Жизнь за сарай

11 августа 2003 в 00:00, просмотров: 251

“Ваша честь! В России закон — это ни к чему не обязывающая декларация. Граждане практически не участвуют в решении вопросов, касающихся их прав. Чиновники властвуют по принципу “что хочу, то и ворочу”.

Так начал свою жалобу в Европейский суд по правам человека в Страсбурге пенсионер из Павлово-Посадского района Олег Афанасьевич Прасолов. Вскоре почтальонша доставила в село Крупино пакет, облепленный иностранными марками. “Уважаемый господин, ваше заявление принято к рассмотрению, — говорилось в ответном послании. — Вы будете уведомлены о решении, вынесенном Судом”.

— Спасибо “МК”, — говорит ветеран, — если бы не ваша газета, я бы не знал, как вести борьбу дальше!

Он достает пожелтевшую вырезку, сплошь исчерканную красным фломастером. Статью Олег Афанасьевич изучил вдоль и поперек, отмечая нужные абзацы. В ней — инструкция, как правильно подавать иск в Европейский суд по правам человека. Он не пожалел остатков слабого зрения — и вот результат. Закавыка в одном: денег на билет до Страсбурга, даже самый дешевый, у сельского жителя нет. Да и здоровье в 84 года не позволяет разъезжать по европам. Это печалит ветерана: возможно, в суде понадобятся его устные показания. Ведь добиться справедливости дома Прасолов отчаялся.

В юности он летал стрелком-радистом на бомбардировщике дальнего действия. Отлично помнит тактику одиночного боя и убежден, что чиновник отечественного засола в сто раз хуже, чем “мессершмитт”: того хоть сбить можно было. Чиновник же — непотопляем.

Несколько лет тянется его тяжба с представителями местных властей из-за 11 соток земли. Все эти годы ветеран пытается изменить целевое назначение участка, который ему выделялся для ведения подсобного хозяйства. Говоря проще, хочет получить разрешение построить на нем хибару. Сам он живет в панельной пятиэтажке, какие не редкость в подмосковной деревне, участок находится в 10 минутах ходьбы на задворках села. Сотки свои он трудолюбиво возделывал 12 лет, пока были силы, даже соорудил на участке сарай для хранения картошки. Сегодня, когда нет здоровья копаться на огороде, ветеран не скрывает свои далеко идущие планы. Земля закреплена за ним в собственность. Если на ней разрешат строительство — сотки можно будет продать. Желание законное и вполне естественное.

— Мы со старухой разменяли девятый десяток, — говорит Прасолов. — Не помешают деньги на черный день!

Впрочем, как только ветеран заикается о стройке — а строят в деревне все, в том числе многочисленные дачники, — слышит в ответ неизменное: “не положено”. Все инстанции прошел Прасолов — от районных до Генерального прокурора и Президента РФ — толку ноль целых хрен десятых. Никто не уважил почтенного человека. Не достоин, не заслужил?..

— Вы просто не знаете этого старичка, — обижается глава администрации Ново-Загарского сельского округа А.С.Салтыков, — мы с ним возились, а он слышит только себя. Тяжелый характер!

Александра Сергеевича можно понять. За последние 10 лет пенсионер Прасолов написал более 50 жалоб в разные органы — и не было ни одного, где он не прошелся бы по поводу деревенского “головы”. Так что при упоминании фамилии Прасолов у Салтыкова трясутся руки.

— Разреши ему строиться — он “достанет” соседей. А еще хуже — землю продаст москвичам. И тогда пойдет конфликт за конфликтом. Кстати, строительство ему запрещаю не я, а согласующие инстанции: архитектор района, пожнадзор, СЭС — на самых что ни на есть законных основаниях. Я исполнитель их воли. Недаром Прасолов проиграл районный и областной суды!

— Правильно, — соглашается пенсионер, — если бы глава сельской администрации избирался населением, а не назначался чиновниками из района, у него было бы другое отношение к людям. Салтыков 27 лет работает “головой”, оторвался от трудящихся масс...

Теперь судьбоносный вопрос — строить или не строить деду хибару — будут решать далеко-далеко. А запретили ему думать о досках и молотке по трем очень веским причинам: новострой на его участке испортит архитектурный облик деревни (?!), к его участку невозможно подвести электричество (дедушка исправно за него платит по счетчику вот уже 8 лет), а самое главное — к участку нет подъездной дороги.

— Это Салтыков распорядился дорогу загородить, — поясняет Олег Афанасьевич.

К возможному путешествию в Страсбург в качестве соответчика “голова” относится философски:

— Я бы съездил, да деньги где?.. И потом, если даже Страсбург решит в его пользу, дальше-то что?!

Действительно, а что дальше?




    Партнеры