День города прошел в рамках

8 сентября 2003 в 00:00, просмотров: 163

Нынешний День города прошел под знаком здорового и безопасного образа жизни. Здорового — потому что на каждом шагу люди куда-то бежали. Бежали официанты. Бежали участники разнообразных марафонов. Бежали горожане, желающие посмотреть-поучаствовать. А безопасного — потому что на каждом шагу “бегуны” наталкивались на милицейский кордон с металлодетектором.

Вылазки террористов изменили нашу жизнь, и посреди любого веселья приходится думать о том, что гулянья могут закончиться грустно. Но москвичи, как и сама Москва, слезам не верят. Пусть и под охраной, и на бегу, но повеселились мы в выходные на всю катушку.

Всю субботу репортеры “МК” провели на улицах города.

10.40. Справа от Юрия Долгорукого, рядом со зданием “Банка Москвы” — генерального спонсора празднования Дня города, — устанавливают камеры телеоператоры.

10.55. На Тверской площади заканчивается репетиция. Ребята составляют из досок слово “Москва”. “Буква “в” кривая, “с” косая! — возмущается режиссер. — Еще раз, быстро! У нас осталось три минуты, потом на площади начнется зачистка”...

Не пугайтесь. Зачистить площадь — значит как следует подмести ее и выбросить мусор.

11.30. Несмотря на все усилия по разгону облаков, солнце никак не может прорваться сквозь тучи. Холодно. Но VIP-трибуны у мэрии почти заполнены. Почетные гости чинно ждут зрелища. Среди них — Патриарх Московский и всея Руси Алексий Второй, полномочный представитель Президента РФ в Центральном федеральном округе Георгий Полтавченко, министр иностранных дел Игорь Иванов, председатель Совета Федерации Сергей Миронов.

11.55. Вышло солнце. Появился Лужков. Церемония началась.

12.10. Георгий Полтавченко удивляет народ признанием в любви: “Никогда не думал, что когда-нибудь встречу женщину, которая год от года молодеет и хорошеет. Эта женщина (присутствующие слегка напрягаются) — Москва” (вздох облегчения).

12.20. К микрофону подходит Юрий Михайлович:

— Сегодня мы вспоминаем, как первый раз влюбились в столицу, в ее по-семейному уютные дворы и тесные переулочки. Мы стремимся с честью нести гордое имя москвичей. Сегодня нашей красавице Москве 856 лет, а она все молодеет и хорошеет...

12.25. После частого упоминания о “молодеющей и хорошеющей” красотке Москве оставалось только поднять ее флаг и объявить День города открытым.

12.35. В Театральном проезде стартуют 12-е Международные соревнования официантов по быстрой ходьбе с подносами. Представители 19 московских ресторанов и кафе покрылись гусиной кожей на осеннем ветру. Мужчинам предстоит пройти 300 метров, девушкам — 150. И хотя большинство участников соревнования работают по многу лет, все они изрядно волнуются.

Первыми должны отправляться в путь представительницы прекрасного пола. Лена Афанасьева с цифрой “3” на майке абсолютно уверена в своей победе.

— Материальный стимул есть? — спрашиваем мы.

— Никакого стимула, голый энтузиазм. Ну, дадут какие-нибудь призы, только не за этим ведь пришли.

— А отгул дадут?

— Я после забега сразу на работу, так что никаких отгулов...

12.45. На стартовую линию выходят первые “спортсмены”. Раздается выстрел, и участницы устремляются быстрым шагом вперед (бежать по правилам запрещено, но ближе к финишу ходоки об этом забывают и, придерживая падающие бутылки на подносах рукой, что тоже запрещено, припускают легкой трусцой).

— Ксюша! Давай, давай, давай! — скандируют зрители из группы поддержки.

За дамской суетой на дистанции наблюдает официант восточного ресторана Дима Тен в цветастом восточном халате. Между забегами Дима берет поднос и тренируется.

— Эх, не знал я, какие подносы будут и с чем, — вздыхает он. — Мне бы денек потренироваться вчера, точно бы победил.

13.50. На старт 19-го Международного марафона проникнуть не удается — милиция, как и было обещано, понаставила на Тверской немерено рамок-металлоискателей. И к месту старта не то что террористов — журналистов не подпускают. Что ж, безопасность — дело святое. Наблюдаем издали.

14.00. На Поклонной горе десятки тысяч отдыхающих, несмотря на холодный ветер, веселятся под эстрадные мелодии и наблюдают за конкурсом воздушных змеев.

14.55. На Лубянке собрались родители с детьми и молодежь. На сцене девчонки в морской форме — детская группа “Капитан”. Дети просятся к родителям на руки, чтобы было лучше видно. Тинейджеры кучкуются, потихоньку выпивают “беленькую” и приплясывают.

15.00. Возле все еще пустых Патриарших прудов (только на самом дне водоема виднеется зеленая жижа) густая толпа молодежи.

— Ребят, вы что, неформалы?

— Какие такие неформалы, мы курортники!

Объясняется все просто. Каждый год вот уже 30 лет в первую субботу сентября на “Маяковке” собираются “коктебельцы” и “гурзуфцы” — любители отдыха в этих славных местах. Но в этом году власти неожиданно запретили “сходку”. Дескать, будет мешать празднику. Вот они и пришли на альтернативную “явку”, пьют пиво, поют, смеются и матерятся.

— Кому мы мешаем? Сейчас “Маяковка” почти пустая. Собралось полтора десятка поэтов, и все. Нет, все-таки Москва не Гурзуф, ни тебе свободы, ни тебе отдыха. Сплошные запреты!

16.10. На Театральной площади выступает вице-мэр Валерий Шанцев. Он говорит, что Москва достойна стать столицей Олимпиады-2012, что все нужные спортивные сооружения уже есть, а кроме того, еще и новые появятся. И вообще, москвичи право на Олимпиаду заслужили. Москвичи поддерживают речь вице-мэра аплодисментами.

На большие экраны проецируется изображение площади, девушек, взгромоздившихся на плечи своих молодых людей. Вместе с ними над толпой парит некий мужик, тоже влезший на шею приятеля. Акробатов сильно шатает. Несмотря на ограничения в торговле алкоголем, многие уже изрядно наотмечались.

16.30.

— Вот девушка подходит молодая,

Да и червонец мне дает,

А кто еще нам денег и положит,

Тому гармонь как следует споет...

На Тверской напротив Центрального телеграфа зажигает импровизатор — мужик в шортах и с баяном. Кто кинет ему денег, про того он тут же сочинит пару строк. Поет и играет мужик плохо, но успех у него бешеный. Неподалеку танцуют брейкеры. Танцуют тоже плохо. Но и им устраивают овации благодарные и непритязательные зрители.

17.45. Под памятником Маяковскому стоят человек пять мужчин. Это собрались московские поэты. На них смотрят благодарные зрители. Их примерно в два раза больше. Поэты читают стихи. В основном они о России — искалеченной, пострадавшей, но до сих пор живой и “богоносной”.

18.30. “Простите, как пройти на Красную площадь?” — к нам на Воздвиженке подходит группа молодых людей. Мы объясняем.

— А во сколько “Скорпионз” начнет выступать?

— На этот концерт по билетам проходят.

— Вот, блин. А мы из Курска специально приехали...

19.00. “Ой, какой симпатичный зайчик!” Слова адресованы небритому мужику с поролоновыми заячьими ушами над головой. В толпе на Арбате он резко выделяется. Больше никого в таких маскарадных нарядах здесь нет.

— А зачем вам ушки? — спрашивает его молодая женщина.

— Так ведь праздник же!

— А-а, ну это же там, — машет она рукой куда-то в направлении Киевского вокзала. — А здесь праздника нет.

Это правда. На Арбате все как всегда. День города здесь не ощущается.

22.45. “Перегретый” народ наблюдает салют на Красной площади. Зрелище завораживающее, но большинству зрителей уже не до красот.

— С п-п-праздником города! Д-а-арагие москвичи! — раздается крик в толпе.

— Маш, вот мы и стали с тобой москвичами! Не прошло и одного дня. Не успели приехать, а уже коренные, — со смехом делится впечатлениями девушка с подругой...

А впереди этих и других москвичей ждал еще один день праздника.




Партнеры