Великому горцу — 80 лет

8 сентября 2003 в 00:00, просмотров: 394

Певцу белых журавлей и широких дорог жизни Расулу Гамзатову сегодня исполняется 80 лет. Накануне славного юбилея мы созвонились с поэтом-патриархом.


— Я всегда писал на главные темы нашей страны, — сказал Расул Гамзатов, — о нации, о родине, о человеке и, конечно, о любви. Некоторые говорили, что я пишу по указке партии, но разве партия может объяснить, что такое любовь к женщине? Я сам кому хочешь объясню. У меня три дочери, четыре внучки, и я один на острове женщин. К сожалению, я потерял жену...

Вопреки мнению, что сегодня не время поэзии, Гамзатов уверен: жить без художественного слова тяжелее, чем с ним.

— Поэзию и вообще культуру я сравниваю с виноградом. Это богатство Дагестана. Но в свое время прошла антиалкогольная кампания, люди рубили лозы. Потом другие люди решили, что виноград надо сохранить, и началось восстановление виноградников. В поэзии и культуре случилось то же самое. То под видом цензуры, то под видом борьбы с ней неумелые люди начали делать революции. И это привело только к тому, что в последнее время не появилось ни одного шедевра.

— Вы часто бываете в Москве?

— Месяц назад был в Барвихе. А вообще мне и дома хорошо.

— В день рождения тоже будете дома?

— Полечу в Сочи к президенту Путину. Он приглашает. Две дочери и внучка едут со мной. Он мне там вручит орден, потом вернусь в тот же день в Дагестан и с дагестанцами буду отмечать юбилей.

— О чем ваше последнее стихотворение?

— Последнего еще не написал...

— Вам нравятся русские переводы ваших стихов?

— У меня замечательные переводчики: Гребнев, Козловский, Солоухин, Симонов, Николаевская. Некоторых уже, к сожалению, нет в живых.

Нам удалось связаться с Еленой Матвеевной Николаевской, которую с Расулом Гамзатовым связывает полувековая дружба — еще со времен Горьковского литинститута. И она подарила “МК” стихотворение великого поэта, которое еще не опубликовано.

Берегите детей



Время — ночь. Не хватает живого огня очагу...

Тот июнь я, наверно, забыть никогда не смогу:

Я отцовскую руку держу: о, Аллах, помоги!..

А отец говорит мне чуть слышно:

“Детей береги...”

Восходящее солнце, последние вспышки огня,

И высокие звезды одно повторяют, звеня:

“Берегите детей!” — чертит молния

знак без затей,

Вторят реки кипящие ей: “Берегите детей!”

Так случилось: домой не успел

возвратиться я в срок

Из краев чужедальних — и с мамой

проститься не смог...

И когда я к надгробью ее направляю шаги,

Все мне слышится, чудится голос:

детей береги...

На надгробных камнях я слова эти

высечь готов,

И для всех колыбелей мудрее

не сыщется слов...

Всех живущих, чья боль переполнила

душу мою, —

“Берегите детей!” — я прошу, заклинаю, молю...

О, я видел, как сокол птенцов

отправляет в полет:

Ставит их на крыло, а потом на охоту берет.

И они над вершинами гор совершают круги,

И плывет в синеве, не стихая: детей береги!

Песен множество разных в небесной

плывет вышине, —

Сколько разных мелодий и строк

вспоминается мне!

Но звучит, словно заповедь,

на перекрестье путей

Надо всем — как мольба, как набат:

берегите детей!

Годы шли за годами — и лет я

отцовских достиг,

И мой тополь все держится свежестью

веток своих...

В мире, полном опасностей, страха

и черных вестей,

Заклинаю, прошу и молю: берегите детей!

Берегите! Числом уменьшаться они не должны!

Берегите детей — от позора, чумы и войны...

Берегите!.. — кричит вся безвинно

пролитая кровь:

Я молитву творю, совершаю намаз

вновь и вновь.






    Партнеры