Соло жены президента

23 сентября 2003 в 00:00, просмотров: 619

Каково это — быть женой президента? Майрам Акаева, супруга президента Киргизии Аскара Акаева, отвечает на этот вопрос так: “С того дня, как Аскар Акаевич стал президентом, я не помню месяца, недели, чтобы на моей душе было спокойно”. Беспокойная жизнь мужа, главы государства, невольно спроецировалась и на первую леди Киргизии.

Да и сама Майрам не из тех женщин, которые пассивно запирают себя в кругу семейных забот. Она — президент Международного благотворительного фонда поддержки материнства и детства “Мээрим”, президент международного фонда “SOS детские деревни Кыргызстана”. По инициативе первой леди Кыргызстана по всей республике открыты 48 детских образовательных центров, под ее патронатом работают образовательные программы, такие как: “Детям Высокогорья — здоровье и образование”, “Компьютеризация сельских школ”, “Поддержка талантливых и одаренных детей”, “Поддержка сельских библиотек”.

И еще Майрам пишет. Автор свыше 40 научных работ, в том числе 6 учебников и учебных пособий, профессор Майрам Акаева в этом году опубликовала книгу “У надежды не бывает ночи”. Это полное эмоций и опыта прожитых впечатлений “сочинение на вольную тему” вчерашней студентки ленинградского института, ставшей женой аспиранта, который, в свою очередь, стал президентом независимого Кыргызстана. В своей роли первой леди Майрам Акаева встречалась с людьми, которые оставили след в истории. Они и есть часть этой истории, отраженной в ее книге: великий музыкант Мстислав Ростропович, писатель Чингиз Айтматов, китайский лидер Цзян Цзэминь, первая леди США и многие другие.

Сегодня, когда Майрам Акаева — гость нашей газеты, мы с удовольствием предлагаем читателям фрагменты из ее книги, в которых известные всему миру люди предстают с неизвестной стороны.

“И пошла плясать свадьба”

В марте 1997 года отмечалось 70-летие великого музыканта Мстислава Ростроповича в Париже, Москве и Баку. Нас с Аскаром Акаевичем пригласили на все торжества, но муж не смог вырваться, и мы с младшим сыном Илике поехали на праздничные мероприятия в Баку...

В Баку была прекрасная теплая весенняя погода... Кроме официальных концертов и торжественного заседания в честь четы Ростроповичей состоялся прием. На него они приехали с дочерьми, зятьями и четырьмя внуками. Зал приемов был оформлен как зал свадебных торжеств. Галина Вишневская и Маэстро сидели в своеобразном корабле с обручальными кольцами. Неожиданно для всех их объявили женихом и невестой. И пошла плясать “свадьба”. Она была проведена по всем правилам, традициям и обычаям азербайджанской свадьбы. По-восточному витиеватые тосты, посвящения, песни, пляски... Зал буквально стонал, когда основными исполнителями была вся семья Ростроповичей, начиная с пятилетнего внука до самого Маэстро. Царственно вела себя Галина Вишневская. Раньше я думала, что она неприступная, а на деле оказалась доброжелательной и веселой. И потрясающе красивой.

“Свадьба” состояла из множества ритуалов, но мне больше всего понравилось, как молодой “джигит-жених” уводил домой “невесту”. Впереди процессии шествовала танцовщица — красивая, в белом блестящем платье, с осиной талией. Высоко над головой она держала огромную чашу с пловом, над которой полыхало пламя. Это азербайджанская традиция: у молодых в доме должен быть достаток и вечный огонь. Зрелище захватывало дух. Азербайджанская красавица не просто шла, а пританцовывала, и делала это потрясающе мастерски. А пламя разгоралось все больше, взмывая ввысь. За ней “жених” и “невеста” — Слава и Галина. Они тоже танцевали. В такт кружились “дружки” — Муслим Магомаев и Тамара Синявская, исполняя песню о вечной любви. Незабываемая картина.

Увидев, что я растерялась, легендарный Полад Бюль-Бюль оглы пригласил меня поддержать общий дух. А за нами уже все гости вереницей пустились в пляс и пение. И все это под чарующую музыку оркестра народных инструментов. Я подумала, вот это “свадьба”. Ведь надо же было так интересно поздравить юбиляра.

В городе своей юности Ростропович летал среди гостей, как большая и светлая птица, охватывая всех своим обаянием. Одарил своей распахнутой радостью. И буквально обцеловал всех. Галина Вишневская шутила: “Как только слышу “чмок-чмок”, значит, там мой Мстислав Леопольдович”. Поистине солнечный он человек.

Как Чингиз Айтматов спас студентов

...Будучи студенткой, я постоянно чувствовала к себе интерес как к землячке великого Айтматова. В то время книги были большим дефицитом. За ними выстраивались длиннющие очереди. Ко мне обращались с просьбой дать почитать Айтматова, достать его новые произведения.

Однажды наша группа сдавала сложный коллоквиум по термодинамике. Курс вел декан, профессор С.Н.Богданов. Пройти через его коллоквиум было почти что все равно, как пройти огонь, воду и медные трубы. Наш староста Жора Добыш узнал “слабость” профессора. Оказалось, тот был горячим поклонником таланта Чингиза Айтматова. Жора начал меня уговаривать найти “выход из безвыходного положения”. Например, сказать профессору о том, что я из Киргизии, что я знакома с Айтматовым, и т.д. Естественно, я этого не могла.

Наступает критический момент. Наша подгруппа в последний раз пытается сдать этот адский коллоквиум. Мысленно готовимся к неудаче. И тут на всю аудиторию раздается голос Добыша: “Майрам! Так ты дашь мне книгу Чингиза Айтматова? Ты еще вчера обещала”. До этого момента профессор вел себя бесстрастно. Но тут видим, на его лице мелькнула тень заинтересованности. Прервав прием коллоквиума, спрашивает старосту: “К кому вы обратились?” И Добыш с явным удовольствием отвечает: “Здесь у нас находится землячка Айтматова — Майрам Дуйшенова. У нас образовалась очередь за его новой книгой, а моя очередь никак не наступит. Вот и не выдержал. Извините”. Профессор обращается теперь ко мне: “Так, значит, вы из Киргизии?” И тут опять встревает Добыш: “Да, Сергей Николаевич, Майрам из Киргизии! Еще и уроженка Таласа — родины Айтматова!”

И тогда профессор начал с воодушевлением рассказывать нам о Киргизии, о своей мечте побывать на земле Айтматова. В напряженной атмосфере коллоквиума завязалась беседа о творчестве писателя. И нам, и профессору уже было не до термодинамики. Уловка Добыша оказалась удачной. Наша подгруппа получила автоматический зачет. А профессор в один миг превратился в Чингиза Богданова. И говорили, что гордился новым именем...

Однажды мы поехали в Сумгаит на практику. В один из воскресных дней коллектив конструкторского бюро Сумгаитского химического завода пригласил студентов-практикантов на пикник в горы. Поехал с нами и начальник отдела. Узнав, что я из Киргизии, он расспросил меня про житье-бытье, про родителей. “Мне очень приятно познакомиться с вами. У меня есть замечательные друзья из Киргизии — Чингиз Айтматов и Бибисара Бейшеналиева. Совсем недавно я проходил лечение в московской клинике, где лечилась ваша знаменитая балерина, а Чингиз Айтматов часто навещал ее. Там я и познакомился с ними”, — сказал мне новый знакомый. Вскользь собеседник заметил, что они очень любят друг друга. Я с интересом слушала и, конечно же, не поверила. Ведь была советской студенткой, верившей в то, что советские люди любят только своих жен и мужей...

Вспомнился этот случай спустя многие годы, когда мы с Аскаром Акаевичем и Чингизом Торекуловичем в 1996 году перед юбилейными торжествами великой кыргызской балерины у нас дома смотрели фильм “Чолпон”. В главной роли в нем выступала Бибисара. Я увидела влажные, взволнованные глаза Чингиза-ага. А когда Чингиз Торекулович говорил речь во время юбилея выдающейся балерины, невозможно было удержаться от слез. Люди плакали. И я тоже...

Приглашение от Джеймса Вульфенсона

Вспоминается 1995 год. Пекин. Всемирный женский форум. Участниками его стали не только женщины со всего мира, но и главы международных организаций. Исключением не был и глава Всемирного банка... Заранее до начала форума я обратилась с просьбой к чрезвычайному и полномочному послу Кыргызстана в Китае организовать встречу с Джеймсом Вульфенсоном. Не было никакой надежды на положительный результат... Естественно, когда был получен ответ о согласии на встречу, моей радости не было конца.

Я подготовила доклад, изучила проекты, которые реализует Всемирный банк в Кыргызстане, и... приступила к его изложению... Он, видимо, понял мою неопытность, но самое главное, увидел мое искреннее желание помочь нашим женщинам. Я была счастлива, когда он пообещал, что Всемирный банк поддержит Кыргызстан.

Воодушевившись такой встречей, я начала ему писать пространные письма на дешевой бумаге при помощи обычной печатной машинки, даже не подозревая, что в мире уже ими не пользуются. Теперь только понимаю великодушие Джеймса Вульфенсона, который аккуратно отвечал на все мои письма. Но, как бы то ни было, наградой за мои старания были 500 тысяч долларов, дополнительно выделенных Всемирным банком в поддержку сельских женщин Кыргызстана.

В апреле 2002 года Джеймс Вульфенсон с супругой прибыли с официальным визитом в Кыргызстан. Вечером на приеме я, испытывая волнение, рассказала ему, что до сих пор помню ошибки, допущенные с моей стороны. А он уверял меня, что все было нормально и даже необычно, что о проектах Всемирного банка в республике знает первая леди.

Получился интересный разговор. Он рассказал о своей жизни. Известно, что Джеймс — хороший музыкант, виолончелист, регулярно выступающий с известными оркестрами. Но, что удивительно, первый раз он взял в руки виолончель в 40 лет. А я рассказала своему собеседнику о другом случае. Супруга бывшего президента Академии наук СССР Ольга Николаевна Марчук начала рисовать также в 40 лет и достигла немалых успехов... Если у человека есть талант, то он подобен роднику. В какой-то момент из глубин земли обязательно прорывается наверх...

“И мы с ним — с крупнейшим мировым лидером — вальсировали”

У первых леди возникают свои впечатления от встреч с иностранными руководителями. Так и я хотела бы рассказать о том навсегда запомнившемся вечере 27 апреля 1998 года, когда Цзян Цзэминь и его супруга организовали официальный прием в честь делегации Кыргызстана.

И вот огромный красивый зал пекинского Дворца приемов, утопающий в ярких цветах. Богато накрытые столы. Торжественная обстановка, которая является обычной для таких мероприятий. Множество гостей. Мне кажется, что Цзян Цзэминь, проявляя искреннее дружелюбие, сделал все возможное, чтобы сделать этот прием праздничным для нас. Банкет сопровождался прекрасным концертом китайских мастеров искусств.

Понемногу прием стал терять свой официозный характер и начал больше походить на дружественную встречу людей, давно и хорошо знающих друг друга. Тон всему задавал Цзян Цзэминь. Он пел в сопровождении оркестра русские песни, арии из известных китайских опер, танцевал, призывая всех последовать его примеру. Пригласил меня на вальс. И мы с ним — с крупнейшим мировым лидером и замечательным человеком — вальсировали. Я очень волновалась, но старалась не подвести такого галантного кавалера. Танцует он, оказывается, замечательно и по всем правилам...

Цзян Цзэминь был в прекрасном расположении духа, рассказывал, как учился в Москве, призывал нас спеть русские песни, но, к сожалению, мы не смогли достойно поддержать его, не знали слов. Да и голос у него был лучше. С Аскаром Акаевичем они во время приема загадочно шептались, что было любопытно. Могущественный политик, лидер такой гигантской страны, как Китай, доставил нам огромное удовольствие и радость...

Лора Буш тоже гладила пеленки

В Вашингтоне мне предстояла встреча с супругой президента США. В знаменитом Белом доме нас встретила Лора Буш. Подтянутая, в голубом брючном костюме под цвет глаз, без лишних украшений, улыбчивая, мягкая...

Подобно тому, как президент Дж. Буш встретил Аскара Акаевича словами: “Я рад видеть моего друга президента Акаева”, так и наша беседа с Лорой Буш была искренней, заинтересованной и непринужденной. Мы смогли по-женски поговорить о многом и убедились, как близки наши интересы и взгляды на жизнь. Конечно, зашел разговор о наших странах, семейных делах, о детях. Я интересовалась, как живут дочери — близнецы четы Буш, похожи ли они, как ладят между собой и т.д. Лора Буш рассказала, что, несмотря на то что девочки Дженни и Барбара — близняшки, они абсолютно разные. У одной глаза голубые, у другой — карие, волосы у одной светлые, у другой — темные, даже группа крови у дочерей Буш не совпадает. Учатся они в разных концах США, но каждый день созваниваются и поддерживают друг друга.

Мы увлеченно рассказывали друг другу, как воспитывали своих детей по книге доктора Бенджамина Спока, и, смеясь, вспоминали, как в каждом затруднительном случае спешили отыскать нужный раздел. К примеру: “Что делать, если малыш плачет?” Как гладили с двух сторон десятки пеленок в день. Лора Буш рассказала, как непросто ей было в первые дни, ведь сразу появились двое малышей. Но тогда они жили в одном городе с ее родителями и родителями Джорджа Буша, и, конечно же, бабушки и дедушки души не чаяли в крохах. Она сочувствовала мне, узнав, что я воспитывала своих старших детей вдали от родного дома, когда училась в аспирантуре...

Зная о любви Лоры Буш к книгам, думаю, что попала в точку, готовя для нее официальный подарок. Преподнесла хозяйке Белого дома главную книгу кыргызов — эпос “Манас”. Книга, по словам самой Лоры Буш, для нее лучший подарок...

Во время посещения Белого дома меня сопровождала моя дочь Саадат. Ее владение английским языком и умелое участие в беседе приятно удивили Лору Буш, а меня искренне обрадовали. Участие детей в таких встречах всегда придает им большую теплоту...



    Партнеры