Тайна упавшего вертолета

25 августа 2003 в 00:00, просмотров: 365

В истории с гибелью вертолета “Ми-8” на Камчатке и 20 человек на его борту, в том числе губернатора Сахалина Игоря Фархутдинова, сбывались только печальные предсказания. И искали крылатую машину долго (три дня, как и предсказывал “МК”), и нашли только трупы. Вчера к середине дня были опознаны 14 из 20 жертв самой крупной российской авиакатастрофы этого года. А в ближайшие три дня остров Сахалин будет оплакивать погибших: 25, 26 и 27 августа там объявлен траур.

Обломки вертолета “Ми-8” были обнаружены в субботу около 9 часов утра. По информации МЧС, вертолет упал практически вертикально с высоты 1350 метров в 100 км от Петропавловска-Камчатского. Все 20 его пассажиров погибли. На месте катастрофы были найдены два “черных ящика”. Это параметрический САРП-12 и самописец, фиксирующий переговоры летчиков на “тонкую нитку”. По информации спасателей, работающих на месте катастрофы, “черные ящики” не повреждены, и в ближайшее время комиссия ознакомится с их содержимым.

Первые версии причин катастрофы “Ми-8” “МК” приводил еще в четверг-пятницу. Сегодня мы вновь пытаемся ответить на главный вопрос: почему произошла трагедия? Вот мнение независимого эксперта по расследованию авиапроисшествий, пилота с 30-летним стажем Валентина НИКОЛАЕВА.

— Основная гипотеза была озвучена сразу после обнаружения останков воздушного судна. Видно, что лопасти фактически перерубили хвостовую балку, после чего вертолет потерял управление и упал вертикально вниз, на брюхо.

Самое вероятное: в полете произошло отделение фрагмента одной из пяти лопастей. Лопасти внутри частично полые, в них закачан газ. Если образуется даже микротрещина, ее вполне можно заметить на земле при осмотре вертолета. Ведь на лопастях есть пневматическая сигнализация повреждения лонжерона. Куда смотрел механик, когда отправлял машину в рейс? Конечно, возможно, разрушение лопасти началось уже в воздухе. Тогда возникает страшная тряска, летчики еще называют это состояние “разбаланс конуса”. А если лопасть задевает хвостовую балку — авария неизбежна. Ведь диаметр лопасти 21,3 метра, можно представить, что будет, когда такая махина бьет по хвосту. И потом еще “соседка” добавляет.

Такие случаи нечасто, но бывают. Например, около трех лет назад при перелете из Ростова в Новочеркасск именно из-за отделения куска лопасти разрушился военный “Ми-8”. Погибли восемь человек.

Кроме того, летчики могли совершить неосмотрительно резкий маневр. Уже высказывалась версия, что вертолет попал в зону турбулентности, и пилоты слишком резво пошли вверх, пытаясь обойти ее. Не думаю, что это так, — турбулентность встречается на больших высотах. Возможно, был сильный порыв встречного ветра. Но об этом могут знать пилоты первого вертолета, который летел чуть раньше и благополучно приземлился в Северо-Курильске. Не исключено, что экипаж пытался уйти от столкновения с птицей или с сопкой. Хотя последнее маловероятно: тумана не было. Кроме того, не забывайте: в полетах с участием VIP’ов часто бывает, что кто-то просит пилотов (а точнее, командует) пустить его на место второго пилота. Кстати, эта версия звучала и при расследовании гибели Александра Лебедя.

Были ли у экипажа шансы спастись? Сомнительно. Когда концы лопастей бьют по балке и хвост отваливается, людей просто выбрасывает из кабины. Так было и на сей раз — несколько человек вывалились, а губернатор, судя по положению тел, даже пытался удержать кого-то в салоне.

Почему не было взрыва? Мне кажется, летчики сделали все, чтобы избежать этого. Например, успели заглушить двигатели (на “Ми-8” их два марки ТВ-118) специальным стоп-краном, обесточить электросеть вертолета, пустить газ с противопожарной смесью в топливные баки. В результате чего вертолет не взорвался и не сгорел. Теоретически кто-то из пассажиров мог еще жить некоторое время. Но поиски организовали со слишком большим территориальным размахом, хотя вполне можно было сосредоточиться на небольшом районе, где, как предполагалось с самого начала, и разбился “Ми-8”. Возможно, тогда вертолет нашли бы уже в первый день...

Напомним, что сами специалисты объясняют столь долгие поиски отсутствием на борту “Ми-8” необходимого аварийного оборудования. В частности, вертолет не был оснащен радиобуем, который автоматически срабатывает на аварийной частоте, после катастрофы. Требования об обязательной установке таких устройств вступило в силу 4 года назад.

* * *

Чисто теоретически не сбрасывается со счетов и криминальная подоплека трагедии. В первую очередь потому, что на борту был губернатор Сахалина. Остров должен был получить большие “нефтяные” деньги от иностранных инвесторов, осваивающих на условиях соглашений о разделе продукции (СРП) месторождений шельфа (“Сахалин-1” и “Сахалин-2”). Однако, как показала практика, подобные соглашения заключались в начале 90-х на кабальных для государства условиях. Договоренности рассчитаны на 15—30 лет, в течение которых “допущенная” к месторождению компания фактически ничего не платила в местный бюджет. По закону начинать “делиться” продукцией она может после того, как инвесторы покроют все расходы по освоению “сложных” месторождений. К примеру, по условиям проекта “Сахалин-2” государству достается лишь 10% прибыльной нефти. Когда же рентабельность вырастает до уровня 17,5%, нефть будут делить пополам. Однако к тому времени, как “инвесторы” вышли бы на необходимый уровень рентабельности, на Сахалине просто не осталось бы нефти. Дело в том, что в затраты можно вписывать все что угодно. И по каким угодно ценам. По расчетам экспертов, по некоторым позициям переплаты составляли 15 (!) раз, песок для строительства домов для иностранных специалистов на Сахалин завозился из Японии, а поваров доставляли из Новой Зеландии. Разумеется, сахалинские власти такое положение вещей не устраивало. К тому же по ходу дела выяснилась одна пикантная деталь: по слухам, изначально Сахалин имел свою долю в нефтяных проектах, но в результате ловких финансовых манипуляций остров и его администрацию просто из них “выкинули”.

Есть и противоположное мнение. Теоретически на областные власти могли затаить злобу другие нефтяные инвесторы. Известно, что в свое время не без влияния губернатора право на разработку месторождений “Сахалин-4”, “Сахалин-5” и “Сахалин-6” (работа на них пока не ведется и, по всей вероятности, не будет) получили одни компании и не получили другие. Впрочем, несмотря на все обиды и расхождения в суммах, относиться к “нефтяным” версиям серьезно можно лишь с большой натяжкой. На Сахалине работали крупнейшие иностранные компании, которые дорожат своей репутацией.

Кроме того, устроить диверсию на борту вертолета технически довольно сложно. Да и взрыва, коим обычно сопровождается теракт, не было. Перед полетом “Ми-8” стоял на открытой площадке, у всех на виду. Теоретически можно подставить стремянку, добраться до несущего винта и повредить лопасти. Но сделать это незаметно... К тому же то, что именно на этой машине авиакомпании “Халатырка” Фархутдинов отправится в полет, стало ясно в последний момент. По рассказам сотрудников аэропорта, губернатор просто подъехал на летную площадку и в частном порядке договорился с экипажем. Этим, собственно, и объясняется тот факт, что в полетный лист было включено всего 11 человек, тогда как реально на борту находилось 20.

По словам полномочного представителя Президента РФ на Дальнем Востоке Константина Пуликовского, практически все погибшие будут погребены в одном месте — на кладбище в Южно-Сахалинске. Там будет возведен мемориальный комплекс.



Партнеры