Олега Стриженова и Тамару Семину звезданули

20 сентября 2003 в 00:00, просмотров: 277

В четверг в бетон “закатали” руки Олега Стриженова и Тамары Семиной. А начиналось все так: музыканты играли джаз, журналисты курили, народ ждал — артисты опаздывали. Но вот под громогласные овации неизменного ведущего церемонии Валерия Москалева к ковровой дорожке подъехали два кабриолета. На белом “Линкольне” — Семина, на красно-черном Rolls-Royce — Стриженов. В течение пятнадцати минут актеры не могли пройти к сцене, раздавая автографы направо и налево.


Первой с поздравлениями вышла Любовь Слиска, не сказавшая о политике ни слова. Исправил это упущение сын Стриженова — Александр Стриженов, кинорежиссер и телеведущий, попросивший “уважаемое правительство не откупаться такими вещами” и почаще “вспоминать об авторском праве”. “Мы приватизировали творчество наших любимых актеров, поэтому, пожалуйста, оплачивайте каждый показ их фильмов”, — потребовал он. Спасла пошатнувшееся праздничное настроение самая младшая Стриженова — Саша. Будучи немногословной, она запрыгнула дедушке на руки, отдав предназначенный ему букет своему невеселому папе.

Поздравить коллег приехал и Михаил Ульянов, чей отпечаток когда-то был сделан одним из первых.

— Мы с Олегом вместе учились в Щукинском училище. Я, конечно, старше его и был на другом курсе. Но, я помню, уже тогда, если по коридору проходил Олег, все, кто там находился, тяжело вздыхали. А с Тамарочкой я хоть и не учился, но очень люблю ее творчество. Это прекрасные актеры, и я очень рад, что их не забыли.

После церемонии герои вечера поделились впечатлениями с корреспондентом “МК”.

— Олег Александрович, отпечатки ваших рук на киноаллее славы — залог того, что вы попали в историю?

— Наверное, да. Но только как точка, перед которой очень длинное распространенное предложение. Я на “Мосфильме” жизнь прожил. Только-только построили первое крыло дома на Мосфильмовской улице, как мне дали там квартиру. И, конечно, мне очень приятно, что именно здесь будет мой отпечаток. Но, с другой стороны, дороже этого… — он достал из пиджака маленькую синюю книжку с надписью “Народный артист СССР” — ничего быть не может. Признание такой империи — самое высокое звание, которого не удостоится уже ни один актер.

— Говорят, что на Rolls-Royce, на котором вас привезли, когда-то разъезжал Ленин.

— Он ездил на таком же, но не на этом.

— Тамара Петровна, какие были ощущения, когда вам сообщили о принятом решении?

— Вы знаете, я вам лучше скажу, как на это отреагировали все мои друзья. Все без исключения сказали: “Ну наконец-то, дождалась…” Честно говоря, я не ждала этой почести, тем более так скоро. Я очень рада, что собрался народ и, конечно, что я здесь вместе с Олегом.

— И тем не менее процесс волнительный?

— Это я только сейчас поняла. А когда ехала сюда, то была абсолютно спокойна. Я думала, что будет что-то вроде капустника, ничего необычного. Но, когда мне дали слово, почему-то забыла все слова.




Партнеры