Королева отдалась народу

22 сентября 2003 в 00:00, просмотров: 287

Эх, Тимошка! Что же ты, Тимошка Монтгомери, олимпийский чемпион Сиднея на стометровке, рекордсмен мира на ней же 2002 года, так опростоволосился в Москве? Россия же тебя и из кровати глубокой американской ночью для прямого телемоста вытаскивала, и жену твою гражданскую, знаменитую спринтершу Мэрион Джонс, от сына вашего грудного оторвав, пригласила, и денег за победу пообещала... В общем, как и положено “Московскому вызову”, всячески на спортивные подвиги вызывала. А ты? Уступил без боя свои почти что законные 500 тысяч долларов (!) за победу в “Лужниках” невразумительному для многих Джастину Гэтлину...


Американец Джастин Гэтлин, хапнув столько, сколько не заработал бы, даже выигрывая все коммерческие турниры сезона, был несколько прибит победой. Или просто заморожен в ночи. Но, чуть отогревшись, тут же заявил, что старт этот, завершавший мировой легкоатлетический турнир, был для него самым главным в сезоне. Что на полученные денежки он, пожалуй, купит дом, а остальное положит в банк — “буду срубать проценты”. Что Москву он пока что видел только из окна отеля — “чувствовал зверский холод”, но сейчас “вырвался и рвану с друзьями в какое-нибудь заведение — посмотреть настоящую Россию...” Не сомневаемся — посмотрел.

Ну на то она и легкая атлетика, чтобы преподносить сюрпризы. “Московский вызов” завершил мировой легкоатлетический турнир. И самый главный сюрприз, как всегда, преподнесла женщина — всеобщая любимица Татьяна Лебедева, пару недель назад ставшая чемпионкой мира в тройном прыжке, в Москве выиграла простой прыжок в длину! И обпрыгала при этом и серебряную медалистку чемпионата мира Татьяну Котову, и “золотую” француженку Барбер!

— Таня, как же так?

— Сама не знаю. Я вообще готовилась к своему законному тройному. Но вдруг позвонил менеджер и говорит: тройного не будет. Будет простой. И будем прыгать!

— И вы с таким приказом сразу согласились?

— А что — нормальный приказ. Я подумала: все что надо, в этом сезоне я уже сделала. После рождения ребенка вернулась в спорт сама, вернула победы, чемпионкой мира в Париже стала. Что мне мешает? Прыгну-ка я в Москве в свое удовольствие. Так что очень довольна результатом и сама на себя не нарадуюсь: так красиво все закончилось.

— От вашего удовольствия соперницы, кажется, не очухались до сих пор.

— Нет, поздравили. Ну а что? Первую попытку сделала и поняла, что все хорошо — холод мне не мешает. Я много тренировок провожу специально в холодную погоду, надо быть готовой ко всему — на Олимпиаде, например, я прыгала в дождь, нельзя создавать себе тепличные условия. И, если честно, я люблю прыгать, когда все ноют вокруг: “Ой, дождь, ой, холодно!” На этом чужом нытье энергии прибавляется. Потом — я к ноге сегодня неправильной сразу приспособилась, поняла: можно лететь.

— А какая из ног у вас неправильная?

— Я сегодня с левой ноги прыгала. В тройном же другой разбег.

— Говорят, если с левой ноги встал, значит, дурной знак...

— Между прочим, я еще утром подумала: “Вызов” — значит, вызов! Надо нервы и себе помотать, и соперницам. Вообще, знаете, то, что сегодня на стадионе было много молодых людей, это здорово. Да, трибуны опустели почти под конец — очень холодно, и, наверное, не всем понравились музыкальные перебивки, хотя и такими исполнителями, как Басков, Агутин, Долина. Но к этому надо привыкать: в России, чтобы привлечь зрителей, придется заманивать на спорт песнями. Но заманивать-то надо. Потому что... Вот представьте: я сегодня первый раз в России пробежала по громадному стадиону с нашим флагом в руках!

...Замерзнув, как и многие зрители, просто до изнеможения, по дороге домой я очень долго для себя решала: будет ли у “Московского вызова”, который поддержала ИААФ и даже присвоила ему официальный статус “Турнир по приглашению”, продолжение в следующем году? Начиналось все необыкновенно красиво — и церемонии открытия позавидовали бы многие унылые или же чересчур напыщенные церемонии громких спортивных мероприятий. Да и народу собралось на трибунах вполне прилично. Учитывая мизерный процент зрителей на других легкоатлетических турнирах (по разным причинам — от скудных залов до отсутствия информации и рекламы), те 30 тысяч, что пришли в “Лужники” к семи вечера в субботу, — много. Это плюс.

Правда, они как пришли, так и ушли почти все, еле досидев до половины шоу. И когда Юрий Борзаковский, красивейшим образом выиграв забег на 800 метров, сказал, что страшно доволен, что готовился и настраивался здесь только на победу и что зрители в “Лужниках” обалденные, оставалось только оценить его чувство юмора. Хотя Юра, вырвав победу краешком ноги и помахав почти пустым трибунам рукой, может быть, держал в памяти тех, действительно обалденных и радостных, зрителей — семи часов вечера. Так что тут и плюс и минус.

Ну, в том, что турнир понравился зарубежным участникам и они вновь приедут в Москву, да еще и группу заинтересованных в материальном достатке товарищей с собой приволокут, — сомнения нет: с таким-то призовым фондом. Это плюс.

Наконец, то, что Москва на самом высоком уровне — Лужков, Фетисов — долгое время говорила о легкой атлетике в связи с подготовкой и неплохой рекламной кампанией “Вызова”, это тоже плюс. Вячеслав Фетисов немного замялся, правда, на пресс-конференции, услышав вопрос “почему не приедет знаменитый Морис Грин?” (мало ли в спортивном мире Гринов!), но быстро все же получил ответ от информированных соседей по столу президиума — травмирован товарищ, лечится. В общем, турнира, совмещенного с шоу, все ждали и к нему готовились. И это уже половина завтрашних удач.

Вот поэтому я для себя решила, как знаменитый герой Андрея Миронова: погода — дура, березки, что подгоняли своими ветвями пронизывающий ветер к “Лужникам”, — кретинки. А легкая атлетика как была королевой спорта, так ею и остается. И вполне допускает к своему телу и песни, и пляски, и массовку в центре поля. Но начало турнира неплохо было бы перенести часов на пять дня. Возвращаться из “Лужников” поздним вечером — удовольствие не из самых приятных. И рассчитывать на то, что осень в Москве подарит хорошую погоду, тоже не стоит. Субботний колотун не исключение, а скорее правило. И может быть, стоит турнир попытаться втиснуть в какие-нибудь другие легкоатлетические сроки. Если нельзя поменять сроки, то самое правильное было бы, конечно, увести его под крышу. Но где она сегодня в Москве — та крыша, способная и согреть нормальное число зрителей, и создать приемлемые условия для спортсменов?

Все же остальное — растянутость во времени, технические накладки, отсутствие смешанной зоны, где журналисты обычно “тепленькими” берут спортсменов (они еще ни придумать, ни приукрасить ничего не успели), вопросы вполне решаемые. И можно, конечно, выпятив вперед недостатки, надавать по рукам организаторам мероприятия, только не так пока много у нас тех самых рук, что хотят приобщить народ к легкой атлетике. И запомнить крепко-накрепко стоит, пожалуй, самое главное: звезды мировой легкой атлетики Татьяна Лебедева и Юрий Борзаковский впервые в своей карьере пробежали в самом центре России с родным флагом. Перед родным зрителем.




    Партнеры