Торпеда начиненная бедой

15 августа 2003 в 00:00, просмотров: 615

На этой неделе страна отметила третью годовщину гибели АПРК “Курск”. Были открыты еще памятники в разных городах, к ним возлагали венки, но в целом —никакого особенного шума или помпы.

Тихий был юбилей. Дело закрыто, героизм отмечен, а виновных — не нашлось.


“Курск” погиб из-за неисправной практической (учебной) торпеды, из которой вытек и воспламенился окислитель — концентрированная перекись водорода. Пожар привел к детонации боеголовок боевых торпед на стеллажах первого отсека (мощность взрыва в тротиловом эквиваленте — 5—7 тонн).

Взрыв смял межотсечные перегородки, убил большую часть экипажа. Уцелевшие в трех задних отсеках, за ядерными реакторами, умерли через некоторое время. (Официальные лица утверждают, что через несколько часов, но гидроакустические записи стуков дают основания полагать, что через несколько дней.)

АПРК проекта 949.А (однотипные “Курску”) были разработаны под сверхзвуковую крылатую ракету “Гранит” и предназначены уничтожать одним залпом ударную авианосную группу или крупный транспортный конвой с войсками противника на расстоянии в 500 с лишним км. Специалисты утверждают, что в “Граниты” заложены элементы искусственного интеллекта, что они сами выбирают наиболее важную цель на подлете к боевому ордеру кораблей врага, что они могут нести обычные боеголовки, но в принципе создавались под ядерные.

Во время гибели “Курска” находящиеся вне прочного корпуса, в шахтах, “Граниты” не взорвались и всерьез не пострадали. Их извлекли и утилизировали после подъема лодки.

Во время третьей мировой войны АПРК проекта 949.А должны были перехватывать и топить в океане авианосцы и конвои с подкреплениями, идущие из США на фронты в Азии и в Западной Европе. Но произвести убийственный “выстрел” можно было только один раз. Перезарядить “Граниты” можно было, только вернувшись на базу, но в мировой войне базы исчезли бы еще раньше, чем сами лодки.

По плану войны в Европе сухопутные силы НАТО следовало разгромить в несколько дней и выйти к Ла-Маншу. Именно на это время наш флот должен был пресечь подвоз подкреплений и топить авианосцы, чтобы лишить противника воздушной поддержки.

Через неделю война была бы выиграна или проиграна, так что возвращаться домой за новыми “Гранитами”, чтобы вновь идти в океан, не было смысла. Тем более все равно практически весь наш океанский флот был бы в ходе выполнения боевой задачи потоплен во много раз превосходящими силами ВМФ США и их союзников.

Поэтому лодки проекта 949.А и строили такими чудовищно большими: высотой с шестиэтажный дом, длинной в 155 метров, с водоизмещением при полном погружении в 24 тыс. тонн — чтобы “вписать” 24 ракетные шахты для “Гранитов”. Если строишь одноразовое ружье стоимостью в несколько млрд., то чем больше у него стволов, тем лучше.

Отстрелив все крылатые ракеты, АПРК, по замыслу наших адмиралов, должен был выдвигаться в район цели и добивать торпедами то, что осталось на плаву. Понятно, что огромная шумная лодка, раз в пять больше обычной, не много бы навоевала торпедами и быстро погибла бы.

Впрочем, на подобное, по сути одноразовое использование было рассчитано и прочее отечественное вооружение. Недаром моторесурс наших самолетов, кораблей, танков — во много раз меньше, чем у западных аналогов. Как говорится, лишь бы до поля боя добрались.

Но вместо мировой войны России приходится теперь воевать в войнах локальных. Вооружение, созданное для другого, оказалось малопригодно, неоправданные потери — до крайности велики, а наши адмиралы и генералы ничего не хотят менять: все готовятся сражаться с США, не справившись с Басаевым...

Три года назад “Курск” в соответствии со сценарием учений Северного флота успешно произвел залп крылатыми ракетами (реально был пущен один практический “Гранит”). На следующий день субмарина выдвинулась “добивать” торпедами “авианосную ударную группу противника” (ее изображали крейсер-флагман “Петр Великий” и корабли сопровождения).

Сборный экипаж “Курска” (собрали из двух экипажей по нехватке людей) имел только теоретические навыки торпедной стрельбы. Но его все равно послали в море адмиралы — имитировать мировую войну; вот и погиб корабль по написанному сценарию.

Первый отсек был забит десятками боевых торпед. “Курск” был новым — строительство завершили в 95-м; он считался “кораблем постоянной готовности”, потому был даже на учениях загружен боевым запасом. Был готов в любой момент выйти в Атлантику — топить американцев. Больше-то ни у кого нет “ударных авианосных групп”.

Если бы в первом отсеке не было боевых торпед — пожар, вызванный протечкой перекиси, привел бы, конечно, к потерям, но не было бы второго страшного взрыва, не погиб бы весь экипаж.

А ведь торпеды эти никому не нужны — только адмиралам, что добывают себе чужой кровью звезды, готовясь отражать негодными средствами несуществующую угрозу. Ведь даже если “Курск” и его собратья по классу в случае крайне маловероятного столкновения с Америкой и с НАТО что-то там потопят в Атлантике, стратегически это совершенно бессмысленно.

Нашим танкам все равно не дойти до Ла-Манша никогда. В условиях, когда в НАТО вступили Польша, Румыния, Прибалтика, а Грузия с Украиной — просятся, срочно гнать подкрепления из Америки в Европу также нет резона.

Тем не менее наши военачальники и неуемный главком ВМФ Владимир Куроедов, потопив “Курск”, оправившись от первоначального испуга, забыв, конечно, о публичном вранье насчет таинственных “иностранных лодок”, вновь проводят такие же учения, как в 2000-м. В мае этого года — в Индийском океане: опять с “перехватом и потоплением ударной авианосной группы или крупного конвоя”. Потом — в Балтике: отражали “нападение сил НАТО на Калининградскую область”. Куроедов опять грозится “возобновить присутствие в ключевых районах мира”. Наверное, вновь, как в 2000-м, метит в министры обороны, зная, что под нынешним кресло шатается.

Такая русская рулетка: что случится первым? Новый “Курск” — из-за изношенности техники и неготовности экипажей — или адмирал все же станет министром? Впрочем, для адмирала риск — предельно минимальный.




Партнеры