Жаркое по-московски

28 июля 2003 в 00:00, просмотров: 254

Только вторую неделю в Москве прекратили лить проливные дожди, а москвичи уже начинают принюхиваться: “Не запахло ли гарью?” Беспокойство совершенно оправданное, поскольку Сибирь, Дальний Восток и даже близкая нам по климатическим условиям Карелия полыхают вовсю. По данным Минприроды, в России сейчас зарегистрировано более 530 очагов пожаров, причем 4 из них в Подмосковье.


Это первый случай в этом году. Сразу в трех районах области — Егорьевском, Шатурском, Коломенском, а также вблизи города Воскресенска загорелась трава. За несколько часов выгорело в общей сложности 0,92 га, после чего силами пожарных огонь удалось полностью ликвидировать. Специалисты подмосковного ГО и ЧС уверяют, что ситуация полностью под контролем. В самые пожароопасные районы были стянуты порядка 174 единиц техники и около 500 специалистов. 13 оперативных бригад еженедельно осуществляют наземную разведку на территории области.

— Москвичам паниковать рано, — считает министр экологии правительства Москвы Леонид Бочин. — Благодаря дождливому июню и июльским грозам экологическая обстановка в Подмосковье гораздо лучше, чем в этот же период прошлого года. До конца текущего месяца, я надеюсь, мы сможем избежать повторения прошлогоднего кошмара.

Что будет дальше, предсказать трудно. По словам специалистов Росгидромета, пик лесных пожаров придется на август-сентябрь. Однако если начнутся дожди, огнем будет охвачено не 600 га, как в 2002 году, а гораздо меньше. Впрочем, в московской мэрии считают, что нельзя все сваливать на природу. Люди тоже должны нести ответственность за полыхающие торфяники, испорченный воздух и чье-то больное сердце.

— Все это время мы безуспешно пытались найти тех, кто отвечает за горящие участки, — говорит Бочин. — Разослали в различные областные инстанции килограмма два писем. Но внятного ответа так и не получили. А значит, если этим летом Подмосковье опять заполыхает, спросить снова будет не с кого.

По оценкам экспертов, ущерб от прошлогодних пожаров составил 117,8 млн. рублей. Но это неофициальные, весьма приблизительные данные. Минприроды до сих пор не разработало методику расчетов. А значит, сокрушаются московские власти, подобные вопиющие экологические преступления не могут иметь уголовных последствий. А еще статьи УК, касающиеся экологических преступлений, должны быть откорректированы.

— Прежде всего из них надо убрать дурацкое требование доказать “злой умысел” преступника, — считает глава экологической милиции Константин Полуда. — Кроме того, УК требует сразу же предъявить доказательства тяжелых последствий для здоровья и жизни людей. Но ведь такие преступления могут иметь “отложенный” эффект.

По словам медиков, прошлогодние пожары скажутся на здоровье москвичей через 2—3 года.






Партнеры