Град облученный

21 августа 2003 в 00:00, просмотров: 253

Вирусы и бактерии в Москве всегда чувствовали себя вполне вольготно. Проехался в метро — хлюпаешь носом, сходил на концерт — запершило в горле... А там и до гриппа недалеко. Но скоро лафа для вредоносных микроорганизмов закончится. Смертный приговор им вынесли столичные власти. В недалеком будущем начнется тотальное внедрение на городских объектах источников ультрафиолетового излучения. Воздействия ультрафиолета вирусы, бактерии и споры, как известно, не выдерживают. И благополучно умирают.

Бой с бактериями будет вестись по законам военного времени. Власти нанесут удар по невидимому, но коварному противнику сразу на всех фронтах. На днях первый заместитель мэра Петр Аксенов дал задание сразу нескольким департаментам и комитетам — рассмотреть возможность установок ультрафиолетовых ламп в школах, детских садах, спортивных учреждениях, бассейнах, крупных магазинах и торговых центрах, кинотеатрах, столовых и ресторанах. Не забудут также про метро и другие виды транспорта — трамваи, автобусы, троллейбусы и т.п. Уже к 10 сентября должны быть подготовлены предложения по разработке программы повышения экологической и эпидемиологической безопасности на основе ультрафиолетовых технологий обеззараживания воды и воздуха.

На Западе ультрафиолетовой очисткой воды уже лет 30 никого не удивишь. В конце прошлого века “буржуйский” ультрафиолет добрался и до воздуха, коим дышат полной грудью посещающие людные места заграничные граждане. У нас до поры до времени ультрафиолет светился таинственной синевой только в окнах больниц и родильных домов. Однако и наши ученые не лаптем щи хлебали — придумали лампу, которая, несмотря на меньший размер, светит и, соответственно, убивает микроорганизмы в три раза интенсивнее западных аналогов! Именно ее модификации планируют взять на вооружение власти столицы. Одну из первых таких установок предполагается разместить на Курьяновской станции аэрации, которая собирает и отфильтровывает, пардон, экскременты со всей Москвы. А это — 3 млн. куб. м в сутки.

— Сейчас сточные воды подвергаются биохимической очистке, — рассказал “МК” руководитель НПО “Лаборатории импульсной техники” Сергей Костюченко. — Однако многие микроорганизмы после этого сохраняют жизнеспособность и попадают затем вместе со сливом в Москву-реку. Ультрафиолетовое же воздействие убивает бактерии и вирусы полностью.

Вообще-то ультрафиолетом уже обеззараживают сточные воды в Бутове и Зеленограде, где есть свои маленькие подстанции аэрации. Но в масштабах города подобная затея осуществляется впервые. Аналогичные ультрафиолетовые установки начнут использоваться также для обеззараживания водопроводной воды (прежде всего они появятся в школах) и воздуха. В мэрии будут решать, где для его очистки необходимо наличие ламп открытого типа (когда обеззараживаемое помещение находится под прямым излучением, как в больницах), а где — закрытого. В этом случае воздух, грубо говоря, пропускается через трубу, в которой имеется ультрафиолетовая лампа, и выдувается наружу уже изрядно почищенным.

— Если лампы открытого типа находятся в рабочем состоянии, присутствие людей в помещении не допускается, так как в таких дозах ультрафиолет опасен для здоровья, — пояснил ведущий специалист отдела организации надзора за дезинфекционной деятельностью Центра госсанэпиднадзора Москвы Дмитрий Головченко. — Они подходят, например, для кинотеатров, где нужно прочистить воздух после каждого сеанса. “Закрытые” или, как их еще называют, рециркуляционные лампы в прямой контакт с гражданами не вступают, поэтому для здоровья безвредны. Их можно использовать в павильонах и вагонах метро, где концентрация микроорганизмов в воздухе очень высока.

Эффект обеззараживания от “закрытых” ламп, конечно же, не такой ощутимый, как от открытых, которые оставляют после себя “выжженную землю”. Однако бактерии до смерти боятся и их. По словам медиков, после “прогона” воздуха по “ультрафиолетовой” трубе погибает 60—70% микроорганизмов. Если такие лампы установят по всей Москве, как и задумывается, то горожанам не придется выходить из дома в марлевых повязках. Да и о носовых платках будем вспоминать реже.




    Партнеры