Прощание с Русланом

18 сентября 2003 в 00:00, просмотров: 336

В российском образовании как в спорте: рекорды ставят единицы, а напрягаются миллионы. Наши ребята регулярно завоевывают медали на международных олимпиадах, молодые отечественные ученые (особенно физики и математики) — самый ходовой товар на рынке мозгов. Но в престижных олимпиадах участвуют немногие, а толстенные учебники достаются всем. Плата же за перегрузки в обучении — здоровье ребят.


Министерство образования РФ решило пересмотреть учебные программы, избавить школяров от ненужной информации. Чтобы не приходилось всем как одному зубрить строение ланцетника или запоминать решение квадратного трехчлена. Кому надо — тот пройдет эту программу в профильных классах, а остальные проживут и без нее. Тем более что 90% школьных знаний никогда не пригодятся в жизни.

В министерстве разработан новый базисный план — самый главный для школы документ. В нем определено количество часов на каждую дисциплину. Многие предметы значительно “полегчали”. Но неожиданно выяснилось, что у новшества гораздо больше противников, чем сторонников. Что же вызывает недовольство учителей, академиков РАО, простых родителей?

Прежде всего — сокращение часов на естественно-научные дисциплины. В 6—7-х классах планируется в два раза (с 70 до 35) уменьшить количество уроков географии и биологии. На эти предметы теперь отводится всего один час в неделю.

— Неэффективность одночасовых курсов доказана практикой: при таком количестве уроков нельзя сформировать познавательный интерес. Следовательно, не избежать снижения уровня знаний школьников, — считает доцент кафедры исторического и социально-экономического образования АПКиПРО, учитель географии Ольга Крылова. — Новый базисный план не соответствует никаким учебникам по биологии и географии. А ведь они утверждены Министерством образования, на их разработку затрачены значительные средства.

Сокращение времени на естественные науки не означает, что ребята больше станут бывать на свежем воздухе или заниматься по интересам. Появятся дополнительные уроки обществознания, куда перекочуют темы экономико-политического содержания. В российской школе четко соблюдается закон сохранения нагрузки. О том, что нефть и газ добываются в Западной Сибири, ребята узнают из учебника географии, а что эти ресурсы продают в Европу — уже на обществознании. Общее количество уроков останется прежним, но вместо привычных предметов появятся интеграционные курсы (модули): “Право”, “Общество”, “Человек”, “Экономика”, “Социальная сфера”, “Политика”. Совсем как в США, где не любят забивать ребячьи головы конкретными знаниями. Дроби, к примеру, в Штатах проходят не в пятом классе, а в десятом, таблица Менделеева там изучается факультативно, а география сводится к рассмотрению карты своей страны. Зато о политике каждый американский старшеклассник рассуждает не хуже президента.

Изменения в новом базисном плане коснулись и русской литературы. В профильных классах программа почти не пострадала — писателей урезали не слишком сильно. Зато в обычной школе из 492 предметных тем предполагается оставить лишь 365 (сокращение на 34,3%). Исчезли многие произведения древнерусской литературы и фольклора — повести, мифы, сказки, былины. Значительно “похудели” Ломоносов, Державин, дедушка Крылов и даже — о ужас! — великий Пушкин. Солнце русской поэзии оставили без “Руслана и Людмилы”, а также некоторых стихотворений, считавшихся прежде незыблемой классикой: “Узника”, “Мадонны”, “Во глубине сибирских руд...”, “Ариона”. Александру Сергеевичу впору воскликнуть: “Выпьем с горя, где же кружка?”

Лермонтов лишился таких шедевров, как “Листок”, “Тучи”, “На севере диком стоит одиноко...”. Хорошо хоть “Мцыри” и “Героя нашего времени” оставили... Аксаков (“Аленький цветочек”) и Ершов (“Конек-Горбунок”) перешли в разряд необязательного чтива. Основоположнику соцреализма Максиму Горькому сохранили одну только пьесу “На дне” да два произведения по выбору. Не уточнили, правда, по выбору кого — учителя или ученика. Что если школяру нравятся рассказы про босяков, а педагог упорно навязывает “Старуху Изергиль” или “Песню о Буревестнике”? Конфликт отцов и детей в этом случае неизбежен...

Но самые большие потери понесли писатели ХХ века. Сергей Есенин и Владимир Маяковский лишились поэм, Михаил Булгаков — “Роковых яиц”. Шолохова (“Тихий Дон”) будут проходить обзорно. Литература второй половины двадцатого столетия целиком оставлена на усмотрение учителя. Субъективность во вкусах и предпочтениях может существенно повлиять на представление ученика о русской прозе, поэзии и драматургии прошлого века.

Новые стандарты среднего образования предполагается утвердить уже в этом году. В начале следующего завершится разработка учебных программ к ним, к 2005-му издадут учебники и пособия. После этого российское образование станет таким, каким его видят разработчики нового базисного плана. И будет таковым в течение нескольких десятилетий. За это время вырастет несколько поколений ребят, заканчивающих школу по облегченному варианту. Они будут править страной через 20—30 лет. И тогда мы получим новую Россию. Не хуже Америки, наверное. Вот только вряд ли мы останемся страной с лучшим в мире образованием.



    Партнеры