3 миллиона долларов и 100 евро

30 июля 2003 в 00:00, просмотров: 1031

Размеренная, сонная жизнь посольства Ирака в Москве вчера была нарушена. В ночь на вторник трое неизвестных напали на охранника дипмиссии и вынесли из сейфа три миллиона долларов и 100 евро. В тот же день работники правоохранительных органов приступили к расследованию. Говорят, сотрудники посольства буквально умоляли следователей не давать широкой огласки этому делу. Казалось бы, к чему держать это в секрете? Но, как выяснили репортеры “МК”, у иракских дипломатов есть веские причины скрывать правду.

С утра территорию дипмиссии на Погодинской улице оцепили. В здание посольства Ирака никого не пускали. А ведь еще несколько месяцев назад, во время войны, сюда мог проникнуть любой желающий, причем не предъявляя документов.

— У нас здесь все просто — ни решеток на окнах, ни колючей проволоки на заборе, ни автоматчиков. Вход открыт для любого, только вот желающих пообщаться с нами не так много. Также вы можете походить по всем комнатам, они, как правило, не запираются. Нам нечего скрывать, — так меня встретил в начале июня представитель пресс—службы Мухамед Муталиб.

Сам особняк слегка удивил — ни роскошной мебели, ни дорогой утвари. Все скромно, если не сказать бедно. В раздевалке на металлических крючках для верхней одежды — два грязных полотенца, на ободранном журнальном столике — пепельница, полная окурков. На полу — старые цветные протертые до дыр ковры, на стенах несколько портретов Саддама Хусейна. Правда, в последнее время в посольстве все же произошли кое-какие перемены.

— Начался ремонт, завезли новую мебель — кожаные диваны, черные шкафы, телевизоры импортные, компьютеры, — делился с нами Мухамед. — Ведь этому зданию уже много лет, а денег на строительство практически не выделяют. Вот сейчас начался удачный период...

Охраняют посольство один милиционер с внешней стороны, около главного входа, и охранник-араб в самом здании. Причем арабский секьюрити не так давно остался безоружным. Как уже сообщал “МК”, в начале июня представитель посольства по распоряжению посла Ирака сдал столичным правоохранительным органам все боевое оружие, находившееся в арсенале дипмиссии. Блюстители закона получили 5 автоматов Калашникова и 28 рожков к ним, 3 пистолета с четырьмя магазинами, а также три пистолета иностранного производства с шестью обоймами. Кроме того, в руки блюстителей закона перекочевали 1497 патронов к автомату Калашникова и 173 патрона разных калибров для пистолетов.

— Этому посольству не нужна мощная охрана, здесь никаких забастовок не происходит, разгонять некого. Воровать в помещении тоже нечего. Обычно стоим, скучаем. По этой улице даже люди редко ходят, — говорит милиционер перед центральным входом.

Ничего подозрительного не заметили охранники и вчера ночью.

— Все было тихо, мы никаких посторонних звуков не слышали. У меня нет сомнений, что этот разбой учинили сами арабы. В здание они вошли со стороны Саввинского переулка. Там находится еще один вход, который не охраняется. Мы его называем “вход с тыла”.

Около двухметрового железного забора, что в Саввинском переулке, стоит грязная милицейская будка, заросшая кустарником. На воротах табличка “Посольство Ирака“, правда, многих букв не хватает. Рядом — кирпичная стена с небольшой железной дверью, на которой висит ржавый замок. Именно через нее, по мнению сотрудников следственных органов, могли проникнуть преступники.

— С первого августа должна была возобновиться работа в консульском отделе. (После свержения Саддама Хусейна здесь осталось девять человек. — Авт.). Именно поэтому сюда завезли крупную сумму. Какая-то часть должна была уйти на зарплату дворникам, охранникам и уборщикам, какая-то на ремонт здания и другие нужды. Нам уже около двух месяцев ничего не выплачивали, — поделился постовой. — Деньги привезли в понедельник вечером. Естественно, это конфиденциальная информация. Об этом знали только несколько человек, среди которых были охранник, бухгалтер, консул, но его нет в Москве. Я не хочу никого обвинять, но весь этот разбой напоминает обыкновенную инсценировку.

— Следственные органы подозревают нас в краже, — на английском языке говорил вахтер. — Мне обидно. Неужели вы тоже думаете, что мы могли украсть эти деньги? Моего напарника сильно избили, привязали к стулу.

— Где находились деньги?

— В комнате бухгалтера, в сейфе.

— Но как грабителям удалось вскрыть сейф?

— Ключ держал у себя охранник.

— Разве это нормальная ситуация, что ключи от сейфа находятся у охраны?

— Я не знаю. У нас всегда так было...

Однако, по словам правоохранительных органов, “сильное избиение“ охранника — обыкновенная фикция.

— Настоящие грабители не стали бы так избивать, — комментирует оперативник. — Я видел потерпевшего — у него на лице всего лишь несколько ссадин. Такие травмы человек может сам себе нанести. Крови практически не было.

Чем закончится расследование, покажет время. Очевидно, что проникнуть в здание посольства Ирака было проще простого. Нет здесь ни вооруженной охраны, ни сигнализации, даже документы при входе на территорию никто не спрашивает. Очевидно, что версия инсценировки нападения будет тщательно отрабатываться. В частности, охранникам предстоит ответить, почему, если несколько грабителей проникли в посольство между 2 и 3 часами ночи, звонок в милицию поступил только около 6 часов утра.


Справка “МК”.

Посольство Ирака в России как диппредставительство не функционирует уже несколько месяцев. Звонком из Багдада временное правительство заморозило деятельность иракской дипмиссии в Москве еще в конце июня. Еще раньше посольство покинул его глава Аббас Халаф. Его должен сменить новый посол, который появится в Москве нынешней осенью. Как стало известно “МК”, вместе с Халафом Россию покинули тридцать иракских дипломатов. Но, несмотря на то, что посольство фактически закрыто, в нем по-прежнему остаются девять сотрудников. Они регулярно получают зарплату.

Кроме того, российский МИД считает, что “оккупация Ирака не влияет на существование Ирака как государства, формально его отношения с Россией не прерываются”. То есть Москва по-прежнему признает за зданием на Погодинской улице статус посольства.





Партнеры