Новый брат русского кино

11 сентября 2003 в 00:00, просмотров: 300

После Венецианского фестиваля у России появились новые герои: режиссер нашего фильма-победителя “Возвращение” Андрей Звягинцев, отхвативший сразу два “Золотых льва” (второй — за дебют), и, конечно же, юные актеры — Володя Гарин и Иван Добронравов, которые сыграли в картине главные роли. Как известно, свою победу режиссер посвятил памяти одного из них: Володя Гарин утонул через год после начала съемок — день в день — 25 июня 2003 года.

Ваня Добронравов, сыгравший в фильме младшего брата, поразил Венецию своей улыбкой и искренней детской непосредственностью, заявив корреспонденту влиятельной итальянской газеты “Corriere della Sera” на вопрос: “Значит, ты сам себе нравишься?” — “Вполне. Вернее, очень нравлюсь”.

Мы встретились с Ваней в московской школе-интернате №16, где он учится в девятом классе. Ваня родился в Воронеже 2 июня 1989 года. Когда ему было два года, семья переехала в столицу. В кино Ваня не новичок: снимался в телефильмах “Искатели” и “Тайга — курс выживания” в амплуа “хорошего мальчика”. Ваня — талантливый и умный парень. И, ценное качество для актера, скромный. Из отобранных для окончательных проб шести-семи человек (режиссер отсмотрел за полгода более 500 мальчиков) по внешним данным он не слишком подходил для роли Вани (так зовут его героя и по фильму). Но когда Звягинцев попросил его разыграть небольшую сценку, сомнений больше не оставалось.

Мы говорили с Ваней прямо в школе после его первого учебного дня по возвращении из Венеции:

— Как тебя встретили одноклассники?

— Аплодисментами. Весь класс закричал: “У-у-у-у!”

— Сниматься в кино интереснее, чем в школе учиться?

— Интересней, наверное... Хотя это совершенно разные вещи.

— Съемки учебе не мешают?

— “Возвращение” снималось летом. А с предыдущим фильмом я пропустил целый год: все время пропадал на съемках, потом было очень трудно наверстывать.

— Учишься хорошо?

— Давайте не будем затрагивать эту тему... (Ваня игриво поджимает губки и опускает глаза — актер!) Собираюсь как-то подтянуться.

— Съемки были тяжелыми?

— Очень. Иногда снимали сутками. Приезжали, снимали, спали по четыре часа, потом опять снимали: нужен был рассвет...

— Можешь сказать, как ты понял — о чем этот фильм? Ты ожидал, что он получится именно таким?

— Я вообще ничего не ожидал — просто делал то, что должен. Надеялся, что получится хорошо. Вот и все. О чем фильм? Он о некоем человеке, который вдруг появляется в жизни двух ребят и кардинально меняет их жизнь. Странный человек, загадочный. В конце фильма, если вы заметили, наши с Володей герои кардинально меняются: старший брат становится более мужественным, самостоятельным, а младший — наоборот, беспомощным. Володя Гарин считал, что отец прибыл к ним с некоей миссией, которую он должен выполнить. Сценарий мы обсуждали вчетвером: Андрей Звягинцев, Костя Лавроненко (играющий отца. — К.Ш.), Володя и я. Андрей все показывал нам сам — намного лучше, чем мы могли сыграть. Андрей — это суперчеловек! У нас вообще подобралась замечательная группа: Андрей, оператор Миша Кричман... Когда я прочитал сценарий, решил, что мы будем снимать все под его грузом — не будет никаких шуток, смеха на площадке. А получилось наоборот: было очень весело.

— В Венеции тебе что запомнилось больше всего, кроме награждения?

— Люди. Ты идешь по Лидо, и они к тебе подходят, без всяких задних мыслей обнимают и говорят: “Комплименти! Комплименти! Грация! Конгрателейшн!”

— Твой герой тебе близок?

— Абсолютно не близок. Это не я — на 300, 400, 500 процентов...

— В фильме есть момент, где отец, чтобы согреться, заставляет вас с Володей пить водку...

— И там действительно была водка. Причем мы снимали дублей шесть. Я уже к шестому дублю был такой хороший... К тому же я не запивал: по сценарию я отказываюсь от воды. И каждый раз я выскакивал из кадра с криками: “Воды! Воды!”

— Какие моменты съемок запомнились больше всего?

— Когда мы снимали самую первую сцену, где я один остаюсь сидеть на вышке. Дело происходит вечером, холодно, а вышка такая ветхая-ветхая, вся шатается... Сижу я там один, в плавках, а вся остальная группа стоит внизу, в куртках, все пьют чай и смотрят на меня. А меня пробирает жуткий озноб — мне холодно и неприятно.

— Ты и вправду боишься высоты?

— Нет. Если б боялся — никогда б на вышку не забрался.

— Как ты думаешь, будешь еще в кино сниматься?

— Хотелось бы. Я ведь из актерской семьи. У меня и папа актер (Федор Добронравов играет в театре “Сатирикон”. Мама Вани Ирина тоже закончила театральный вуз, но сейчас работает не по специальности. — К.Ш.), и брат Щукинское заканчивает. Так что вроде как на роду написано.

— Мало у кого из тех, кто стал знаменитым в детстве, сложилась нормальная жизнь...

— У меня есть мама, есть брат, которые для меня как маяки. Хоть малейший симптом “звездной болезни” — и сразу “пип-пип-пип”: “Ваня, скромнее! Еще скромнее! Ваня, ты не понял, — еще скромнее!” Так что я славы не боюсь.

Володя Гарин сыграл в “Возвращении” роль старшего брата. До того как его отобрал Звягинцев, Володя озвучивал в Петербурге (там он родился и жил) художественные и мультипликационные фильмы. Съемки оказались тяжелым испытанием. Ребята вообще все делали сами и все — по-настоящему: и гребли на веслах в шторм, и водку пили, и плакали... По сценарию Володин герой прыгает в воду с огромной вышки — “на слабо”. Предполагалось, что за юного актера прыгнет дублер. Но Володя сам захотел: “А чего, я плавать умею”. Он даже специально ходил в бассейн — пробовать.

25 июня шестнадцатилетний Володя Гарин утонул в Синовецком озере, в котором так часто купался: они с мамой ездили туда на дачу к друзьям. Снимали “Возвращение” как раз в тех местах — под Питером. Именно в этот день на “Мосфильме” был первый просмотр картины — “для пап и мам”. Володя, конечно, тоже очень хотел там быть, ведь на озвучании он видел только рабочий материал. Татьяна Витальевна, мама Володи, обнаружила приглашение в своей электронной почте на следующий день после смерти сына...




Партнеры