Путин строгого режима

2 августа 2003 в 00:00, просмотров: 238

Как правило, большинство отечественных КБ и НИИ стонут от утечки мозгов и нехватки денег для внедрения своих изобретений в жизнь. Но в России точно есть одно предприятие, которому подобные проблемы совершенно чужды. Это “малая родина” советской атомной бомбы — Федеральный ядерный центр в городе Сарове, чью продукцию на днях лично оценил президент Путин.

На входе в самый засекреченный российский НИИ первым делом отбирают мобильники: звонить здесь можно только с городских телефонов, висящих на стенке. Буквально на каждом углу виднеются объявления с внушительным списком аппаратуры, которой запрещено пользоваться в здании, — кроме банальных сотовых в него входят, например, “телефоны транкинговой связи” и “системы радионавигации и радиосигнализации”. Внутри же сам центр мало чем отличается от любого другого НИИ советских времен — давно не видевшие ремонта коридоры с массой кабинетов. Только вот двери в них никогда не бывают открытыми: некоторые украшают пульты с кнопками наподобие кодовых замков, а другие — строгое предписание не вскрывать “в случае пожара пожарной охране и воинскому караулу”. Иными словами, если что, здесь скорее предпочтут, чтобы секретные материалы буквально сгорели синим пламенем, чем попали в посторонние руки.

Сами же сотрудники ядерного центра в умении держать язык за зубами легко могли бы переплюнуть любого чекиста, в чем и убедился корреспондент “МК”. Перед предстоящей встречей ученых с президентом глава одного из отделов радушно угощал нас пирожками с капустой и пирожными со взбитыми сливками, доставленными из соседней столовой. Но при попытке задать самый безобидный вопрос о центре тут же поручил нас заботам представителя местных спецслужб. Который рассказывать что-либо про предприятие, понятное дело, отказался, зато предложил ответить на все интересующие вопросы... про деятельность местного УФСБ! Затем в качестве собеседника представили некоего конструктора — он живо описал, как отказывался сидеть рядом с полпредом Кириенко, поскольку “очень на него похож, только лицом пошире”, но товарищи из президентского протокола просьбам не вняли и попросили сесть, как расписано.

И все же кое-что узнать о нынешних буднях секретного НИИ нам удалось. К примеру, особых проблем с кадрами на предприятии сейчас нет. “Бывает, конечно, что кто-то в коммерцию уходит, а недавно вот один наш конструктор вспомнил свою вторую любовь”, — поведал нам Виктор Иванович Лукьянов, отработавший в центре много лет. Но это единичные случаи. В целом же каждый год на предприятие приходит около двухсот выпускников вузов — в основном будущих работников ищут в МИФИ, Бауманке и Саровском физико-технологическом институте. Средняя зарплата ученых — около девяти тысяч рублей. Недостатка в работе тоже не бывает — ведь помимо своего основного профиля институт еще и выполняет заказы для нефтяной и газовой промышленности. Правда, некоторые особенности работы, по признанию сотрудников центра, иногда портят им жизнь: “Куда-нибудь в Турцию в отпуск не съездишь — только по России”, — посетовал нам один из тех, кто имеет доступ к так называемым закрытым данным.

Во время общения ВВП с учеными выяснилось, что помимо невозможности ездить за границу есть у них и более важные проблемы. Например, напряженка с жильем для молодых специалистов: построенные на бюджетные средства квартиры нельзя продавать им в кредит. Кроме того, четверть нынешних работников предприятия никогда не участвовали в ядерных испытаниях. Последние из них проводились в конце 80-х, а сейчас они прекращены в связи со взятыми РФ международными обязательствами. Посему особенно важно теперь обзавестись установками, которые могут виртуально воспроизводить ядерный взрыв и его последствия, — выделенные на это средства, по словам участников встречи, освоят до конца лишь через 4—5 лет.

И все же ученые нашли чем удивить президента Путина: перед началом беседы он долго осматривал новейшие разработки центра. И, по признанию ВВП, их уровень его впечатлил.




Партнеры