследить практически всю избирательную “биографию” кандидата, поскольку как только человек выдвигается в кандидаты, он сразу попадает в систему и больше уже из нее не выходит. Если ему даже не удалось зарегистрироваться в качестве кандидата (например, подписи в поддержку оказались фальшивые), система все равно берет его “на заметку”. И так происходит не только на общефедеральных выборах, но и на всех других, вплоть до муниципальных.

В принципе вся эта информация не закрытая — скорее конфиденциальная. Что можно публиковать, а что — нет, определяется законом. Например, паспортные данные нельзя обнародовать, а вот все, что касается финансового положения кандидата, равно и как и движение средств на избирательном счету, — можно.

Урна не простая, а со сканером

В последние годы ГАС усиленно модернизировали: увеличивали ресурсы памяти, расширяли возможности. И теперь ее работа начинается с территориальных избирательных комиссий. Выглядит это так: после окончания голосования участковые избирательные комиссии подсчитывают бюллетени и составляют протокол. Протокол — вещь сложная и включает в себя сразу несколько позиций, причем, как в арифметических задачках, все данные должны сойтись. Это общее количество избирателей и выданных бюллетеней. Это проголосованные бюллетени, испорченные и погашенные.

Потом участковая комиссия отправляется вместе с протоколами в территориальную комиссию. Там системный администратор вводит их в компьютер. Если “задачка” вдруг не сходится — количество проголосованных бюллетеней, погашенных или испорченных не совпадает с общим числом выданных, — система не принимает протокол и к тому же еще делает отметку о попытке ввести неверные данные.

В участковых избирательных комиссиях все пока останется по-прежнему: бюллетени, урны, ручной подсчет. Есть, правда, новые веяния — сканирующие устройства, или комплекс обработки избирательных бюллетеней (КОИБ). Это та же урна, но снабженная сканером, который может сразу же считывать, за кого избиратель отдал голос. По идее, когда выборы заканчиваются, члены избиркома должны лишь получить результат голосования по сканеру и занести его в протокол. Это должно свести к минимуму возможность вольных или невольных нарушений.

Но пока дела с КОИБами не складываются. Конкурс на их изготовление выиграло Ленинградское оптико-механическое объединение (ЛОМО) и сделало опытную партию. Цена одного серийного образца — 43,5 тыс. рублей (примерно 1,5 тыс. долларов; для сравнения: аналогичный аппарат в США стоит около 5 тыс. долларов) — всех сначала устраивала. Но потом начались неприятности: ЛОМО объявило, что цена должна быть выше. Контракт расторгли. Теперь ждут нового конкурса — он должен пройти 1 августа. И хотя КОИБов сделано было немного — всего лишь 50 штук, — польза от них несомненная. Их использовали на 25 участках в трех областях — Смоленской, Саратовской и Ленинградской (выборы проходили в разное время). По словам Виктора Ященко, они хорошо показали себя во время выборов, наладить их производство необходимо, но оснастить все 96 тыс. участков в стране нереально. По логике Ященко, этого не нужно делать, если участки маленькие: мол, и так бюллетени можно посчитать. Но ведь вопрос здесь в другом — как злоупотребления минимизировать, а не как посчитать быстрее. В США, например, выборы проходят с помощью сканирующих устройств.

Поголосуем с мобильного?

Но и сканеры не последнее слово в “выборном деле”. В мире давно уже рассуждают о возможностях голосования через Интернет. И не только рассуждают, но и делают. Пионером стала Швейцария: в январе этого года в деревне Аньер — богатом пригороде Женевы — был проведен референдум, в котором граждане могли использовать не только традиционные бюллетени, но и Интернет. Результат оказался обнадеживающим для сторонников прогресса: 323 человека воспользовались компьютерами, 370 прислали бюллетени по почте и лишь 48 сами пришли на избирательный участок.

К идее электронного голосования постепенно приходят все страны Евросоюза — сейчас это одна из наиболее обсуждаемых там тем. В Германии к такому голосованию планируют перейти в 2010 году, а первые такие выборы там должны пройти в 2006 году в Бремене. В Великобритании Интернет готовы использовать на ближайших парламентских выборах, поскольку считают, что это поможет поднять явку избирателей. Собственно, из-за нее все и делается: правительства большинства стран недовольны тем, как неохотно граждане ходят на выборы. В Великобритании самая низкая явка была в 2001 году, когда проголосовали 59% граждан, французы же оказались совсем несознательными — лишь 33% населения приняли участие в последних общегосударственных выборах. Но это Европа, где живут около 30% всех пользователей Интернета в мире. В России же число тех, кто залезает время от времени или постоянно во Всемирную Паутину, несравнимо меньше — всего лишь 5—7% населения. И то большая часть российских граждан Интернетом пользуется на работе — для выборов это как-то малоподходяще...

Но и голосование через Интернет — не последнее достижение мысли в Европе. Там уже вовсю обсуждают другую, усовершенствованную модель такого голосования — с помощью мобильного телефона, имеющего выход в Интернет.

Чужие здесь не ходят

Как и в любой крупной информационной системе, вопрос безопасности ГАС — первоочередный. По словам Виктора Ященко, безопасность системы обеспечивается двумя главными факторами: автономностью от Интернета и отдельными каналами связи во время выборов. “МК” попытался выяснить у специалистов в области защиты информационных технологий, насколько эти два момента — отделенность от Интернета и собственные каналы связи — способны обеспечить безопасность ГАС. Ответы оказались утвердительные: по словам наших собеседников, такая автономность — главный залог успеха. Практически все, даже самые громкие взломы информационных систем, в том числе и отлично защищенных, происходили из открытых интернетовских сайтов. К тому же система в напряженном, “выборном” режиме работает фактически сутки и раз в два года, и вряд ли найдется такой профессионал, который сможет за столь короткий срок подобрать ключ к шифру. Другой вопрос — существует ли некая “красная кнопка”, нажав на которую, можно исказить результаты выборов? В ЦИК утверждают, что это невозможно: ГАС “Выборы” контролируется только Центризбиркомом, и больше никем.

На самом деле пока насущной необходимости в такой “кнопке” все равно нет: в итоговый результат выборов лягут данные ручного подсчета голосов. По словам специалистов компании “Информзащита”, сделавших для ГАС защитные системы, ГАС “Выборы” сегодня — прежде всего возможность оперативного мониторинга хода голосования. И невыгодно, чтобы электронный подсчет голосов отличался от ручного — дело грозит скандалом.

Есть и еще один вопрос — возможность злоупотребления системой в региональных избиркомах. Но и тут, как утверждают специалисты, манипулирование результатами выборов сомнительно. Во-первых, потому, что вся информация шифруется. Во-вторых, если кому-то из кандидатов или членов избиркома захочется вмешаться в процесс, им придется привлекать к делу не только других членов избиркома, но и системных администраторов. А сговор чреват предательством и последующим скандалом.

А кто хозяин?

Другой вопрос — каналы связи, которыми пользуется ГАС “Выборы”. Ведь доступ к такому каналу, проще говоря, к кабелю, открывает большие возможности. В этом случае и шифрование оказывается бессильным: кабель можно, например, перерезать, и тогда голоса избирателей целых регионов система перестанет учитывать. ГАС “Выборы” использует выделенные каналы связи — они связывают Москву с областными городами. Александр Сороколетов утверждает, что это обычный телефонный кабель, правда, передающаяся по нему информация шифруется. Однако, по другим данным, система использует государственные каналы, а все их делят между собой спецслужбы, в том числе ФАПСИ и Минобороны.

По нашим данным, телефонная связь используется между областными центрами и районами. Она тоже зашифрована, заменить ее нельзя. Можно лишь прервать физически. Впрочем, на случай таких непредвиденных ситуаций предусмотрены запасные варианты — факс и курьерская почта.

Если исходить из того, что главный канал ГАС, связывающий областной центр и Москву, принадлежит спецслужбе, например ФАПСИ, то ситуация окажется запутанной: после весенней перетасовки силовых ведомств, устроенной президентом Путиным, ФАПСИ превратился фактически в ничто. Какой из его наследниц — ФСБ, Минобороны или кому-то еще — достанется подразделение, занимавшееся информационными технологиями, а значит, обслуживающее кабель, решается сейчас, в эти дни. По данным наших источников, большая часть документов по этим вопросам готова и находится в процессе согласования. Похоже, что распоряжаться кабелем будет все-таки ФСБ.




    Партнеры